Поцелуй весны

Размер шрифта: - +

Глава 29. У монархов свои правила - 1

- Что это ты делаешь? – оклик Арии так кольнул, что Артур едва устоял на ногах.

Она застала его в самом неприглядном положении: на четвереньках с опухшим от пыльцы носом и слезящимися глазами и с пышным букетом диких цветов в руках, что росли на опушке.

- Собираю цветы для Катрины, - признаваться было неохота, но почему-то сейчас он не мог соврать.

- Вдруг решил стать лучшим старшим братом?

- Скорее чуть менее скверным старшим братом.

Рыцарь распрямился и обернулся. Ведьма лукаво улыбалась. В какой-то степени он даже соскучился по этой ее коронной ухмылке… Кажется, Ария начала приходить в норму.

Искорки в ее глазах притянули взгляд, а черные волосы показались притягательно мягкими… Почему он ее оттолкнул? Мог бы сейчас прекрасно провести время, пока они вдвоем…

Вдвоем?

- А где твои лучшие друзья-рыцари? – спросил он почему-то немного испуганно.

- Вон, за деревьями прячутся, - Ария кивнула в сторону леса. Силуэты воинов едва можно было различить за травой и кустарниками, - они расслабились после того, как надели на меня эти побрякушки, - она продемонстрировала свои оковы, - теперь я без магии.

- Как опрометчиво с их стороны. Ты ведь и без магии можешь уничтожить мир.

- Мир вряд ли… Но с этим королевством справлюсь, - отшутилась она.

Вдруг Ария улыбнулась натянуто и потупила взор. Артур понял: она чувствует себя неуютно рядом с ним.

Как бы эта обида не превратилась в жажду мести… Хотя она вроде как собиралась исправиться.

- Думаю, - ведьма первая прервала неловкое молчание, - тебе надо к сестре. А то цветы завянут, пока ты мешкаешь… А я наберу травы для ритуала.

Да, пожалуй, так будет лучше для них обоих. Сэру Догейну не хотелось лишний раз ее злить. И лишний раз клевать на ее опасную красоту и совершать ошибки.

Спешно попрощавшись, он двинулся к лагерю. Солнце уже набрало силу, голову припекало. Было душно. Катрину, наверное, мутило еще больше. Цветы ее порадуют.

Однако стоило вернуться в лагерь, сразу стало ясно: что-то не так. Рыцари суетились, собирались, волновались и потому кричали друг на друга.

Только утром вставшая на ноги Валента носилась вокруг них, как наседка вокруг цыплят, и руководила происходящим… Чем бы оно ни было.

Артур уж хотел подойти к ней или к амбалу, который ходил за ней хвостиком и точно неровно дышал к магистру, но в последний момент осекся. Кажется, им не до разъяснений.

Сэр Догейн сразу двинулся к шатру, где жила Катрина. Возможно, она знает.

С сестрой, взволнованной и напряженной, он столкнулся прямо на входе. Та вздрогнула испуганно, потом поняла, что это брат, успокоилась, затем увидела букет в его руках и недоуменно насупилась.

- Это тебе, - пояснил Артур с мальчишеской нерешительностью.

Небеса! Наверное, дарить цветы сестре – глупо. Почему он об этом не подумал?!

Впрочем, леди Догейн приняла подарок с легкой, но нежной улыбкой.

- Спасибо, - сказала она как-то рассеянно и вдруг, подняв голову, посмотрела на него серьезно, - король приехал. Идет с сопровождением по главной дороге. Валента хочет перехватить его, пока Натаниэль и ведьмы не узнали о его появлении.

Так вот оно что…

- Надо собираться, - продолжила Катрина, - возьмешь меня к себе в седло?

- А тебе… А тебе можно в седло? – Артур искренне напрягся.

- Во имя Небес, Артур! Ну у меня же еще не вырос живот!

Этот довод его не убедил. Кто знает, как у них, у женщин, все устроено? Точно не он! И Катрине не составит труда его обмануть.

Но спорить с ней не хотелось. Да и надо было спешить.

Валента решила разделить своих людей на три группы.

В первой выдвинется она вместе с Догейнами и еще парочкой воинов. Не следовало брать много рыцарей, чтобы не показаться разбойниками и не спровоцировать сопровождающих короля.

Затем прибудет ее помощник (тот самый амбал, имя которого не сумели запомнить ни Артур, ни Катрина), с еще несколькими рыцарями и приведет Арию.

Если все пойдет по плану – они отправятся все вместе в лагерь, который останется сторожить третья группа.

Все логично, ясно. Это обнадеживало.

Они выдвинулись в путь. Лошади явно были рады, наконец, пройтись галопом по дороге. Они метнулись даже быстрее нужного, под их мощными копытами поднялась пыль, от которой жгло в глазах и щекотало в носу.

Катрина крепко вжалась в спину брата и зажмурилась. Она пыталась думать лишь о том, как скоро снова увидит отца и обнимет его.

Однако в голову лезли другие мысли. О Хозяине, о Лансере. О вепре, о короле. Об Арии.

Как все разрешится? Ведь предстоящий разговор с монархом определит все. Ее судьбу, судьбу ее брата, судьбу Арии и принца.

Наверное… Наверное, это как-то коснется и Хозяина.

Вдруг лошади зафырчали и резко остановились. Леди Догейн сильнее вцепилась в брата, побоявшись вылететь из седла. Она открыла глаза и осмотрелась.

Солнце заслепило, но через секунду девушка привыкла к ярком свету и увидела перед их маленьким отрядом полчище всадников.

Все лошади – красивые, статные, их седла и уздечки украшены флажками и ленточками, несколько всадников гордо несли знамена королевского дома, можно было разглядеть и парочку бардов: на них не было доспехов, а вместо арбалетов и топоров сбоку к седлам их лошадей крепились лютни и трубы.

Во главе этого чуть ли не войска был немолодой мужчина с белыми пышными усами и тяжелым темным взглядом. Он восседал на черном стройном коне незнакомой породы. Таких Катрина никогда не встречала. А на его блестящей дорогой кирасе различалась гравировка в виде розы.

Король.

Вдруг рядом с монархом девушка распознала знакомое лицо. Размунд. Приглядевшись еще лучше, она увидела, то ли во втором, то ли в третьем ряду всадников уставшего и напряженного, но живого и здорового отца.



Анна Шейн

Отредактировано: 19.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться