Побег в себя

Размер шрифта: - +

23. Ты стал моей слабостью

*от лица Киры*

В чувство меня привёл резкий неприятный запах. Инстинктивно попыталась дёрнуться и увернуться, но кто-то с силой удерживал мою голову в своих руках. Она всё ещё болела, но неприятный запах не уходил, поэтому с трудом разлепила глаза. Первое, что увидела – это два обеспокоенных взгляда. Макс облегченно выдохнул и убрал, наконец, ватку от моего лица. Оказалось, что лежала на диване, в его кабинете, а моя бедная голова покоилась на коленях Никиты.

– Ты как? – первым нарушил тишину Ник.

– Жива, как видишь, – еле слышно пробормотала в ответ, потому что язык не желал слушаться.

– Кто это был? – мгновенно отреагировал Макс, садясь рядом с диваном на корточки и пристально наблюдая за мной, словно боясь, что я вот-вот снова отключусь.

– Девчонка Андрея. Они ещё здесь? Мне нужно с ним поговорить…

Я попыталась встать, но, конечно, мои «няньки» не дали мне этого сделать. В четыре руки вновь прижали к дивану.

– С ума сошла?! У тебя возможно сотрясение, нужно в больницу, а ты собралась выяснять отношения со Смирновым. Я сам с ними разберусь.

– Если мы знаем, кто это был, то почему не заявить в полицию?

Никита пытался выступить голосом разума во всём этом безумии. Зверь лишь раздражённо вздохнул и запустил руку в волосы. Это не касалось полиции. Тогда бы мне прилетело в ответную – скажет, что пыталась её отравить.

– Вот, Миронова, до чего доводят твои игры! – Макс всё-таки встал на ноги и, отойдя от нас на пару шагов, закурил.

– Ясно, – отозвался всё же Никита. – Тогда едем в больницу.

– Нет! – мгновенно отреагировала в ответ.

– Это здравая мысль, Кир. Мы везём тебя в больницу и точка. И только после этого ты поедешь домой, сдадим тебя на руки Антону и будешь паинькой сидеть дома!

– Хватит на неё кричать, – всё тем же ледяным тоном отозвался Никита, когда я в очередной раз поморщилась от криков.

Голова и без них болела, мысли спутались. Я не знала точно, что нужно делать, как лучше, просто единственное, чего мне хотелось больше всего – это хорошенько приложить что-то тяжелое об голову Андрея. И думаю приложила бы побольше силы, нежели эта девчонка.

При помощи Никиты мне удалось сесть, хотя голова кружилась, и в глазах двоилось. По спине побежал холодок и лёгкий страх, поэтому рука инстинктивно ухватилась за Никиту. Макс окинул нас взглядом, вновь тяжело вздохнул, и они вдвоём помогли мне встать. Ноги не держали, поэтому мне приходилось полностью полагаться на Ника. Но, пройдя со мной пару шагов, его это не устроило, и он взял меня на руки. Зверь провёл нас через запасной выход, и мы вышли к парковке.

Никита уже помогал мне устроиться на заднем сидении, когда до меня донёсся смех за его спиной. Даже с головокружением и сильной головной болью я смогла узнать голос Андрея, который что-то трепал своим друзьям. Как мне хотелось сейчас ему врезать, чтобы, как минимум, испортить настроение.

– Следи, чтобы она сидела в машине, – быстро проговорил Никита и направился к компании парней.

Я шокировано наблюдала за тем, как он подходит к Андрею со спины, хлопает его по плечу, и вот уже его кулак летит ему в челюсть. Смирнов покачнулся, но удержаться на ногах ему помогли друзья. Ник устраивать из этого шоу не стал и сразу вернулся к нам. Андрей что-то кричал ему вслед, но парень его полностью проигнорировал. Отдав Максу ключи от машины, он забрался ко мне и захлопнул дверь.

Реальность для меня всё ещё была туманной, и я плохо понимала, что происходит. На секунду даже поймала себя на мысли, что мне всё это могло почудиться, но слишком серьёзное лицо Никиты говорило об обратном. Никто не сказал об этом ни слова, мы вообще не говорили. Честно говоря, не очень и хотелось, голова слишком болела для какого-либо общения.

В больнице Макс поднял всех на уши. Они пытались отвертеться тем, что я не при смерти и осматривать меня сейчас никто не будет, что должна прийти в приёмные часы, но Зверь всё же добился своего. И уже где-то через час наших страданий в больнице мне поставили диагноз – ничего серьёзного, только ушиб. Прописав полный покой и качественный уход, нас выставили из кабинета.

Макс взял с Никиты слово, что тот доставит меня до дома, а сам вызвал себе такси. Голова всё ещё раскалывалась, а гнетущее молчание в машине напрягало. Но внезапно мне стало так смешно, что я не смогла сдержаться. Никита с сомнением взглянул на меня, но промолчал.

– Знаешь, а я даже рада, что всё так произошло.

– По-моему врач ошибся и это всё-таки сотрясение…

– Нет, серьёзно. Так сразу всё просто стало. Пока мы туда ехали, я всё думала какие слова подобрать, а тут всего лишь пара часов и тебе меня красиво «представили». Я такая – импульсивная, злая, несдержанная. И эта девчонка мне просто мстила. Я дала ей слабительное под видом наркотиков, чтобы она якобы обрела в себе уверенность и познакомилась с Андреем. А Смирнов – главный дьявол всей моей жизни. Ненавижу его всем сердцем, он сделал меня такой, какая я есть, со всеми комплексами и недостатками. Я не могу спокойно жить и знать, что у него всё хорошо. Ты очень хотел знать, почему так себя веду, так одеваюсь, почему сбежала и никому не доверяю. Всё просто – Андрей Смирнов…

– Больше похоже на фанатизм.

– Фанаты любят своих кумиров, а я ненавижу... Но дело не в нём даже! Пытаюсь тебе сказать, что вот она я настоящая, а не та, которую ты придумал. У меня куча тараканов в голове, не верю, что меня кто-то может полюбить... да что там! Никому в принципе не могу понравиться! Одна, понимаешь?! – воскликнула, почувствовав, как на глазах появляются слёзы. – А тут ты, весь такой правильный и хороший... Боже, да даже твой сын не идёт ни в какое сравнение с тем, что ты мог бы узнать обо мне...



Катрин Ривер

Отредактировано: 24.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться