Поцелуй богини

Размер шрифта: - +

Глава 16

Девушки сбились испуганной стайкой. Марила постаралась заслонить малышей, своих и чужих, без разбора. Они совершенно не испытывали страха перед этими огромными хищниками и тянули к волкам свои любопытные носы. Что же делать? Марила испугалась, но не за себя, а за детей, она даже приготовилась защищать их ценой собственной жизни, так силён в ней был материнский инстинкт. Потом всё же смогла справиться с паникой и посмотрела на своих сопровождающих – они ведь должны обеспечивать им безопасность, так приказал вожак, и увидела, что парни улыбаются и приветливо машут вновь прибывшим. Напряжение немного отпустило, кажется, им ничто не угрожает. Наверное, это отряд, который патрулирует границу леса, их проникновение не могло остаться незамеченным.

Каково же было удивление Марилы и девушек, когда волки начали принимать человеческий облик и оказались их старыми знакомыми. Девушки с радостным неверием осматривали повзрослевших и возмужавших парней, с которыми когда-то, будучи детьми, они все вместе жили на чердаке у Севарда. Не так уж много времени прошло с тех пор. Не более пяти лет. Так что они ещё не успели забыть друг друга и теперь поспешили навстречу тем, кого уже не ожидали встретить при таких благоприятных обстоятельствах. Парни тоже были рады встрече. Всегда легче начинать новую жизнь, когда рядом те, кого ты хорошо знаешь. А девушки к тому же стали настоящими красавицами, и может быть, кому-то повезёт найти среди них свою пару. В любом случае они всегда будут поддерживать друг друга - те, кому не повезло родиться в неволе, даже если в клане их не очень хорошо примут. Конечно, все помнили слова вожака о том, что все они находятся под его защитой. Но почему ему пришлось давать им такое обещание? Это наводило на грустные мысли. Значит ли это, что не все оборотни будут рады их появлению в поселении? Насколько сильной будет неприязнь рождённых свободными к бывшим рабам?

Тут парни заметили Марилу и сразу подобрались. Все знали, что она всегда была на особом положении у Севарда и испытывали к ней не то чтобы ненависть или зависть, просто она была другой, не такой бесправной, как они. Но девушки, живущие в одном доме с Марилой, знали её как очень добрую и приветливую женщину. К ней всегда можно было обратиться за советом или утешением. Да и Торен никогда их не обижал.

Иногда девушки мечтали, чтобы Севард сгинул, и тогда они все зажили бы одной дружной семьёй. У них был бы свой клан. Жизнь могла бы сложиться совершенно иначе. А потом произошла эта история с Тореном, и Марила стала сама не своя. Всё время плакала и старалась держать сыновей при себе. Только она всё равно ничего не смогла сделать, когда Севард приказал перевезти волчат на ферму. Так что Марила была их подругой по несчастью и по жизни. И сейчас, заметив настороженность во взглядах парней, девушки окружили подругу, давая им понять, что не собираются исключать её из своего круга.

А молодые оборотни замерли, не зная как реагировать. Они никак не ожидали увидеть здесь пару Торена. И где он сам? Здесь на поляне его точно не было, звериное обоняние не улавливало его запах. О том, что Торен давно попрощался с эти миром, парни, живущие постоянно на ферме, знать не могли и сейчас заметно нервничали. Слишком сильным противником был этот матёрый волк. Он не позволит увести свою пару да ещё с волчатами.

Марила поняла их беспокойство и, выступив вперёд, сказала:

- Вы можете не опасаться нападения Торена, его больше нет. Я потеряла свою пару.

И резко отвернулась, пряча непрошенные слёзы, не желая показывать свою слабость никому. Вряд ли кто-то из присутствующих здесь разделяет её горе. И от этого стало ещё больнее. Только в её памяти Торен останется нежным и любящим, добрым и благородным.

Тишину на поляне прерывали только птичьи трели, шум ветра да поскуливание маленьких волчат, не понимающих, отчего взрослые застыли в таких напряжённых позах, и смотрят друг на друга с таким настороженным видом. Но постепенно все успокоились и сначала неуверенно, а потом всё смелее снова вернулись к шутливым разговорам и воспоминаниям о совместно проведённом детстве.

Оборотни из клана не вмешивались в это молчаливое противостояние, но облегчённо вздохнули, когда увидели, что всё выяснилось. Не хватало раздора в их рядах. Теперь можно было отправляться в поселение. Там тоже предстояло преодолеть немало трудностей и первое – решить, где расселить такое количество вновь прибывших.

Даже не все оборотни, с рождения живущие в клане, имели свои дома. Многие жили с родственниками, ожидая, когда дойдёт их очередь. Даже вожак жил вместе со своей сестрой и её семьёй. Конечно, ему начали строить дом, когда у него снова появилась пара, но окончания строительства придётся ждать ещё пару месяцев.

Как жаль, что Волдар сейчас не с ними, было бы гораздо легче, если бы он взял эти заботы на себя. Никто не посмеет выступить против его решения. А так было даже страшно представить, какой шум поднимут первая жена Торена и её подружки. Как бы не пришлось вставать на защиту Марилы и её сыновей. Женская злоба бывает безжалостной и беспощадной, особенно если она замешана на ревности.

Коротко посовещавшись между собой и обсудив все возможные проблемы, которые могут поджидать их в клане, оборотни решили сильно не торопиться, ожидая, что Волдар их скоро нагонит. Ну сколько он будет дожидаться появления Дестины? Пару-тройку дней, не больше. Они и половину пути не успеют пройти, ведь на дорогу ими уже потрачено два дня. Значит, вожак должен их вот-вот нагнать. Всем показалось это наилучшим решением. К тому же никого кроме Марилы не пугала прогулка по лесу. Молодым оборотням это казалось таким романтичным, ведь с ними шли молодые привлекательные девушки, а волчата были в восторге оттого, что можно столько резвиться и никто больше не будет запирать их на ночь на пыльном чердаке.

Так что Мариле ничего не оставалось, как смириться с общим решением. Но она заставила парней дать обещание, что дети не будут голодать в дороге. Могла бы и не просить. Половина оборотней уже умчалась на охоту. Причём разделения на своих и чужих парни уже не делали. Тем, кто прожил всю жизнь в лесу, нравилось изображать из себя опытных наставников и обучать новичков искусству охоты. А потом, когда в учениках проснулся охотничий инстинкт, стало понятно, что никакие ошейники не смогли убить в них зверя, умение загонять дичь было у них в крови.



Ольга Лебедева

Отредактировано: 24.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться