По ту сторону ветра

Размер шрифта: - +

III. Глава 2 Изгнание

Глава 2

Изгнание

 

Ярый с трудом заставил себя уйти от лагеря людей. Но, как только сделал это – будто рывком вырвал нож из груди, - сразу же отправился к пожарищу. Он чувствовал зверей, которые мучились от полученных накануне ожогов. Леший находил их, снимал боль, залечивал раны, помогал найти новый дом. Кого-то избавлял от напрасных мучений… Потом долго расчищал завалы на пепелище, освобождая место для новых деревьев. Уже следующей весной зеленое кружево победит черную пустоту. Жизнь всегда побеждает…

Он старался не думать о том, что ждет его вечером. Для этого не останавливался ни на секунду, ни для того, чтобы поесть, ни для того, чтобы выпить воды. Когда солнце начало клониться к заходу, уже совершенно обессилевший, Ярый направился к озеру. Впереди было еще одно испытание.

Русалки рыдали в голос и рвали на себе волосы. Злата уже сидела на краю крохотного островка в центре, подруги последний раз омывали ее тело чистейшей озерной водой. Когда появился леший, все притихли, но, спустя секунду, запричитали еще жалобнее. Ярый сел на берегу, закрыл глаза и сморщился, будто страдает зубной болью. Он слышал, как одна из русалок в центре озера молила плачущим шепотом:

-Злата, милая, попроси! Попроси! Он сжалится над тобой! Ну что тебе стоит?

Но Злата скрипела зубами и молчала.

Две русалки с мокрыми от слез глазами, шмыгая носами, подплыли к Ярому, он вручил им свой нож. Они, снова разрыдавшись, поднесли его к тем, что мыли Злату. Русалка смотрела застывшим взглядом прямо перед собой. Только когда золотые пряди медленно и неслышно упали в воду, словно осенние листья, крупные слезы покатились из ее глаз. Но она продолжала молчать. Молчала и, когда озёрные колдуньи рисовали ей на коже затейливые цветочные узоры. Русалки изо всех старались сделать их красивыми, хоть они и означали клеймо позора для подруги. И они такими получились. Когда черные линии скрыли все плечи, спину и грудь, Злату повели к лешему. На мгновенье она подняла на него глаза, и он увидел в них все ту же несгибаемую ненависть. Так было даже легче. Ярый встал, вошел в воду и повторил слова ритуала.

-Я изгоняю тебя из своего леса, Злата. Ты выйдешь из этого озера и больше никогда не сможешь коснуться чистой воды. Теперь твоя жизнь и смерть принадлежит топи. Ты больше не русалка. Забудь свое прежнее имя и выбери новое. То, что может носить кикимора.

Потом он положил ей руки на плечи, и черные узоры вспыхнули на ее коже и запеклись, заставив изгнанницу рычать от боли. Русалочий хвост исчез. Злата встала на ноги. Теперь она не сможет, играя сознанием людей, казаться то обычной девушкой, то озерной колдуньей. Как не сможет и завлечь никого своей волшебной красотой. Не будет у нее больше такой власти над человеком.

-Иди и скрой свой позор на болотах… - Ярый отпустил ее плечи.

Злата еще раз глянула на лешего, оскалилась, то ли от боли, то ли от бешенства, и пошла прочь от озера, не попрощавшись с подругами. Русалки снова зарыдали, одна за другой уходя под воду. Теперь все озеро словно стенало и плакало. Но удаляющаяся спина Златы была прямой, а шаг ее твердым. Леший смотрел ей вслед, пока она не скрылась за деревьями. Он впервые изгонял русалку. И это оказалось сложнее, чем он думал. Убить ее на берегу в первом порыве гнева было бы гораздо проще…

Ярый поднял, оставленный русалками на берегу нож, и, шатаясь, пошел в лес. Он брел по пожарищу, один среди мертвых деревьев, черными кривыми иглами прошивающими небо. Теперь можно было не стараться заглушать свои думы, они не помешают провести ритуал изгнания, не испортят заговор, дело сделано. Теперь можно было, наконец, вспомнить… И леший тут же увидел свой лес – весь в трепетных лентах. Везде, где прошла Александра, где она коснулась коры дерева, листьев или мха – всюду остались осязаемые нити ее запаха. И они танцевали на ветру, указывая ее путь домой, к людям. Дорогу, что навсегда уводила девушку из жизни Ярого.

Леший остановился и поднял голову к небу. В одно мгновенье оно над ним потемнело, словно из ниоткуда вдруг собрались в один черный ком тучи. Два огромных грозных великана в небе скрестили оружие. Сверкнула молния, сделав все вокруг черно-белым, и вслед за ней прогрохотал гром. Упали первые тяжелые и редкие капли, но очень скоро они превратились в сплошной ливень, поднялся ветер, завыл в кронах деревьев. Ярый продолжал стоять, закрыв глаза и подставив лицо дождю. Молнии вспыхивали и гасли, грохотал гром, леший не двигался с места… Он все еще видел, как вздрагивают на ветру и рвутся невидимые нити, как дождь прячет от него то, что невозможно стереть из памяти. И то, что вопреки этому, нужно стереть непременно.

 



Светлана Сватковская

Отредактировано: 25.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться