По твоим следам

Размер шрифта: - +

Глава 27

Белый Купол

Отойдя в сторону, Зои вновь расправила сверкающее серебряным шитьём платье. Длинное, в пол, оно скрывало её искалеченную ногу. Туфли ей никогда не надеть, но она никому не собиралась показывать свои истинные чувства. Нога заныла, и девушка прислонилась к одной из установленных деревянных опор, обвитой разноцветными шёлковыми лентами. Беседка была возведена для желающих отдохнуть вдали от шумной толпы. Как раз то, что нужно. Если затеряться, то всё можно списать на обстоятельства. Её просто не должны найти до конца праздника.

Зои пригляделась к удобным плетёным креслам под занавесом и решила задержаться здесь подольше. Ступив на выложенную округлыми камнями дорожку, она привычно услышала металлический стук подошвы протеза. Но к нему прибавился и другой звук. Девушка не успела обернуться, как её схватили за руку повыше локтя.

– Наслаждаетесь вечером, Розевски? Отчего же в одиночестве? – сухой голос заставил Зои встрепенуться.

– Пустите! – девушка высвободила свою руку, отступая от профессора.

– Не хотелось бы думать, что вы избегаете меня, – Ссон внимательно глядел на неё, требовательно ожидая, пока Зои подошла к нему, словно кролик к удаву.

– Что вы задумали? – тихо спросила она.

Профессор достал из нагрудного кармана тонкий контейнер, выдвинул крышку и высыпал на свою ладонь серебристую капсулу.

– Вы должны заставить принять её.

Зои холодно глянула на протянутую ладонь.

– Она не станет, есть её. Она заподозрит! – губы в серебристой помаде нервно поджались.

– Нет, моя дорогая. Я говорю не о Виктории, – пояснил профессор, – вы должны дать это лейтенанту Левину.

Розевски отшатнулась от него, судорожно выдыхая.

– Я не желаю этого делать! Причём здесь Дмитрий? Вы сказали, что я должна только привести его на празднование.

Профессор не стал её дослушивать, произнеся как всегда спокойно и размеренно:

– Необходимо начать следующий этап. Не вздумайте пренебречь моими словами, Розевски. В случае отказа, этим вопросом займутся мои люди. И их работа не будет выглядеть столь элегантно.

– Он пострадает?.. – горло сдавил предательский ком, болью не дававший глотнуть.

– Спросите, пострадаете ли вы.

Ссон, вложив капсулу в ладонь девушки, сжал её, не давая упустить на пол. Затем он бесшумно покинул площадку. Зои осталась стоять, словно ледяная статуя, переливаясь серебром. Казалось, оцепенение длилось вечность. Затем она всё же смогла заставить себя повернуться к дорожке. Что он задумал на этот раз?

Как ей хотелось, чтобы всё закончилось раз и навсегда. Но уже долгое время, тайно проводя свои собственные исследования, она горько понимала, что всё ещё только предстоит. У неё не было волшебного средства, способного остановить изыскания ни исследовательских лабораторий, ни уж тем более Купола. Бессилие и ощущение собственного ничтожества, как учёного специалиста, не давали спать по ночам. Не давали жить вовсе.

Зои тихо подошла к центральной площадке, где кругом были расставлены столики, укрытые беседкой. Гирлянды огней обвивали деревянные опоры, создавая мягкое освещение. Девушка остановилась у стула с высокой резной спинкой, на которую Дмитрий повесил свой белоснежный камзол. Несмотря на прекрасную вентиляцию, становилось слишком душно. Или это были её собственные ощущения, вызванные муками выбора?

Зои видела, что лейтенант заботливо отставил её стул. Даже восхитительный белоснежный десерт на золотой тарелочке, так неожиданно сочетавшийся с лежащей рядом формой, был оставлен специально для неё. Зои смотрела на широкую спину Дмитрия, которую облегала тонкая белая рубашка. И справедливо, в тысячный раз, называла себя проклятым предателем.

Девушке так хотелось окликнуть его, что она едва остановилась, выдыхая уже набранный воздух. Признанием она не сможет им помочь. Жалость иногда приобретает странные формы. Пожалуй, именно так…

– Розевски! Ты просто должна это видеть, – Дмитрий почувствовал её присутствие и оглянулся. Он носком высокого ботинка пододвинул её стул, – присядь, тебе надо отдохнуть.

Она долго, не отрываясь, смотрела на узкий высокий бокал и искрившийся в нём золотистый напиток. Музыка пульсировала в висках, заглушая голоса окружающих людей. Отстукивая ритм в такт мелодии, Левин глядел на развлекавшийся народ и на какое-то время оставил её без внимания. Даже предупредив о том, что не собирается проводить с ней время, даже сходя с ума от переживаний за свою бедовую подопечную, он оставался рядом. Разрывался на части, но улыбался и оставался. Ну зачем человеку быть таким? Почему ты такой, лейтенант?!

Зои занесла руку над бокалом, не смея её разжать. Пальцы задрожали от усилий, и она от неожиданности даже приоткрыла рот, глядя, как серебряная пыль просыпалась сквозь пальцы, смешиваясь с золотом напитка. Капсула просто раскрошилась в её руке. Невинно растворяясь, она не оставляла и следа своего пребывания.

– Что не так, Розевски? – Левин обернулся к ней и, видя её замешательство, тепло накрыл трясущуюся ладонь девушки своей рукой, – Зои?



Оксана Головина

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться