Поцелуй весны

Размер шрифта: - +

Глава 4. Человек с гербом единорога

Звук шагов громким эхом отдавался в коридорах замка. Ножны с гравировкой в виде единорога звонко ударялись о дорогую кирасу.

Мужчина с грозным взглядом и проседью в каштановых волосах, сопровождаемый тремя воинами в вычищенных до блеска доспехах, решительно двигался в сторону главного зала.

Слуги расступались перед ним. Они глядели на человека удивленно и испуганно. В замке короля его видели впервые. Но никто не рисковал встать у него на пути Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: с этим человеком лучше не иметь знакомства.

Лишь у самых дверей незваного гостя настиг напряженный и неизменно хмурый Размунд. Он перегородил вход, вынудив мужчину и его сопровождающих остановиться, вскинул руки, словно готовясь оттолкнуть незнакомца, если тот решит пойти напролом.

- Лорд Догейн, - выговорил вассал короля раздраженно, - я понимаю ваше беспокойство, но принц сейчас не может вас принять.

- Вот как, сэр... Хотя нет. Мне плевать, как вас там зовут, - лорд Догейн не спрятал грозный оскал.

- Я сэр Размунд.

- Повторюсь: мне плевать. Либо приведите мне моих детей, либо отойдите от двери, - как и предполагал вассал, гость попытался оттолкнуть его и добраться до входа.

Размунд не шелохнулся и не позволил ему это сделать.

- Я не собираюсь с вами церемониться, - огрызнулся лорд, - думаете, я побоюсь применить силу?

- Не думаю. Я знаю ваших детей и догадываюсь, что упрямство у них наследственное. Но я вассал короля. Если примените силу... Будут последствия, - Размунд не хотел запугивать его. Леди и сэр Догейн исчезли, их отца можно было понять, однако... Лансер распорядился не пускать к нему посетителей. То ли пропажа Катрины на него так подействовала, то ли постоянное присутствие Арии... Быть может, и то, и другое. Размунд потерял над ним влияние. Принца как будто подменили. Когда сегодня утром приехал Дузмар, вассал с огромным трудом уговорил Лансера его принять.

С проклятым вепрем, который терроризировал деревни, давно пора было разобраться. И Дузмар пытался привлечь к проблеме принца.

Сколь бы ни была печальной судьба Катрины и неожиданным предательство Артура... Следовало жить дальше.

И лорд Догейн появился у ворот замка совсем некстати. Он вновь напомнит о случившемся, вновь поднимет вопрос фейри...

Размунд представить не мог, как это повлияет на и так ослабшего Лансера.

- Я отец, который не знает, что случилось с его детьми. Но очень хочет узнать. Если вы думаете, что какие-либо последствия меня пугают... Я уже стою перед лицом самой ужасной вещи в мире. Я смотрю в глаза смерти, пытаясь понять, забрала ли она моих детей. Скажите, сэр Размунд, вы теряли своих детей? Способны ли вы осознать, в каком я отчаянии? - вассал уж раскрыл рот, чтобы ответить, но лорд Догейн вскинул руку, указывая ему молчать, - я не хочу знать. Я лишь напоминаю о своем положении... И о том, что человек, оказавшийся в ужасном положении способен на многое. И сейчас вы либо пропустите меня в зал, к принцу, либо на своей шкуре ощутите, что именно представляет из себя это «многое».

Размунд оглянул его раздраженно, пытаясь скрыть за этим выражением искреннее восхищение. Артур и Катрина были весьма красноречивы, но их отец... Лорд Догейн не церемонился, как и Артур, но вместе с тем обращался к возвышенным понятиям, как Катрина.

Вассал короля не нашел что ответить. Да и если бы у него оказались нужные слова... Вряд ли оппонент позволил бы их произнести.

Лорд Догейн легким движением оттолкнул Размунда в сторону, и тот на удивление самому себе беспрекословно подчинился.

Когда незваный гость распахнул двери главного зала и тайфуном влетел внутрь, вассалу подумалось: хорошо, что предатели Гронсейны, к числу которых относилась Ария, не догадались заключить союз с Догейнами. Наглые, непреклонные и виртуозно владеющие словом... Они с легкостью завоевали бы высокое место при дворе. Удача, что их устраивала жизнь на окраине королевства.

Однако сейчас... Все могло измениться. Если Лансер поведет себя неправильно - разворошит осиное гнездо. Сложно представить, на что в таком случае пойдет лорд Догейн.

Размунд поспешил в зал. Быть может, ему удастся помочь принцу... Однако стоило оказаться внутри, осмотреться, как все надежды рухнули.

Лансер, какой-то болезненно-бледный, вялый с красными припухшими глазами и трясущимися синими губами сидел во главе стола и клевал носом. Рядом же устроилась облаченная в черное платье с золотым окаймлением Ария. Чуть опустив лицо, она оглядывала собравшихся сверху-вниз и легко, но вместе с тем самодовольно улыбалась.

Размунд нахмурился и невольно сжал пальцы в кулак. Проклятая девка! И как только она окрутила принца?! Как только заслужила его в доверие?! Порой думалось, что здесь не обошлось без колдовства.

Да, после исчезновения Катрины и смерти Натаниэля принц резко переменился. Сначала принялся устраивать балы, прожигать деньги. Купил «леди» Грносейн невероятно дорогое обручальное кольцо... А потом стал болеть. Подолгу не покидал свою комнату, часто лежал в постели с горячкой и все лепетал: «Я должен жениться на Арии. Должен жениться как можно скорее». Но вступить в брак с дочерью предателя не так просто. К тому же, как выяснилось, Ария сбежала из монастыря, куда была отправлена по милости короля.

Все это позволяло медлить и сомневаться.

Отец потому до сих пор не дал Лансеру благословения. Размунд надеялся, что монарх придумает, как излечить принца от этой больной одержимости, но боялся, что тот, как и всегда, будет действовать резко и необдуманно и окончательно испортит отношения с собственным наследником.

Впрочем, титула невесты Арии хватало, чтобы вести дела от лица Лансера. Пускай и только в его присутствии.

Оглянув ворвавшегося в зал гостя, леди Гронсейн сердито осведомилась:

- Вы еще кто такой? - она проговорила это так, будто держала во рту нечто кислое и омерзительное на вкус, - Его Высочество не собирается говорить с толпой. Один посетитель за раз.



Анна Шейн

Отредактировано: 19.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться