Поцелуй весны

Размер шрифта: - +

Глава 13. Неожиданное признание

Проклятый белобрысый фейри!

Воспользовался его замешательством из-за встречи с отцом и смылся! А до этого заливался о сотрудничестве и совместных поисках Катрины. Да! Как же! Чтоб он еще хоть раз ему поверил...

Артур, двигаясь по лесной тропе, не мог унять злость. Его лошадь вдруг заупрямилась и нервно замотала головой. Наверное, почувствовала ужасное настроение всадника и решила, что такой человек понятия не имеет, куда едет. Обязательно наткнется на неприятности. А ей не хотелось неприятностей. Одного гигантского вепря вчера хватило!

Сэр Догейн сердито стиснул зубы и ударил ее по бокам.

- Пошла! - рыкнул рыцарь, - пошла! Эй! Ну!

- Не мучай зря животное. Видишь же, что не слушает, - раздался голос за спиной.

От этого голоса гнев Артура разгорелся еще сильнее. У Догейнов было что-то вроде родового проклятья: сыновья всегда ненавидели отцов. Рыцарь не был исключением.

Небеса! Ведь так было хорошо! Жил он в приморском районе столицы, кочевал из таверны в бордель и обратно. Когда собирались военные походы - отправлялся сражаться, получал кучу денег, которых хватало на еще много, очень много посещений борделей и таверн.

Даже домой что-то удавалось высылать!

Но нет, отцу взбрело в голову отправить Катрину свататься к принцу, и все! Весь мир рухнул!

Если уж так ему хотелось выдать ее за кого-либо... Ну выдал бы наследнику соседнего феода! Среди них была парочка довольно-таки сносных.

- Не учи меня обращаться с лошадью, - огрызнулся Артур, не оборачиваясь на отца, - я всю жизнь в седле. И не на какой-то охоте. Я скакал по полям битв в странах, которые ты даже представить себе не можешь.

- Ух, какие мы важные, какие мы умелые, - Винсент саркастично ухмыльнулся, пытаясь скрыть обиду, - если ты так обращаешься с лошадьми - я в полном изумлении от того, что ты пережил все эти битвы и все эти походы.

- Пережил? Выиграл! Ты в жизни ни в одном сражении не был, так что...

- Что? Молчать? И как тебе наглости-то хватает затыкать рот отцу?

Артур со всей силы треснул бедную лошадь по бокам, и той все же пришлось повиноваться. Когда она сделала пару неуверенных шагов, рыцарь оглянулся на спутника и проговорил:

- Наглости? Наглости у меня сполна. И удачливости. И живучести. За тобой же я пока вижу только шлейф из ошибок и неправильных решений! Чья это идея была отправить сюда Катрину? Уж точно не моя. Для меня весь этот бред со сватовством был полным сюрпризом.

- Я не безгрешен, - Артур впервые слышал, чтобы голос отца дрожал. Кажется... Он задел его за живое, - но и ты не эталон. Хоть и пушишь хвост, что есть сил. На тебе висит убийство сенешаля...

- Я этого не делал!

- Делал или нет, но обвиняют тебя. И ищут тебя. И наказать собираются тоже тебя. А эта твоя история про ведьму и заколдованного вепря...

- Это правда, отец! Чистейшая! - глаза Артура вспыхнули гневом, - впрочем... Неважно. Можешь не верить мне. Ты все равно не тот человек, который может здесь помочь. Зачем ты вообще приехал? Я разберусь и без...

Винсент резко вскинул руку, указывая сыну молчать.

- Что? Что еще? - раздраженно прохрипел тот. Но прохрипел, впрочем, тихо.

Артур ни за что бы не признал, но отец был отличным охотником. Возможно, одним из лучших. Он понимал лес и его жителей так, будто свободно говорил на их языке.

Сейчас лицо лорда Догейна выражало крайнюю внимательность и напряжение. Он сощурился, упорно вглядываясь вдаль, и застыл, вслушиваясь в шорохи.

Вероятно, он даже и не обратил внимания на последние слова сына - уже тогда впал в это странное состояние. В похожем находятся кошки, когда замечают добычу и прижимаются к земле.

- Там... - прошептал Винсент тихо и монотонно, будто глядел не в чащу, а в туманное и неясное будущее, - кто-то есть. Я слышу.

Артур напрягся, застыл, затаил дыхание. Тоже попытался прислушаться. Ни черта не разобрать. У отца либо уши зверя, либо разум сумасшедшего!

Вдруг в сердце кольнуло. Сэр Догейн вспомнил, что успел обзавестись новыми недоброжелателями. Причем на этот раз по своей вине.

- Со мной была группа рыцарей с Соленных островов, - сказал он отцу чуть слышно, - мы расстались не лучшим образом...
Артур знал, что те были где-то рядом.

Винсент на мгновение вышел из своего особого состояния, оглянул сына недовольно, но тут же закатил глаза так, будто был совсем не удивлен.

Артур попытался убедить себя, что затыкать отца - это одно, а вот врезать ему - совсем неправильно.

Но Небеса! Как же хотелось...

- Нет, - проговорил Винсент, снова оглядываясь по сторонам, - от большой группы было бы больше шума. Тут от силы трое. Скорее даже двое.

Артур понятия не имел, где они находились. Отец пошел по следу фейри, но тот увел их в дремучий лес. Когда они оказались слишком далеко от феода Дузмара его люди, вызвавшиеся помочь (скорее из любопытства, нежели веры в историю сэра Догейна), отказались от затеи и двинулись обратно в свои земли.

Отец и сын уже останавливались на привал два раза. Один из них - на ночь. Благо люди Дузмара не поскупились и оставили двоим походные вещи, а по дороге попался наспех сложенный лагерь: ушедшие бросили обложенное камнем место для костра, целую кипу хвороста и небольшой тканевый навес, растянутый между двумя покошенными соснами.

Артур тщательно отгонял мысль, что этот лагерь могли оставить серебрянные рыцари, но та оказалась цепкой и раздражающе правдоподобной.

Ему не удавалось отделаться от нее, и сэр Догейн всю ночь просидел, как на иголках. Дергался от малейшего шороха, то и дело хватался за рукоять меча. Хотя вряд ли Валента оскорбилась настолько, что готова была его убить...

По крайней мере, в это хотелось верить.

Ранним утром, когда юное солнце прорвалось в неуверенно зеленеющий лес, Догейны продолжили поиски. Оба понимали: шансы найти фейри малы. Еще меньше способов заставить его вернуть Катрину. К тому же ни Артур, ни Винсент не представляли, как далеко в лес они забрались.



Анна Шейн

Отредактировано: 19.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться