По зову сердца (и других жизненно важных органов)

По зову сердца (и других жизненно важных органов)

[По зову сердца

(и других жизненно важных органов)]

 

 

«Наконец-то, отпуск!!»

Соскочив с кровати, Маша прямо босиком пустилась в пляс, громко и душевно напевая модную лирическую песню.

 

«Иду к тебе, лечу к тебе, лови-и-и

Ты счастья своего не упусти!

Сумей в руках его ты удержать!

Хоть весит оно восемьдесят пять…»

 

Последняя строчка была чистой воды экспромтом и – если уж смотреть правде в глаза – занижала эту самую правду на несколько килограммов. Но такая мелочь не могла испортить радужного Машиного настроения. Ну и пусть все подруги гораздо красивее неё, все как одна стройные и длинноногие. Пусть всё мужское внимание достанется, как всегда, им, а ей перепадут жалкие крохи и приглашения исключительно «за компанию». Пусть рядом с ними она, вполне себе симпатичная и уютная, по уверению Мишки, молодая женщина с чудесными волосами, глазами и душой будет чувствовать себя откровенно некомфортно… Пусть. Зато:

Первый за три года отпуск – штука по меньшей мере желанная, а в её случае и вовсе вожделенная. Когда пашешь на двух работах почти без выходных – суперзаманчивой покажется даже идея проспать вырванные у начальства буквально с мясом две недели на собственном дачном участке, в гамаке. И плевать, что сейчас зима… Но на деле отпуск обещает впечатления куда круче отсыпательных. Сон – это как раз самое глупое, на что стоит его потратить, потому что:

Та-дам! Она летит на Маллинку!

И – та-дам! – считай, задаром!!

Ради этого не то, что красивых подруг – «любимого» и осточертевшего до зубной боли начальника рядом потерпишь.

 

А получилось всё неожиданно: влюбилась и реактивно вышла замуж заводила компании Жанка. Вышла и в тот же день улетела с мужем на его Орион-16. Такой внезапной жизненной перемены она и сама от себя не ожидала, что уж говорить об окружающих. Подружки не вдруг отошли от шока и лишь недавно вспомнили о её давным-давно забронированном «билете в рай»… До поездки оставалась какая-то жалкая неделя, где за такое время найдёшь седьмую? По договору это необходимо: аборигены Маллинки повально помешаны на семёрках, тургруппы меньшей численности они могут даже «на порог» не пустить, а уж говорить о хорошем отношении и обслуживании и вовсе не приходится. Кто хочет так рисковать? Понятное дело, никто. Вот все и катаются туда бравыми септетами…

Девушки рьяно взялись затыкать образовавшуюся брешь и совершенно случайно вспомнили про свою бывшую однокурсницу, Машу Кошкину. «Кошку». Вечную толстушку-отличницу-зануду, временную подругу уровня «дай списать».

И ведь давала, куда деваться! Хотя от насмешек это спасало не всегда. Вне учёбы дружить с ней тоже было выгодно – вернее, выгодно смотреться на её фоне. Так что однокурсницы с завидным постоянством таскали Машу по вип-вечеринкам и прочим злачным местам. Она не отказывалась, прекрасно понимая подоплёку такой доброты, терпеливо «зажигала»… и попутно незаметно подрабатывала. Девчонки каждый раз ржали, наблюдая, как «Кошка нажирается» - не дорогими коктейлями, а очередным клубным десертом. «На халяву и уксус сладкий!», «куда ей, и так щёки со спины видны!», «не могу смотреть на эту самоубийцу личной жизни!», и проч., проч., и проч.

Маша ко всем подколкам относилась с показным равнодушием. Не будет же она признаваться, что ест не столько из любви к сладкому-мучному, а по производственной необходимости! Работа у неё такая – дегустировать и писать потом в меру восторженные, в меру разоблачительные рецензии. Под именем Мэри Кэ, уже довольно-таки известным, кстати. Так уж вышло, что её чувствительные от природы рецепторы наиболее чувствительны именно к десертам. Малейшие оттенки вкуса и запаха, качество исходного сырья – всё это можно оценить по одному малюсенькому кусочку. Но зачем себя ограничивать только им? Заведения такого уровня ей не по карману, так почему бы не совместить полезное с приятным? Вот только подружкам знать об этом вовсе не обязательно, а то из вредности брать перестанут.

Понятное дело, комплексы по поводу внешности у Маши были, и ещё какие, но в глубине души она продолжала верить в то, что полюбить можно не только красивую оболочку, но и красивую душу тоже. А что ей ещё оставалось?

 

Её мнение, кстати сказать, полностью разделял сосед Мишка. Узнай про него девчонки, задразнили бы вконец! Фамилия Мишки была Собакин – ну просто идеальная пара для такой, как она. А уж как они комично смотрятся вместе… Как в стародавнем мультике «Раз горох, два горох»: Машка – Хома, Мишка – вылитый Суслик, такой же длинный, тощий и лохматый. Угу, и деловой, в смысле, хозяйственный. Без «чемодана» с инструментами к ней в гости никогда не ходит - ведь у неё, криворукой, вечно что-то ломается. Начиная с дверной ручки и кончая галовизором. Он чинит, Маша в ответ кормит его домашними борщами-пирогами - словом, взаимовыгодный бартер налицо. И при этом никакого намёка на романтику, просто дружественно-соседские отношения. Несмотря на то, что вроде бы сытый Мишка исподтишка бросает на неё голодные взгляды. Не смотря на то, что она иногда задумывается – а что, если бы мы… Но потом неизменно себя осаживает. Нет, нет! Мишка – это всё же чересчур просто. Даже для неё. Как запасной, самый крайний вариант сойдёт, но форсировать события пока точно не стоит. А то разбегутся потом – и кто ей тогда будет всё чинить? Мастер приличных денег стоит! Даже с картой постоянного клиента…



Наталия Котянова

Отредактировано: 28.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться