По законам звездной стаи

Размер шрифта: - +

2. Дима

Мечты – они как песчаные замки. Ты их возводишь, громоздя одну на другую, а потом кто-то наступает на сооружение кирзовым сапогом. Влажный, осыпающийся звук – и нет мечты. Финита!

Кому-кому, а Диме об этом было известно прекрасно. Уже год он жил в Москве, а удача по-прежнему стояла тылом, не думая обернуться в даже мимолетном проявлении благосклонности. Утром – занятие по вокалу в училище, ночью раз в два дня – дежурство в магазине. Осень уже брала свое. По вечерам в городе было сыро и холодно. В магазине еще не включили отопление, да и дома, в съемной квартире, было зябко. Вдвоем с Маринкой они купили обогреватель, выбрав самый дешевый и маленький, но толку от него почти не было. Ночью они, набросав на себя все, что было теплого, стучали зубами, лежа на толстом ватном одеяле. Одолженный Егором надувной матрац Маринка случайно проколола ножом, когда по примеру аристократии решила позавтракать в постели. Дима страшно ругался, ведь именно ему пришлось идти к Егору и унижено просить прощения за испорченную вещь. Хорошо хоть тот не потребовал вернуть ему деньги немедленно.

После трагической гибели матраца, Марина, чувствуя за собой определенную вину умудрилась где-то раздобыть кровать: старую, обшарпанную, с растянутой сеткой и дряблым ватным матрацем. Спать на ней было тоже не слишком удобно, но, по крайней мере, гораздо теплее. Однако в последние несколько дней Диме все чаще приходилось ночевать в других местах: то у Егора, то на работе, то еще где-нибудь, потому что Марина, отчаявшись захомутать красавчика-соседа в свои тенета, решила устраивать личную жизнь с любым потенциальным женихом.

События последнего полугодия жизни Димы развивались каким-то неровными толчками: вверх, вниз, пауза… Однако в этой кривой падений было куда больше, чем взлетов.

Он стоял на улице, мрачный и пришибленный. Только что закончилось очередное прослушивание на роль в мюзикле. Маринка, ошарашенная новой возможностью, прилетела домой как безумная, начала тормошить и требовать, чтобы он пошел с ней.

-Дима, это молодежный мюзикл, почти как на Бродвее, - орала она. – Об этом пока мало кто знает! Ну, вставай же, скорее, пока туда не сбежалась вся Москва…

Паника, как известно, заразительна. До здания, в котором проходил кастинг, Дима и Марина долетели за час, что, учитывая расстояние, было почти невозможно. В метро они влетели, когда двери поезда уже закрывались, маршрутку пришлось брать штурмом, используя гитару как оружие. Сидя внутри, Маринка начала истерически подхихикивать и тыкать пальцами куда-то вбок. Дима скосил глаза на собственное плечо и увидел толстый шов. В спешке он надел кофту наизнанку. Маринка хихикала и кренилась набок, заваливаясь на недовольно косившуюся на нее толстую тетку в вязаной безрукавке. А вот Дима почему-то никак не мог разделить веселья подруги. В сердце зашевелился червячок нехорошего предчувствия, что и на этот раз они стараются зря.

Так оно и вышло. Уже на подходе к бывшему Дому пионеров, Дима и Марина увидели змеившуюся очередь как минимум сотни претендентов на роль. Однако в этой очереди что-то было неправильное. Поначалу Дима не понял, в чем дело, а потом сообразил, что в воздухе витает странное напряжение. Никто не распевался, почти никто не разговаривал. Лица молодых людей были напряжены и серьезны.

-Странно, - медленно сказал он. – Они как будто на бойню идут. Чего все такие злые?

-Никто внутрь не заходит, - ответила Марина, вытягивая шею. –Кажется двери закрыты. Неужели прослушивание уже началось? Мы же вовремя приехали…

-«Мало кто знает», - ехидно процитировал Дима подругу. –«Пока вся Москва не сбежалась»… Да вся Москва уже тут. И, похоже, с утра. Чего такой ажиотаж то?

-Мюзикл американцы продюсируют, - процедила сквозь зубы Марина. – Насколько я знаю, приличные бабки будут платить. Будут ставить что-то вроде «Нотр Дама». Говорят, даже Алмазов согласился принять участие. Премьера на Новый год ожидается, вроде бы по одному из центральных каналов покажут.

-По телику?

-Ну да, а что?

Дима вздохнул.

-Дура ты, Маринка. Кто же нас с тобой в ящик пустит? Тем более если сам Алмазов согласился принять участие. Да там даже массовка из звезд будет. Пошли отсюда.

-Ты с ума сошел? – яростно прошипела Маринка. Это же шанс, понимаешь? Шанс!!! Да я тут костьми лягу, а попаду на прослушивание!

-Где ты уже своими костьми не ложилась, а толку чуть, - ехидно фыркнул Дима. Марина покраснела и зло сощурила глаза.

-Не хочешь, не надо, можешь уходить, я тебя не задерживаю, - процедила она. –А я хоть до ночи останусь. Потом будешь локти кусать, и не говори, что я тебя не предупреждала.

Марина вырвала гитару у Димы и решительно направилась к очереди. Дима посмотрел вслед, не зная, следовать за ней или послушать голос разума и вернуться домой. Девушка, усиленно работая локтями, продиралась сквозь толпу, игнорируя недовольные реплики. Она еще несколько минут надеялась, что Димка побежит следом, как побитая собачонка, преданно посмотрит в глаза и прыгнет через горящий обруч.

Черт побери! Она возилась с ним уже несколько месяцев. Да, это он пустил ее пожить к себе домой, подставив плечо. Но, в конце концов, разве она не отработала его гостеприимство в койке? Разве не она стирала его грязные джинсы в старой ванне, старательно игнорируя сальные шуточки пьяного соседа, который всегда приходил помочиться в тот момент, когда Марина устраивала стирку или собиралась вымыться. Запор на хлипкой двери отсутствовал. Несколько раз Марина с визгом хлестала ввалившегося в ванную соседа мокрыми джинсами. Тот мерзко хихикал и уворачивался. Дважды он заходил в те минуты, когда она, красная и распаренная, сидела в ванне, одетая лишь в пену, а один раз он застал ее совершенно голой, когда она только-только стянула трусики и задрала ногу, чтобы забраться под душ. После этого случая Димка соорудил в ванной запор в виде тонкого крючка из проволоки. Но мастер из Димки был тот еще. Крючок плохо держал дверь, при нажатии дверь открывалась на пару сантиметров, не мешая сунуть в щель карандаш и поддеть крючок. Впрочем, если сосед пытался войти, Марина успевала прикрыться. Поэтому тот выбрал другую тактику. Он приоткрывал дверь и, сопя, наблюдал за процессом мытья, старательно шуруя потной рукой у себя в штанах.



Георгий Ланской

Отредактировано: 28.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться