По твоим следам

Глава 25

Белый Купол

Музыка звучала слишком громко. Туфли слишком жали. Корсет платья слишком душил… Всё было «слишком».

— Я сейчас задохнусь, — прошептала Виктория.

— Теперь понимаешь, что не стоило приходить? — Зои расправила складки серебристого длинного платья, скрывая под ними травмированную ногу.

Она злорадно улыбнулась, глядя на мучения подруги.

— Лучше замолчи, Розевски, — прошипела ей на ухо Виктория, сдерживаясь, чтобы не дать пинка.

Она была полностью уверена, что туфли на два размера меньше, были выбраны подругой намеренно, просто чтобы достать её.

— Мы входим. Ради бога, не испорть всё, — предупреждающе проворчала Зои.

Виктория хотела ответить, но только прерывисто вздохнула от волнения. Хавьер и Дмитрий ждали их на верхних ступенях. Позади них яркими огнями горел огромный коридор, приглашая в само сердце Купола.

Рядом что-то снова проговорила Зои. Виктория не слышала её, она глядела на крыльцо, где спускались два офицера. Они казались совсем нереальными в золотом освещении. Оба коснулись земли ботинками почти одновременно. Левин, в белоснежном парадном камзоле, украшенном серебряными пуговицами. Видаль, словно его негатив, был в чёрном, сверкая золотом шитья и глаз.

— Как вам удалось, Хавьер? — Дмитрий с нескрываемым восхищением глядел на свою преобразившуюся подопечную.

— Это не моя заслуга, Димитрий. Тише… — Хавьер приложил палец к своим губам. — Не вспугните волшебство.

Платье Виктории, цвета спелой вишни, оставляло открытыми плечи. Корсет, расшитый камнями, охватывал тонкую талию и не давал нормально дышать. Зои заставила надеть туфли на высоченных каблуках, которые не позволяли ходить привычно широко и быстро. Не желая слушать возражения подруги, Зои заверила, что только подобная обувь заставит её ходить нормально, как женщина, и не опозорит при гостях. От раны на плече остался неприглядный, всё ещё болевший шрам, поэтому волосы Виктория оставила распущенными. Они осыпали открытую спину, спускаясь ниже талии.

— Добро пожаловать, Виктория. — Хавьер шагнул к ней, улыбнувшись.

Зои вздохнула рядом, расстроенно глядя на Левина. Тот не сводил взгляда со своей подопечной. Он как верный пёс не желал подпускать к ней никого, откровенно любуясь Викторией.

— Я здесь, дорогуша! Уделишь своей даме минуту внимания? — голос Зои опасно повысился.

Наконец опомнившись, Дмитрий повернулся к ней, приветственно склоняя голову.

— Ты должна извинить меня, Розевски. — Он усмехнулся и взял Зои под руку. — Я просто действительно рад за неё. Я рад, что она решилась.

— А я как рада! — Розевски потянула его в зал.

Виктория никогда не видела их в парадной форме. На вешалке, в шкафу Левина, одежда смотрелась внушительно. Но эффект, произведённый их появлением, был стократ сильнее. Если от офицера южан она ожидала подобного, то потрёпанный патрульный, волшебным образом преобразившись, заставил несколько раз оглянуться через плечо, пока Хавьер вёл её под руку по коридору. Левин такой красивый… Она не должна испортить сегодняшний вечер. Он просто обязан быть счастлив.

— Виктория, — Хавьер притормозил, останавливая её. — С ним ничего не случится. Верно, госпожа Розевски?

Зои утвердительно кивнула, затем потянула Левина дальше. Он подмигнул Виктории, и она немного успокоилась.

— Извини. Здесь я не на своей территории, — её голос звучал неуверенно.

— Ты на моей территории. Это всё, что тебе нужно знать сегодня. Просто наслаждайся вечером. Больше ничего делать не нужно, — мягко успокоил её Хавьер.

Наслаждаться вечером? Такое бывает? Капитан слушал биение её сердца, то притихающее, то вновь нарастающее по мере их приближения к огромной, обустроенной для празднования площади.

 

— Расправь плечи и не сутулься.

Зои видела, как подруга по привычке пытается засунуть руки в карманы, которые пыталась отыскать на платье.

— Их здесь нет. Сегодня ты женщина! Смирись с этим фактом. — Она зло ткнула Викторию в бок.

Хавьер слышал каждое слово, наблюдая за ними. Слышал и едва уловимый звук, который могла издавать только одна известная ему вещица. Виктория всё-таки повязала ленту. Алый край едва был виден из-под длинных волос. Он так хотел сейчас взять её за руку и не отпускать до конца вечера. Или до конца времён. Это желание так неожиданно охватило его, что Хавьер сцепил руки за спиной, боясь, что не сдержится.

Меж тем, музыка притихла. Взгляды присутствующих обратились к округлой сцене в центре площади. Хавьер сухо усмехнулся. На открытии праздника Главы городов выступают с приветственной речью. Незыблемая традиция…

Глядя, как Виктория сложила руки на груди, отступая в тень деревьев, Хавьер ещё больше нахмурился. Пробираясь через притихшую толпу, он слушал, как начали аплодировать тем, кто вышел поприветствовать приглашённых.

Зазвучали знакомые голоса, повествующие об успехах, достигнутых за прошлый год. Медовые речи лились с помоста, и Хавьеру стало казаться, что ноги вязнут в потоке сладкой лжи. Он подошёл к Виктории, и опустил обе ладони на её напряжённые плечи, чувствуя, как она успокаивалась. Виктория на мгновение обернулась к нему и ответила открытой улыбкой. Оставаясь с нею рядом, Хавьер прислушался к словам говорившей на возвышении Главы Вереск.



Оксана Головина

Отредактировано: 13.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться