Поцелуй Ледяной розы

Размер шрифта: - +

32.

- Второй поединок! – объявил герольд, когда Хьюго и Беннет, переведя дух, снова приготовились пустить коней вскачь навстречу друг другу.

Упал платок хозяйки турнира, короткий возглас трубы – и всадники помчались вдоль барьера, нацелив копья. Зрители взревели, пожалуй, даже громче, чем во время меле. Все понимали, что сейчас решается судьба противников, третьей возможности уже не будет. Первый промах мог быть случайностью. Но никто еще не слышал о судебном поединке, который потребовал бы трех схваток.

- Хьюго, левее! – крикнул Анри.

Сначала ему показалось, что тот не услышал. Или не понял. Но в тот же момент он увидел, как рыжий конь, почувствовав давление ноги, едва заметно сместился левее.

Беннет оказался проворнее, но его копье снова лишь коснулось щита Хьюго. Покачнувшись в седле, тот нанес удар, всего на одно короткое мгновение позже. Как будто ахнул один человек – но звук этот издали одновременно сотни глоток.

Зацепившись за седло, Беннет свесился с него вниз головой. Он еще пытался удержаться, но лошадь, всхрапнув, встала на дыбы и сбросила его спиной на барьер. Беннет сдавленно вскрикнул и упал на взрыхленную копытами мокрую землю. Судьи с белыми шестами поспешили к нему.

Анри издали поймал взгляд Хьюго, полный отчаянья. Если Беннет поднимется и будет способен продолжать поединок…

Нет, не может быть! Не может бог быть так жесток.

Судьи, склонившиеся над Беннетом, поднялись во весь рост. Один из них повернулся к Уолтеру и опустил свой шест. Другой сделал знак слугам, которые бросились к лежащему без движения телу. Юстициарий встал со своего места и кивнул герольду. После короткого сигнала трубы он поднял руку и провозгласил:

- Божий суд определил, что правда на стороне рыцаря Анри де Дюньера. Чарльз Беннет, граф Скайворт, признается виновным в убийстве шерифа Готерта и в клевете.

Толпа гудела и ревела, как чудище из ночных кошмаров. Анри запрокинул голову, задыхаясь от подступивших слез. Бросивший коня на ристалище Хьюго подбежал к нему, снимая на ходу шлем, и крепко обнял. Рене, кое-как протиснувшись между вскочившими на ноги зрителями, спрыгнул с помоста и поспешил к ним. Поравнявшись со слугами, которые несли Беннета, он приостановился взглянуть на него, но только рукой махнул.

- Он жив? – спросил Анри, когда отец выпустил его из крепких объятий.

- Да. Еще да. Впрочем, это уже неважно. Похоже, он сломал спину или шею и вряд ли долго протянет. Жаль мальчишку, лучше бы ему всего этого не видеть.

Анри повернулся и посмотрел туда, где в последний раз видел Джеффри, но не смог разглядеть его за скоплением народа.

- Интересно, как скоро эта новость доберется до короля? – усмехнулся Рене. – Его любимец…

- Видимо, так скоро, как до короля доберусь я, - устало вздохнул Хьюго. – Я задержался только из-за турнира. Теперь вы оправданы, Анри. Что будете делать? Вернетесь на королевскую службу?

- Нет, - покачал головой тот. – Отец, вы поможете мне выплатить щитовой сбор, чтобы не возвращаться в войско? Я намерен поехать в Нормандию с Хьюго и привезти сюда Мэрион.

- Не торопись, - остановил его Рене. – Сбор я за тебя заплачу, разумеется. Но отец Мэрион еще жив… к сожалению. И даже если умрет, ты все равно не сможешь на ней жениться без позволения короля и герцогини Алиеноры. Она еще не вошла в возраст совершеннолетия, а знатные сироты могут вступать в брак лишь по королевскому разрешению. Как и вдовы.

- Герцогиня возражать не будет, я уверен. Но вот король…

- Пока не встретишься с ним, не узнаешь. Значит, тебе придется отправиться не в аббатство, а к Ричарду. Только сначала получить письменное свидетельство о том, что Божий суд тебя оправдал.

Турнир был окончен, и еще предстояли выборы красивейшей дамы, но, кажется, это уже никого не интересовало. Люди собирались группами и возбужденно обсуждали судебный поединок. Граф Скайворт, бывший приближенным короля больше двух десятков лет, оказался убийцей и клеветником!

Когда толпа поредела, Анри наконец увидел сына Беннета, которому что-то говорил один из советников Уолтера. Джеффри покачал головой и покорно пошел за ним к выходу с ристалища. Рене пристально смотрел ему вслед, о чем-то задумавшись.

- Отец? – Анри тронул его за плечо, и тот вздрогнул.

- Надо узнать, где он. Беннет. И что с ним.

- Зачем? – удивился Хьюго. – Что вы задумали, сэр? Надеюсь, не собираетесь его пытать?

- Нет. Но кое-что задумал. И, возможно, мне понадобится ваша помощь.

Анри смотрел на отца и не узнавал – таким жестким, почти незнакомым, стало его лицо. Резкие черты, сощуренные глаза с ледяным блеском…

- Он состоит при наместнике, - сказал Хьюго. – Значит, живет во дворце. Туда и понесли. Я знаю, как пройти с хозяйственной стороны. Вот только как там его найти? Разве что подкупить слуг?

Он кивнул Джошу, который вернулся из Хайбриджа вместе с Рене, и тот поспешил заняться конем и доспехами.

Во дворце хватило пары мелких монет, чтобы узнать все, что было необходимо. Беннета отнесли в его комнату и приставили к нему стражу – на тот случай, если выживет. Тогда ему предстояло отправиться в тюрьму и ожидать решения юстициария. Судебные поединки чаще всего оканчивались смертью одного из участников, но если побежденный все же оставался в живых, его поражение считалось бесспорным доказательством вины. И тогда дело было лишь за приговором.



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться