По твоим следам

Размер шрифта: - +

Глава 13

Территория «пустоши»

Старая ветхая хижина так вросла в мягкую, поросшую высокой травой землю, что казалось, будто грязные окна выходили прямо из неё. Она стояла в гуще леса, укрытая влажным мхом и обросшая десятками страшных слухов и баек, придуманных обитателями пустоши. Люди обходили стороной это заброшенное место, наслышанные о странной старухе, которая жила одна уже многие годы. К ней обращались редко и в действительно серьёзных случаях. Когда надо было остановить мор, или принять сложные роды, ведь дети рождались в пустоши так редко и только трое из десяти достигали взрослого возраста…

Мик, шагая по мягкой земле, чувствовал, как в один ботинок потихоньку набирается вода. Дырки от укуса, оставшиеся на нём после встречи с маленьким задирой, напомнили о себе. Обувь пора менять. С этими мыслями Готьер грубо постучал в покосившуюся деревянную дверь. Труха с неё посыпалась на его ноги.

– Кого принесло?! – голос, старый и скрипящий, словно рассохшийся табурет, донёсся до Мика, нетерпеливо постучавшего снова.

– Открывай или я её сломаю! – потребовал гость.

– Да иду я, иду! – проворчали в ответ, – какого чёрта так терроризировать бедную дверь?

Наконец-то ему открыли, и Мик скептически оглядел хозяйку хижины. Маленькая бесформенная старушенция, похоже, была старше его самого, причём вдвое (если читать то, что после применённой сыворотки жил и не старел уже второй век). Серые, торчащие в разные стороны космы, не знали ни воды, ни расчёски.

– Ну, привет, красавчик. Чем милая дама может быть полезна? – она улыбнулась почти беззубым ртом, вызывая у Мика отвращение.

– Сгинь… – он грубо оттолкнул пятернёй, прямо в лицо, продолжавшую ухмыляться ведьму.

Та, не удержавшись на коротких кривых ногах, приземлилась на грязный пол. Пыль облаком поднялась вокруг старушки. Мик прошёл в тесную комнатушку, закрывая за собой ветхую дверь. Ведьма меж тем, не унывая, расправила драный подол, перевалившись на бок, и подпёрла косматую голову грязной рукой.

– Что рычишь-то? – поинтересовалась она.

– Иди к чёрту! Не до твоих выкрутасов, – молодой человек похлопал себя руками по карманам, вспоминая, куда девал найденную на скалах вещь.

– Может это поднимет тебе настроение?.. – мелодичный женский голос заставил Мика, теряя терпение, поднять хмурый взгляд на хозяйку дома.

Её дряблая старая кожа таяла на глазах, обращаясь гладкой, чистой, молодой. Теперь изящная, рука поддерживала прекрасную голову, со струившимися по плечам и полу медными кудрями. Восхитительное тело, не стеснённое более старыми одеяниями, ослепительной белизной контрастировало с чёрным от времени и грязи полом. Полные алые губы манили, улыбаясь. Она протянула к гостю руку, схватив за штанину.

– Иди ко мне… – томно произнесла красавица.

Мик потёр переносицу, чувствуя, что ещё мгновение и голова его закипит. Уставая ждать, пока друг закончит страдать идиотизмом, он освободил ногу, переступил через разочарованную нимфу и направился к неприметной старой стене. Два небольших лесных волка высунули головы из-за ветхой перегородки у почерневшего камина. Тот, что был моложе, почти щенок, приветственно тявкнул, махая серым хвостом. Мик подмигнул ему, нажимая на одну из досок. Он услышал знакомый щелчок. Стена отъехала в сторону, пропуская гостя в тайное помещение.

– Зачем пришёл средь бела дня? Что случилось? – мужской голос за спиной принёс Мику некоторое облегчение.

– Есть дело, Креш, – гость обернулся, про себя перекрестившись в надежде, что спектакль на сегодня окончен.

Крешник был его другом. Давним. Лучшим. Единственным. Сумасшедшим и гениальным. Чтобы сохранить свой секрет и выжить хоть как-нибудь в столь отчаянных условиях, ему приходилось использовать одно из своих детищ, которым он так любил давать звучные имена.

«Морок» словно щит отгораживал его от взглядов посторонних, позволяя им видеть лишь иллюзию. Ту самую, которую прибор им позволял. Образ старой сумасшедшей ведьмы подходил идеально. При необходимости Креш мог попасть практически в любую часть пустоши и оказаться вне подозрений. И быть в безопасности, оставаясь никому не интересным, ввиду аскетичного образа жизни и отвратной внешности…

Мужчина отключил ненужный в данный момент прибор, позволяя другу наконец успокоиться. Сухопарый, вечно всклокоченный, Крешник нетерпеливо потёр руки, следуя за гостем. Ноги его были настолько длинными, что казалось, занимали две трети всего его тела.

– Ну, я вижу, ты мне что-то принёс? – Креш выхватил накопитель из ладони Мика, умудрившись просочиться перед ним, первым оказываясь в неожиданно большом помещении.

Мик проворчал, устраиваясь в удобном кожаном кресле и немного расслабляясь в приятной прохладе. Система кондиционирования была настоящим подарком. Эта часть хижины, в отличие от передней комнаты, служившей ширмой для посторонних глаз, полностью обустроена, напичкана аппаратурой и лабораторными принадлежностями. Все её стены были уставлены различными приборами, назначение которых Мик с трудом понимал. Но ему достаточно и «Морока»…



Оксана Головина

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться