Побег из спальни принца

Спальня вторая. Часть 3

Эрик был честен, когда писал, что шахматы – это сильная сторона барона. Он действительно играет очень и очень хорошо. Правда, супруг мой не знает, что когда я была маленькой, еще при жизни отца, шахматы были и моей любимой игрой. Папа всячески старался поддерживать во мне это увлечение. Он говорил, что хороший правитель должен быть хорошим стратегом, а где ее научиться стратегии, умению, выдержке как ни в шахматах? Правда, сразу после смерти папы я начала брать совсем иные уроки…Мачеха, старясь избавиться от меня, постоянно придумывала что-нибудь вроде «достань золотое яблоко, растущее на серебряном дереве груши, чтобы исцелить больного кузена» и так далее, и тому подобное…Но об этом я вспомню как-нибудь в иной раз. А сейчас, я играю самые важные шахматные партии в своей жизни. Мы договорились на три раунда. Барон поддался мне в первом. Я почувствовала это. Думаю, муж мой посчитал это хорошим тоном… Второй же раунд я поиграла. И теперь все зависело от нашей последней игры.

За окном уже начало вставать солнце. Я поставила свою фигурку на доску, и барон объявил мне шах и мат.

Грустно. Но, по крайней мере, мой муж выиграл у меня честно.

Я слабо улыбаюсь и начинаю медленно расстегивать верхние пуговицы платья.

-Не надо, - внезапно говорит Канинштейн.

Мои руки останавливаются. Я смотрю ему в глаза и ничего не понимаю.

-Вы прекрасно боролись, принцесса, - улыбается мне супруг, - И видят боги, я получил истинное удовольствие от игры с вами.

-Я тоже.

Я говорю правду. Не смотря на проигрыш, мне понравилось играть с этим человеком.

-Любопытно, как усложняет нашу с вами ситуацию более близкое знакомство! – смеется барон, - Если в начала вечера я думал, что смогу совладать с вами, то теперь…

Я молчу, затаив дыхание.

-Габриэлла, - вздыхает Канинштейн, - Я не хочу принуждать такую девушку как вы. И я вижу, что не буду любим вами в качестве супруга.

-Но разве не хотите вы стать королем? – спросила я мужчину, мои руки все еще на пуговицах платья.

Вместо ответа, барон подошел ко мне очень близко, снял мои руки с груди, и прижал их к своим губам. После этого легкого поцелуя, он выпрямился и сказал:

-Давно, я уже знал любовь в лице своей покойной супруги. Принимая приглашение королевы стать вашим мужем, я тайно надеялся, что познаю с вами вновь это чувство. Но, проведя с вами ночь и партию в шахматы, я понял, что не буду любим. Потому, простите, но я не могу стать вашим супругом.

Я опускаю глаза. Я выиграла. Но мне почему-то грустно. Барон Канинштейн оказался достойным человеком. Возможно, он был бы отличным королем.

-Благодарю, - встаю я, и протягиваю барону свою руку, - Я не забуду вашей доброты.

Супруг мой лишь кивает мне в ответ.

За окном поют петухи.

Мы выходим из комнаты друзьями, и уже через час наш брак признают не действительным.

 



Ирина Муравьева

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться