По зову сердца

Размер шрифта: - +

Глава 15. Встреча с ледяными

Очнулась Нина от бесконечного кошмара дел, только когда последний закрытый фургон с товаром для демонов отъехал от крепости. Несколько месяцев промчались, словно одно мгновение. Ещё вчера она проговаривала каждый пункт с управляющими, потом сидела у себя в покоях и подсчитывала, во что ей обойдётся вся авантюра милосердия - и вот теперь настало время для беспокойства о доставке и сохранности произведённого.

Герцогство обогатилось новыми рецептами. Нина учила женщин варить рахат лукум, делать зефир, цукаты. Количество изготовленных пельменей зашкаливало, в оплату их каждая пятая пачка уходила на солдатскую кухню. Управляющие сначала недоумевали, для чего леди пытается фасовать всё небольшими порциями, но вскоре приняли это, нашли удобным для транспортировки и подсчёта, да к тому же, местная бумажная мастерская оказалась востребована и завалена заказами.

Их небелёная бумага как раз подошла для изготовления коробочек. Пельмени, сладости, сухофрукты, орехи, ягоды...   всё было взвешено килограммами, разложено в коробки, а те, в свою очередь, уложены в сколоченные ящики. Более того, все фургоны Нина утеплила двойными стенками, пространство между которыми было заполнено либо утрамбованной стружкой, либо мхом, либо спрессованным сеном, чтобы продукция за день не проморозилась.

Скрепя сердце командующий снабдил караван миледи лошадьми, и только тогда девушка узнала, что демоны, получая товар, отдают лошадей, впрягаются сами и с огромной скоростью дотаскивают продукты до своего города. Животных они у себя не держат по причине отсутствия корма.

Герцогиня вместе с управляющими собрали тридцать фургонов. На фоне привозимого товара из королевства это было немного, но никогда ещё демонам не слали столько сладостей, сахара, заготовленных чайных сборов, местных сухофруктов и привозных. Несколько фургонов были плотно забиты сухарями, галетами, солёной и сладкой соломкой, крекерами. Отправляли всё, что можно хранить долго.

 Все последние месяцы герцогство гудело, сплетничая о деятельности своей леди. Кухня никогда столь часто не узнавала один рецепт за другим. Её светлость в благодарность за отзывчивое отношение поваров  озвучивала не только те рецепты, которые нужны были для каравана, но и подсказывала, как можно использовать сыр в каждодневной готовке. С её помощью его начали растворять в соусах, запекать на мясе, на гренках, смелее стали добавлять в салаты. Раньше покупной сыр при свидетелях резали только господам на кусочки, теперь же рождалась смелость в обращении с ним.

Всё, что Нине, живя на Земле и работая титестером, нельзя было есть, всё это манило, и она досконально узнавала, как всё готовится. Она покупала красивые книги с рецептами, подолгу рассматривала картинки, изучала её. Нинин нос и её вкусовые рецепторы не терпели ненатуральных продуктов, поэтому она всё делала себе сама. Ей пришлось научиться готовить не только простую, ежедневную пищу, но и то, что обычно люди покупают себе: печенье, пирожные, конфеты. Это были очень редкие гости на её столе, но всё же были, и их изготавливала она сама.

У неё не было желания готовить в замке Алоизов, даже в герцогстве, если она что-то делала, то в основном для Дара, здесь же хотелось показать ледяному королю, что она тоже на что-то способна. Даже во сне она иногда бормотала: "Я тебе покажу! А то, ишь!"  и  это совсем не сочеталось с её громкими словами о дружбе народов.

Всё, что было задумано, было реализовано за прошедшие месяцы. Пельмени, вареники, колбасы, сыры, ткани...  ко всему прочему добавились зеркала, ножницы, душистое мыло, шампуни. Именно покупной товар съедал львиную долю денег, но зато Нина поняла, что ужасно богата, и все её траты укладываются в месячный заработок леди Керидской. Она даже подумала, что выплачиваемая ей тысяча золотых в месяц это повод для короля втайне ненавидеть её.

Дар, не менее занятой, чем Нина, вытянулся за это время ещё больше и с удовольствием учился кататься на лыжах, чтобы не отстать при предстоящей поездке на переговоры. Ему скучно было скользить по лыжне, он предпочитал коньковый ход, но больше всего любил с воплем скатываться с горки, которую сделали военные для него и всех ребят.

Леди Керидская не оставляла своим вниманием служивых. Они привлекались отныне ко всем крупномасштабным работам в крепости. Всё лето ухаживали за высаженными цветами, соорудили огромную детскую площадку, с наступлением зимы расчищали снег вокруг крепости.

Если раньше слуги следили только за дорогой и подъездами, то теперь можно было свободно перемещаться повсюду. Мужчины ворчали, а женщины радовались. Орава детей теперь пропадала на выделенной площадке, а не носилась по жилым помещениям. Да и с цветами жить оказалось приятнее, и все гадали, что посадит леди на следующий год и не попросить ли рассаду для себя, чтобы поставить её на подоконник.

 

Нина, закончив все дела по подготовке своего каравана, облегчённо выдохнула и снова нахмурилась. Арлинд сказал, что переправит её груз раньше других, и есть шанс, что они вообще не будут мозолить глаза приехавшим торговцам. Это всё хорошо, но надо же объяснить ледяным, как хранить подарки дальше! Вдруг они пельмени с варениками затащат в тепло? Или сухофрукты положат во влажное помещение? А догадаются ли они, как подарки приготовить? На коробочках всё написано, но вдруг они не грамотные?

Чем дольше Нина думала, тем больше вырастали страшные "а вдруг".

"А вдруг им ничего не надо?" - вернулась самая ужасная мысль. И всё, волнения нового рода захватили её.

Она вовлекла стольких людей, все пахали последние месяцы и не всегда за деньги и вдруг всё зря?  



Юлия Меллер

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться