Поцелуй дракона. Сбывшиеся мечты

Размер шрифта: - +

Глава 4.1

Глава 4

Они практически не разговаривают. Рэндалл наблюдает за женщиной, что идет рядом с ним. Она держит дистанцию, но не уходит, не выпадает из виду держась на расстоянии полутора-двух шагов. Все та же курточка, брюки, ремни на них и петлица, занятая вполне обыкновенной рапирой. Чешуйчатый джемпер из офиса тот же. Сегодня у нее есть рапира.

Трудно поверить, что все это было только сном.

Все так явно. Особенно тот факт, что повторяется с какой-то пугающей точностью. Слово в слово. Дни рождения королей и традиции они уже обсудили. Шаркисы выразили свое неодобрение ее внешним видом. Вэл пожала плечами, да подарила им извиняющуюся улыбку.

– Что мы забыли здесь, а Вэлиан?

Рэнд уже и не хочет разговаривать с ней. Он передумал, согласился со Сфайратом, что просить ее – это плохая идея из всех, что были у него. Еще больше он боится потерять ее. Хэлл ведь появился в том сне и тот окончательно превратился в кошмар с выжженными улицами, перевернутыми лавками, взмывшими в воздух стражниками и так и не найденной саламандрой.

– У Сфайрата скоро день рождения. Я хотела присмотреть ему подарок.

– Чем тебе так плоха Гавань? Или Чаша[1]?

Вэл просматривает товары на прилавках, качает головой на предложение продавцов и приподнимает руку, говоря короткое «нет». Либо наоборот рассматривает что-то, подносит к лицу, с видимым наслаждением вдыхая запах, подставляет лучам солнца.

– В Гавани не так интересно, а в Хорругарисе…

Она перекатывает в ладонях лохматую айву, нюхает, а потом просит завернуть еще две.

– Как скоро Фэйту станет известно, что я гуляла по лавкам и рассматривала подозрительные товары?

– А я, стало быть, ничего не расскажу?

– Нет.

В ее руке откуда ни возьмись появляется сумка-корзинка. В ней исчезают только что купленные фрукты, но она не меняет формы и даже не отвисает.

– Иначе, ты бы не просил меня не распространяться.

Вэл рассматривает платки. Ее тонкие пальцы, усеянные ободками простеньких колец, погружаются в пестрые ткани, звенят пришитыми к ним дешевыми колокольчиками и ничего не стоящими монетками, яркими бусинами и даже крошечными ключиками.

–Ты ведь хочешь попросить меня о чем-то, – Вэл крутит такой в пальцах, но только в виде украшения. – Какая прелесть.

В следующую секунду она говорит «ой» и идет к яркому прилавку сверху до низу увешанному самыми разнообразными фонарями – бумажные, деревянные с тонкой прослойкой бумаги вместо стекол, стеклянные, металлические, керамические…

– Как же в них держать огонь? – говорит молодая горожанка, облаченная в дорогой плащ, но видно, что с чужого плеча. – Глупость какая!

Продавец выпускает клуб сизого дыма, который на мгновение заволакивает все вокруг, а затем очень быстро рассеивается. Возле небольшого прилавка очень сильно пахнет мятой и не удивительно ведь торговец из народа Ката.

– Может быть, госпожа.

Мурлычет человекоподобный кот.

«Может котоподобный человек?!»

В глубине огромных зеленых глаз ката вспыхивает искра недоброго огня, но тут же потухает, теряется в новой порции пахнущего перечной мятой дыма.

– Они для светлячков?

Вэлиан поддевает ногтем пластинку дверки, рассматривая маленький дом изнутри. Рэндаллу не видно что там внутри, но надо полагать просто выемка для банки или крючок для сетки.

– Какая тонкая работа.

Он, конечно, не так хорош, как снаружи. Это не самый великолепный, но все же неплохой образец резного искусства. Разнообразные по толщине и глубине канавки узора, различная степень обжига, множество мелких деталей, прослеживаемый сюжет.

– Катая, танцующая с бабочкой, ­– ката выпрямляется и на мгновение исчезает в сером сумраке лавки, шурша и звеня чем-то.

Вэл оборачивается к Рэнду, бросает вопросительный взгляд. Но Рэнд делает короткое и резкое движение подбородком, как бы горящее, что «нет».

– Мотыльком.

Вэл продолжает вертеть штуку в руках. Она выглядит совсем не такой, какой он видел ее ночью. Она милая, спокойная и даже задница ее не так хороша, как в том видении.

– Прекрати пялиться на меня, Моркет, – просит Вэлиан самым будничным тоном, разглядывая другие бумажные фонарики. – Иначе, я решу, что это свидание.

Вот так все просто. Рэнд ничего не отвечает ей. Ему нужно держать себя в руках и не быть таким дураком, как в этом проклятом сне. Интересно, он всегда так выглядит? Прав Сфайрат с его сдержанностью не тенями управлять, а на верную смерть отпускать. Ему нужно держаться от таких как она подальше или же забыть о своей мечте.

__

[1] Золотая чаша - Хорругарис



Евгения Мэйз

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться на подписку