Побег

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1

 

- Отстань дурак! – маленькая девчушка лет пяти, замахнулась ярко красной пластиковой лопаткой в сторону приставучего мальчишки. Последний, с завидным постоянством, давил ногой песочные замки, выстроенные белокурым ангелом в голубом платьице. Мальчуган лишь в ответ скривился в ехидной ухмылке и раздавил последнюю башенку.

- Вот дурак, - повторилась в своих незавидных знаниях ругательств девочка, и все же запустила своему недругу в спину злополучный игрушечный совок.

Мальчишка лишь громко расхохотался в ответ, схватил нехитрое орудие строительницы песочных замков и убежал.

- Отдай, - вслед вскрикнула девчушка и помчалась догонять своего обидчика. – Отдай! Это моя!

Мальчик демонстративно махнул несколько раз совком, бросил спешный взгляд в сторону обиженной малышки и устремился внутрь большого двора.

- Верни! – вновь закричала девочка.

- Догони, - ухмыльнулся в ответ пацаненок, набирая скорость.

- Верни! – обидчик юной строительницы ударился о грудь стоявшего на его пути мальчика.

- Смелый маленьких девочек обижать? – тут же рядом раздался точно такой же голос и из рук обидчика выхватили предмет спора детей.

Пацаненок от неожиданности раскрыл рот, разглядывая двух абсолютно одинаковых мальчиков. Именно они так бесцеремонно прервали его побег и встали на защиту любительницы песочных замков.

- Держи, - второй из близнецов отнял у обидчика и протянул подбежавшей девочке ее орудие труда. Первый же выдал пацану щелбан и рыкнув грозное «Еще раз!» отпустил.

- Спасибо, - тихо прошептала опешившая от такой нежданной помощи девчушка. Склонила голову сначала к одному плечу, потом к другому, разглядывая братьев.

Близнецы явно были чуть старше. Оба темноволосые, кареглазые, высокие. На обоих были модные джинсовые шорты, белые футболки. Единственным отличием был рисунок на футболках.

- Даня, - протянул первый мальчик.

- Денис, - тут же представился второй.

- Лиса, - чуть запнувшись произнесла девочка. – Вернее, Алиса. – Она уже более пристально разглядывала лица близнецов. Затем, ничего не говоря, согласно кивнула головой, вторя ей одной понятным выводам.

- А ты местная, - полюбопытствовал тот из братьев, который назвался Даней.

- Ага, - Алиса согласно кивнула головой и улыбнулась. – Я тут живу, - и маленький пальчик указал на один из ближайших подъездов длинного серого дома.

- А мы только сегодня сюда приехали, - произнес Денис и махнул головой в сторону стоящей напротив пятиэтажки.

- Угу, - бросила в ответ девочка и хитро прищурила глазки. – То же как Витька теперь смеяться надо мной будете?

- Не будем, - слаженно ответили близнецы.

- Ну тогда ладно, - согласно кивнула Алиса. Затем ухватилась маленькими ладошками за руки братьев и повела мальчиков в сторону качелей.

 

***

 

Писк. Противный, натяжный, монотонно пульсирующий… Он пробивался в затуманенное сознание, разрывал хоть и тяжелую, но такую успокоительную пелену. Бил набатом по оголенным нервам. Рвал душу и мысли, которые как-то странно медленно, с огромным трудом начали проявляться в замутненном сознании… но мгновенно терял четкость мысли/идеи/воспоминания.

Пищащий звук, словно вторя проявившимся возмущенным мыслям, тут же неравномерно дернулся, завопил более высокой пронзительной нотой, огненной лавой проходился по телу… и приносил боль. Адскую. Сжигающую. Смертельную. Она моментально охватывала тело, молниеносной лавой проносилась по всему организму, начиная от кончиков пальцев и устремляла всю свою мощь туда, где оставалась толика чувствительности. Боль достигала всех клеток и застилала разум. Тело прошивало удушающей огненной агонией. И все что чувствовалось вокруг – это всепоглощающий, выжигающий дотла жар. Хотелось кричать, выть, звать, но не получилось бы даже всхлипнуть. Толи сил не было, толи что-то мешало. Сил у девушки на больничной койке хватило лишь на то, чтобы дернуть парой тонких пальцев, покрытых почти прозрачной кожей.

- Тихо-тихо, девочка, - кажется, к запястью руки пострадавшей прикоснулись холодные пальцы. – Потерпи… Сейчас… станет легче, - тихий незнакомый мужской голос что-то говорил, а она лишь улавливала куски фраз, которые пробивались сквозь скрученный болью рассудок. - … хорошо все… - Но этот голос почему-то ее не утешал, не грел, не успокаивал. Он… раздражал чужой осиплостью и натужной охриплостью, незнакомыми нотками и каким-то странным нелепым утешением. Такой скорее, пугал, чем успокаивал. Раздражал.

- Машенька, - словно подтверждая внутреннее раздражение вновь раздался чужой голос, - барышне коктейль организуйте и анестезиолога вызовите. Рано тебе… милая еще… просыпаться… - Более ласково обратился к пытающейся очнуться пациентке мужчина в белом халате. Словно в ответ его словам, сознание больной стало медленно уплывать, прячась в успокоительную тишину. – Совсем рано, - врач утвердительно кивнул головой, наблюдая как успокаивается дыхание и сердцебиение так некстати побеспокоившейся девушки.

Ее тело изнутри пылало. Жар продолжал по-прежнему пытался съедать сознание, прятать смысл того, что происходило вокруг, затуманивать мысли болезненными спазмами, захватывать в свои цепкие объятия все, до чего мог дотянуться. И лишь медленное, спасительное забытье, постепенно отвоевывало маленькие части успокоительной прохладой, медленно укачивало, унося в мир спокойствия и умиротворения.

- Доктор, - сквозь боль, наступающий туман в мыслях, невнятный шепот, бесконечно противный писк послышался другой голос. – Что? – для нее сейчас он был обеспокоенным, но таким родным, любимым. Он казался маленьким, но ярким и необходимым лучиком, пробившимся сквозь эту неиссякаемую адскую мешанину звуков и боли.



Наталья Стрекоза

Отредактировано: 10.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться