Поцелуй меня, любимый

Размер шрифта: - +

Глава 25

Они были в пути уже полдня и за это время ещё ни разу не останавливались передохнуть. Час назад от них отстал отряд эгранцев, но Милада решила не рисковать и проехать ещё какое-то расстояние, потому что Сван заметил слежку. Она спешила. Час назад Данияр потерял сознание и не приходил в себя, об этом сообщил Невер, когда в очередной раз попытался напоить друга, но не смог дозваться.  

— Сколько осталось до границы тёмных земель? — с тревогой в голосе спросила Милада.  

— Вон за теми холмами уже заканчивается земля Эграна. — Сван выглядел обеспокоенно. — Думаю, ещё пару часов.  

— Он не выдержит, — твёрдо произнесла Милада. — Нужно делать привал, и немедленно. Если я им не займусь, он погибнет. 

— Ваше Высочество, это опасно, — возразил Сван. — Белую магию могут почувствовать видящие. Одно дело набросить полог на стены комнаты или даже на целое здание, а тут — бескрайний лес. Отзвук вашей магии покатится во все стороны. И вы слишком слабы, чтобы так неразумно сейчас растрачивать свои силы на лечение.  

— Не переживай. — Милада коснулась плеча Свана. — Посмотри, где мы находимся. — Командир обвёл подозрительным взглядом окрестности. — Мы совсем рядом с границей Талтая — закрытого государства, а они дружат с белыми магами. Да, ты прав! Мою магию наверняка почувствуют, но до нас ещё добраться надо, а мы в двух часах езды от границы. А что касается сил… — Она не хотела никого пугать, но предупредить стоило. — Я какое-то время буду без сознания. — Посмотрела серьёзным взглядом на Свана. — Тебе придётся присмотреть за моим телом и не позволить, чтобы наши друзья пришибли меня, пока я буду в отключке. — А про себя подумала: “Боюсь, в этот раз лечение отнимет все мои силы”. 

— Я всё сделаю. Не беспокойтесь, Ваше Высочество. А пока повременю освобождать пленников от оков, уж больно горячи их головы, боюсь, не вышло бы худа. — Сван с уважением посмотрел на своих товарищей по оружию. — Знаю я их, наверняка попробуют бежать.  

— Тогда командуй привал, скажи людям, чтобы не расслаблялись: никаких костров, лежанок для ночлега, пусть по-быстрому перекусят, справят нужду и будут готовы в любой момент отправляться дальше.  

— Хорошо.   

— И отправь своих воинов прошерстить лес, пусть проверят, нет ли за нами слежки, — приказала Милада, спускаясь с лошади. — Возьми своих людей, нужно оттащить Невера от друга.  

— Да уж, это будет ещё та задачка, — с сомнением в голосе проговорил командир, быстро рассказывая своим воинам, что от них сейчас потребуется.   

Чанлиф всю дорогу не отводила своего взора от прямой, просто каменной спины степняка и сейчас забеспокоилась, видя, как тот что-то тихо обсуждает со своими слугами.  

— Неля, — позвала она свою верную подругу, которая категорически отказалась оставаться на родине, решив отправиться за своей госпожой в изгнание. — Держи оружие при себе. Аиша, тебя это тоже касается. — На этих девушек она могла полностью положиться: не подведут в трудную минуту.   

— Что случилось? — спросила Аиша, проверяя, легко ли выходит короткий клинок из ножен, подползла ближе к Нели.  

— Точно не знаю, — с сомнением проговорила Чанлиф. — Но чувствую, что-то намечается. 

И словно в подтверждение её слов, степняк со своими людьми двинулись к одной из повозок. Завязалась борьба с одним из пленников, его всё же вытащили из телеги и повалили на землю, с силой удерживая за руки. А степняк тотчас занял его место и склонился над раненым.  

— Только тронь его, собака! Убью тебя! — гневно орал русич, изо всех сил вырываясь из рук воинов.  

— Ах ты ж! — Чанлиф сразу поняла, что задумал степняк. — Что же ты творишь, любимый? — прошептала она и быстро обвела цепким взглядом присутствующих мужчин; воины, пленники, слуги — все ошеломлённо взирали на пранадармца, который вёл себя совсем не так, как полагалось грозному воителю. — Девочки, мне понадобится ваша помощь, — с усмешкой, в которой сквозило лихое отчаянье, проговорила Чанлиф. — Будем танцевать, — сказано это было таким тоном, что девушки поняли: танец этот будет особенным. 

— Потерпи ещё немного, Данияр, — тихо попросила Милада, наклоняясь к раненому и шепча на ухо: — Ты должен жить! — Положила свои ладони на могучую грудь воина и закрыла глаза; с её пальцев сорвались золотистые нити, которые проникали в тело раненого. — Ага, нашла. А сейчас будет больно, — прошептала она, открывая глаза и направляя всю свою силу в руки. 

В первый момент ничего не происходило, но вдруг воин выгнулся дугой под тонкими пальцами степняка и жутко закричал. А дальше начался какой-то кошмар. Невер вырвался и бросился на помощь другу, ему дорогу заступил Сван. Между ними завязалась борьба. Остальные пленники, видя, как их предводитель пытается прорваться к своему побратиму, тотчас бросились ему на помощь. Завязалась драка. 



Марина Леванова

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться