По твоим следам

Размер шрифта: - +

Глава 6

Территория «пустоши»

Глупо конечно днём сюда являться. Но когда он в такие моменты был разумным? Мик тряхнул тёмной головой, убирая с глаз пряди волос. Ветер усилился не на шутку, поднимая клубы ржавой пыли и засохшую листву. Он предательски дул в спину, весьма ощутимыми порывами, словно хотел сбить с ног.

Старая дорога выглядела пустой и заброшенной. Ей крайне редко пользовались. Мик, крепко удерживая канистру, намеривался доставить бесценный груз заказчику, во что бы то ни стало. Восхитительный запах, который разносил ветер, говорил о том, что времени у спелых ягод осталось не так много.

Готьер прошёл ещё метров триста, когда почуял, что с любимым запахом смешался ещё один. Это был запах опасности, запах бензина. Ещё миг и звук работающих двигателей стал для него сигналом. Мик свернул с дороги, при этом перечисляя гневные ругательства. Какого чёрта тут забыл патруль? Он укрылся в тени деревьев, где с вершины холма ему отчётливо было видно полотно дороги и стоящий неподалёку бар. Он-то и являлся для него целью.

– На машинах, – Мик разглядел три броневика, прибывших в клубах пыли, – южане! Что забыли здесь?

Готьер вспомнил прошедшую ночь и его глаза вспыхнули. Вчера погибли несколько патрульных. К сожалению, он не успел спасти тех бедняг, но смог «позаботиться» о «волках», спалив там всё к чертям.

Сейчас ситуация становилась опасной. Он, конечно же, мог почти без труда провести северный патруль. Практически полностью тот состоял из бывших военных и новичков академии СБ. Это были работяги, просто делавшие своё дело. Люди, которых заботила только безопасность тех, кто попадался им на пути. Они, по сути своей, привыкли защищать всех, не деля на своих и чужих. Для них стены города являлись простой формальностью, а пустошь – лишь районом. Плохим, вечно проблемным районом, но частичкой их мира.

Южане, все как один – ищейки, выращенные и подготовленные лишь для того, чтобы находить и ликвидировать любую угрозу. Оснащение их весомо отличалось от коллег с севера. Этот район богат и имел великолепные ресурсы, которые щедро тратились правительством на собственную безопасность и безопасность границ.  Это подразумевало, по мнению Мика, и самую отвратительную практику, проводимую над офицерами патруля.

Проект «Звероформ» – искусственно созданная учёными Белого Купола сыворотка, вводимая всем экипажам южного патруля. Испытания были тайно возобновлены, как и игры в бога, рассчитывая, что не осталось в живых свидетелей тому, что этот проект натворил в прошлом. Но он знал! Он был жив, хоть и сам являлся одним из этих монстров. Самонадеянно считали, что сейчас сыворотка улучшена и не возымеет побочного эффекта?

Казалось, прошлого урока должно быть достаточно. Но не им. Сейчас опять наивно рады, чувствуя в своих венах дикую животную мощь. Как и те глупцы, что тогда согласились на испытания.

Мик издал тихий грудной рык, отодвигаясь дальше в тень. Он переместился, не давая потоку ветра разнести весть о его присутствии тем, кто высадился на дороге.

Теперь патрульные ждали указаний своего командира. Мик увидел его. Короткополая шляпа скрывала глаза, когда молодой мужчина медленно огляделся. Поднимая воротник чёрного пальто, Видаль глянул на холм, укрывавший полосу леса и застывшего там человека.

Мик видел, как он втянул носом воздух, смешанный с пылью, словно поисковая собака, и замер, вглядываясь в темнеющие деревья. Это длилось мгновение, затем Хавьер отвернулся, приказал людям рассредоточиться и обыскать округу. Сам же, к ярости Готьера, направился к бару в сопровождении двух офицеров.

 Они чуяли, они искали. Они и сами не подозревали, насколько близки. Мик столько раз порывался открыть патрулю правду, ткнуть их в неё, как шкодливых щенков, но в последний миг всегда останавливался. Если правда всплывёт, правительству Южного города придётся сворачивать свой проект.

Этих людей пустят в расход. Всех до одного. Столько жизней он забрать не мог. До тех самых пор, пока «звероформа» не прирастёт к ним чёртовой шкурой! Мик наблюдал, как они рыскали, расспрашивая людей. Естественно, все попрятались и отмалчивались. Оставалось переждать, пока чужаки уберутся и закончить своё дело.

Когда же смог безопасно выйти к дороге, Готьер направился к местному захудалому бару с незатейливым названием «Ласточка». Небольшой домишка принимал скудную горстку посетителей, и был скорее «логовом» хозяйки. Ханна проживала здесь, в комнатушке позади помещения, где были расставлены несколько столов и ветхих стульев. Вывеска над дверью бледно перемигивалась разноцветными лампочками, одна из которых особенно раздражала, постоянно пульсируя.

Мик толкнул ногой дверь с облупленной синей краской и попытался пробраться к стойке, не привлекая внимания. План провалился, поскольку руки занимала бесценная канистра, а нога в мокром ботинке соскользнула и не успела придержать дверь.

Она со страшным скрипом, а затем не менее страшным грохотом закрылась у него за спиной. На Мика оглянулись даже мухи, роившиеся у открытых окон. Осталось только стоять, ожидая последствий. Но завсегдатаи, лишь увидев блеск его глаз, опускали головы, стараясь отвернуться без резких движений. На этот раз вроде бы обошлось.

– Малыш! – раздался знакомый женский голос.



Оксана Головина

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться