Побег от неизбежности

Размер шрифта: - +

Побег от неизбежности

I

— Андрей, перестань! - смеясь, кричала Алиса.

Её светлые волосы эффектно развивались от потоков тёплого летнего ветра. Послеобеденное солнце ярко освещало аккуратную центральную улицу города.

Андрей бежал по тротуару с девушкой на руках. Ещё давно, с самой первой их встречи, он знал о её боязни высоты, и, хотя один метр над землёй не вызывал ужаса, но все же нервы Алисы напрягались, от чего она впадала в смешанное состояния веселья и страха, в котором мило покрикивала и обхватывала Андрея. Ему это нравилось. Нравилось, как её руки крепко сжимают шею, как она грудью прижимается к нему и игриво просит поставить её на землю. Он же, напротив, резко подкидывал её вверх или начинал бежать, держа Алису на руках. В такие моменты они чувствовали себя детьми, счастливыми и беззаботными.

После очередного вскрика девушки Андрей услышал справа чей-то голос, но слова не удалось расслышать. Парень аккуратно поставил девушку на землю и обратил взгляд на говорящего человека. Это был их старый общий знакомый – Витя. Когда-то они были хорошими друзьями, но сейчас, после того как между Алисой и Андреем завязались отношения… Что-то в общении старых друзей пошло не так. И вот сейчас Витя раздражено произнес, повторяя сказанное ранее:

— Упасть не боишься? – странная улыбка на мгновение промелькнула на его лице.

— Та нет… Привет, кстати, ты чего тут?

— На тренировку иду. Привет, Алиса!

Девушка повернулась к Вите и улыбнулась: «Приветик». Андрей уловил странную смену выражения её лица. Тень непонятной подавляемой эмоции на мгновение промелькнула в мимике Алисы. Её взгляд встретился и задержался с Витиным. Тут же он произнес:

— Ладно, я спешу, пока, – и зашагал прочь.

Алиса с Андреем остались стоять и молча глядели ему вслед, каждый думал о своем. Вскоре они продолжили прогулку. Алиса заметила резкую смену настроения парня и ехидно спросила:

— Что это мы замолчали?

— Да так, о своем думаю…

Внезапно зазвонил чей-то телефон. Алиса достала смартфон из сумки и взглянула на экран. Она выключила звук и начала класть его обратно, как Андрей резко вырвал телефон из рук:

— О, Олежка! Всё ещё сохнет по тебе что ли?

— Не знаю, до сегодняшнего дня он давно уже не звонил.

— Давай-ка я с ним пообщаюсь.

— Эй, ну не надо!

Алиса попыталась выхватить телефон, но Андрей поднял руку и отвел ее в сторону дороги. Девушка потянулась за ним, но начал шагать еще дальше. Она сделала резкий рывок, но не удержалась на ногах и полетела прямо на проезжую часть. Через секунду она уже вскочила на ноги, пока Андрей только начал осознавать, что происходит. Справа послышался гулкий сигнал автомобиля и писк тормозов. Алиса оказалась прямо под колесами грузовика…

Затем крики, какие-то люди подбегают, что-то говорят, кто-то куда-то звонит, но у Андрея перед глазами лишь тьма и безжизненное окровавленное искалеченное тело, тело, которое он так любил и берег.

Через час он начал постепенно приходить в себя. Тяжелейший ком в горле, наконец, дал о себе знать в виде струй слез по всему лицу. Все тело Андрея будто охватила судорога, и он сидел на своей кровати, глядя в одну точку, не имея ни сил, ни желания на любые движения. Только кулаки были сжаты до посинения .

«Она — все, что у меня было и теперь её нет».

Все что он помнил после того как сбили Алису состояло из кучи бессвязных отрывков. Прохожие, скорая, полиция… Медики привели его в чувство и полицейский смог задавать вопросы. Все что он помнил, это как он в ужасе и в полубессознательном состоянии прерывисто и бессвязно попытался рассказать о том, как все произошло, а полицейский сказал, что свяжется с ним, как только закончит неотложные действия. Как Андрей попал домой, тоже не помнил. Две ужасные мысли, как два огромных камня нависли над ним, готовые сорваться и раздавить истощенный разум: «я лишился последнего близкого человека, всего, что у меня есть», «я виноват в том, что случилось». И хотя эмоции уже давно бушевали, сознание все же, как это часто бывает, отказывалось верить в происходящее. Он не ощущал времени, ничего не видел и не слышал. Только глубочайшая душевная рана зияла и болела страшно и невыносимо. Вид искалеченного трупа Алисы стоял перед глазами. Так прошел вечер.

Разум Андрея уже вышел из оцепенения и начал хаотичный подбор успокаивающих и обнадеживающих суждений:

— «Может, она жива?»

— «Нет», — отвечал внутренний голос, — «Ты слышал вердикт врачей скорой помощи»

Однако, сознание все еще оказывало сопротивление:

— « Этого всего не может быть, этого не могло произойти, я не верю»

— «Ты видел все собственными глазами! ТЫ САМ ПОДВЕЛ ЕЕ К ДОРОГЕ И ДАЛ УПАСТЬ!»

Андрей схватил себя за волосы и в ужасе закричал:

— Нееееееееет! – и упал без чувств.

Через некоторое время часть сознания, которая отчаянно отказывалась принимать смерть Алисы, вернулась к нему. В тот момент каждый нейрон, каждая нервная клетка и каждая жилка, каждый волосок на теле парня напряглись, будто вынуждая своей энергией время повернуться вспять, дабы воспрепятствовать случившемуся.

Тяжелейшее физическое и психическое истощение дали о себе знать и Андрей провалился в глубокое небытие, что трудно назвать сном. Каждая нервная клетка его тела по-прежнему пульсировала под принуждением той части сознания, что неотступно уверовала в то, что все еще можно исправить.

II

Лучи июльского солнца упали на лицо. Глаза сквозь веки ощутили свет и резко открылись. Андрей посмотрел на потолок и тут же в голове цепочкой пробежали воспоминания о вчерашнем дне. Тяжелейший острый поток тут же наполнил все пространство грудной клетки и подступил прямо к горлу. Слезы не шли, а во рту было невероятно сухо. Все же, инстинкт самосохранения был сильнее любых, даже самых сильных эмоций, поэтому неведомая природная сила, будто в обход его воли, подняла парня с кровати и принудила пойти на кухню утолить жажду. Пока он шел, ощутил странность в расположении предметов вокруг, в фокусировке взгляда и в ощущениях в собственном теле.



Владислав Романюк

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться