Побочный Эффект

3

Я поражённо застыла, не в силах отступить назад и в то же время опустить пистолет. Он дрожал во внезапно ослабевшей руке, грозясь выпасть и разрушить невероятную тишину. Она обволакивала, мешая даже гулу мотора достичь слуха, лишь сердце в ушах бешено колотилось.

В груди разрастался знакомый голод, заставивший волосы на затылке приподняться от внезапного страха. И осознания. Это был не просто голод – это был голод, нацеленный только на Ориаса. Я до дрожи в пальцах хотела его, и это пугало не хуже смерти.

Тёплые пальцы сомкнулись на моей ладони с пистолетом и плавно отвели его в сторону. Я даже не стала сопротивляться, вздрогнув, когда между нами и вовсе не стало расстояния. Звёзды, каким же горячим был врас… его тепло так и обволакивало меня, вызывая мурашки на коже.

Поцелуй оборвался, и я тяжело вдохнула воздуха, беспомощно застыв в руках Ориаса и смотря на его поддёрнутые дымкой глаза. Вино? Или то, что он подлил в него?

– Отпусти… – прошептала я внезапно пропавшим голосом. – Ориас, пожалуйста, отпусти…

Мне не нравился голод внутри. Не нравилось, что тело покалывало от его прикосновений. Не нравилось, потому что в последний раз, когда я это испытала, мне было четырнадцать. Но там был не Ориас… он не мог быть там.

Задержав дыхание, я заставила себя отшагнуть назад, но лёгшая на спину ладонь мужчины притянула обратно, так по–хозяйски обняв за талию. Я невольно облизнула пересохшие губы, ощутив на них привкус мёда и задержав дыхание. Сердце билось как ненормальное, а дыхание рывками срывалось с губ. Но Ориас был спокоен. Пьян и спокоен.

Звёзды, я вовсе не хочу быть его «призом»! Я не хочу быть той, через кого он переступит и пойдёт завоёвывать других дальше. И если я сейчас что–то не сделаю, если не уйду отсюда… то всё так и случится.

– Пожалуйста… – совсем тихо прошептала я, ощутив неприятное покалывание у глаз. – Ориас… ты пьян. Пожалуйста…

Может, он и слышал меня, но даже не моргнул. Вместо этого его тёплая ладонь легла на мою щёку, и я сжала на ней свои дрожащие пальцы. И вновь этот пьяный, но такой нежный поцелуй, что на несколько секунд мне подумалось, что он предназначался только для меня.

Но ведь это не так. До меня у Ориаса была сотня женщин, и после меня будет столько же. Я лишь очередная ступень в его жизни. И этот поцелуй предназначался не только мне, но и всем. Тому же фениксу или иномирке из Дицеры–7, и многим до этого. И от этого сердце болезненно сжалось. Я для него – никто.

Слёзы защипали глаза, и крошечная слезинка всё же скатилась, коснувшись губ. Ориас медленно отпрянул, приподняв мне голову и слизав эту несчастную капельку. Я зажмурилась, когда его губы прошлись по мокрым следам, нежно коснувшись век с мокрыми ресницами.

– Прекрати… – срывающимся голосом выдала я. – Пока ещё можно… прекрати…

Ориас должен был усмехнуться, но он и этого сделал. Его ладонь на моей спине проникла под рубашку, выводя узоры, от которых всё в голове начало смешиваться. Я качнула головой, но меня заключили в плен губы, когда ловкие пальцы аккуратно подбирались к груди. Я тихо ахнула, когда они проникли под тут же ослабший бюстгальтер.

По телу прошлась дрожь, сосредоточившись тёплым комком внизу живота. А голод, который возрастал с каждым прикосновением Ориаса, становился чуть ли не всепоглощающим. Он так и заставлял подчиняться себе не смотря ни на что. И в какой–то момент я всё же сдалась, солёными от слёз губами поцеловав мужчину в ответ. Его изумрудные глаза словно засияли ярче, но пьяная дымка так и не пропала. Зато появилась в моей голове, делая движения решительней и смелей. Уже без дрожи, но со слезами.

Голое тело охладил прохладный воздух комнаты, но оно тут же запылало от прикосновений Ориаса. Он сбросил с меня рубашку и бюстгальтер, осторожно проведя пальцами по метке раба на спине и приникнув губами к той, что была на груди. Его пальцы зарылись в мои волосы, заставив запрокинуть голову и давиться от слёз и тихого стона. Я обкусала себе губы, когда чужие, опаляющие не хуже солнца, прошлись по груди и животу.

Меня медленно опустили на кровать. Ориас навис сверху, сжав пальцы на запястьях и смотря на меня так, словно ему в руки попала самая драгоценная вещь. Я боролось со слезами и наслаждением, и последнее проступало всё больше и больше. Оно срывалось с губ тихим стоном, когда опаляющие губы сжались на ключицах и оставили след до самого пупка. Комок желания и голода стал почти невыносимым, затеняя страх.

И всё же Ориас, даже в полубреду, знал, как управлять своим и чужим телами. Он так и не дошёл до туда, где всё распалилось до самого предела. Вместо этого мужчина вернулся к губам, и я запоздало поняла, что мои руки уже расстёгивают ремень на его штанах. Они всего на секунду замерли, но один поцелуй в губы заставил вновь забыться.

Я задыхалась, одной рукой зарывшись в чёрные волосы враса, а второй комкая одеяло кровати. Мою ногу обвил гибкий хвост, щекоча кисточкой стопу и заставляя метаться. Я извернулась, схватив пальцами кисточку и ощутив, как напрягся Ориас. На ощупь она и вправду оказалась мягкой, и поднеся её к губам, я оставила поцелуй.

Ориас никому не позволял касаться своего хвоста, даже своих любовниц, однако не старался вырвать его из моих пальцев. Может, он и вправду настолько пьян, что ему уже всё равно? Будь на моём месте кто–то другой, он наверняка позволил бы и ему коснуться хвоста.



Валиса Рома

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться