Побег из спальни принца

Спальня первая. Часть 1

День Свадьбы: такой волнительный и долгожданный день в жизни каждой из девушек. И я не исключение. Как же долго я готовилась к этому знаменательному событию… Правда, если для большинства невест свадьба означает выбор цветов, платьев, закусок на стол, то я подошла скорее с познавательной стороны. Только изучала я не каталоги самых известных свадебных портных, а приемы боевых искусств, науку зелье варенья и еще несколько полезных приемчиков. (Кто знает, что приглянется в первую ночь милому муженьку?) Жаль, я обделена магией… Но этот недостаток я постараюсь исправить особым свадебным гарнитуром, о котором, впрочем, расскажу чуть попозже. А сейчас я прекрасная невеста. Вся в нежно-синем платье, должном подчеркнуть мою невинность. С поясом, расшитым золотом и драгоценными камнями, дабы указать на богатство нашего рода. В золотой короне на голове – почему, объяснять не буду. Я ведь принцесса! На руках моих шелковые ленты, к которым привязаны легкие серебряные колокольчики. Это давняя традиция. Она символизирует легкость моих помыслов и чистоту души. Правда, звеня этими колокольцами я чувствую себя не лучше, чем корова, вышедшая на лужок.

Шлейф мой такой тяжелые и длинный, что его тащат сзади аж три пажа. Сегодня отличный летний день, и бедняги обливаются потом. Мне их искренне жаль. Хотя их мученья ничто, по сравнению с тем, что испытываю я сама, облаченное во все это много килограммовое великолепие. Мои русые кудри, уложенные в изящную прическу, намокли под тяжестью короны. Тело ноет от жуткого корсета. Толстый слой макияжа, которым меня украсила госпожа «свадебный стилист» готов вот-вот облупиться. Во всем этом наряде, да еще под взглядами нескольких стен любопытствующих зевак и достопочтенных гостей, я ощущаю себе диковинным экспонатом, привезенным лишь ради увеселения людей. Отчасти, так оно и есть.

Глазами, я ищу в рядах собравшихся в соборе Эрика. Ура! Он здесь! Стоит в третьем ряду. Ловлю его веселый взгляд, и на душе легчает.

Нет! Нет! Нет! Эрик – это не тот, о ком вы подумали!

Конечно же, прозорливый читатель, вы решили, что я влюблена в бедного садовника, или конюха, или еще там кого, обычно не подходящего для принцессы, но желанного, ибо запретного.

Увы. Боюсь вас разочаровать. Эрик не подходит под эти критерии. Не под один из них.

Во-первых, Эрик и сам принц. Правда очень маленького королевства, граничащего с нашем, но все же, размеры королевства не отменяют статуса принца.

Во-вторых, Эрик вовсе не мой возлюбленный, а мой лучший друг.

Да, он не дурен собой. Этакий зеленоглазый шатен. Но я выросла вместе с ним, и не могу представить его иного, чем лазящего по деревьям в коротких шортиках, или же стреляющего в меня из рогатки в одной из наших военных игр. А после таких воспоминаний, поверьте мне, очень сложно настроиться на лад романтический.

Поэтому Эрик мой друг. Мой лучший друг. И он обещал быть со мной и в горе, и в радости. Что означает: он поможет мне сбежать из спален моих любимых муженьков.

Все. Добралась до алтаря. Ура!

Не в смысле ура свадьбе, а в смысле: Ура! Я могу постоять и отдохнуть!

Смотрю на своего будущего мужа.

(Матушка, подозревая о моих планах, решила не раскрывать мне имен претендентов, дабы усложнить задачу.) Так что будущего мужа я вижу впервые и…

Это граф Дюрский! Ого-го! Постаралась маменька! Красавец. Под два метра ростом. С роскошной гривой золотых волос. Глазища: голубые океаны. Ровный ряд огромных жемчужных зубов. Молочная кожа. Одним словом: идеальный самец. Ой. Я сказала самец? Я имела в виду король. Идеальный будущий король. Народ, по крайней мере женская половина, его полюбит. Вдовствующая королева, стоящая справа от жениха, кидает на меня высокомерный взгляд. На ней сегодня черное траурное плате, как и всегда, после смерти моего отца, хотя я-то знаю, как ликует в душе мамочка. Но виду она не подает. Начесана, уложена, застегнута на все пуговки – как и всегда. Ее рубиновые глазища сверлят меня, словно матушка ждет, что я сбегу прямо здесь и сейчас. Ну уж нет. За неисполнение долга с принцессы штраф в размере ее головы на эшафоте. Так что я стою смирно. Приглашенные гости, так же разодетые и напыщенные, переминаются с ноги на ногу в ожидании часа казни. Вернее «свадьбы». Что же до меня, то я покорно даю Дюрскому свою руку, и священник начинает длинную, нудную церемонию.



Ирина Муравьева

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться