Поцелуй зимы

Размер шрифта: - +

Глава 7. Кто скрывается за ликом святой? - 1

Натаниэль вернулся через два часа напряженным и взбудораженным. Возможно, те дела, которые он хотел уладить, не разрешились. Катрина понадеялась, что сенешаль поручит кому-нибудь из стражников сопроводить ее в монастырь, а сам продолжит разбираться с проблемами, но он не стал менять планы.

Впрочем, когда он вел ее к конюшням, держал себя уже подобающе. Не прижимался к ней, шел на дистанции. Один раз приобнял за талию, когда они вышли на улицу, и Катрина вздрогнула, услышав ругань дозорных, но это было к месту и успокоило ее.

Леди Догейн подумалось даже, что Натаниэль вовсе не плох. Вероятно, ей показалось, что он приставал к ней утром, или, быть может, он просто волновался из-за своих дел.

Как бы то ни было, радовало, что сейчас сенешаль соблюдает приличия и не компрометирует ее.

Натаниэль распорядился, чтобы Катрине дали самую спокойную из лошадей. Конюх смог отыскать дамское седло, и опасения, что придется ехать на одном коне с сенешалем, не оправдались.

Свою небольшую серую кобылу вывел и Бенжен. Как и следует пажу, он всюду сопровождал госпожу. К тому же мальчик, судя по его рассерженному взгляду и напряженно выпрямленной спине, не разделял доверие Катрины к Натаниэлю.

Прежде чем оседлать лошадь, Бенжен скормил ей кусочек яблока. Он всегда побаивался коней, но однажды Катрина предложила ему «задабривать» их лакомствами. Идея Бенжену понравилась и стала уже традицией. Он всегда запасался кусочками яблока или моркови и таскал их в карманах.

Лошадь с радостью приняла угощение, и Бенжен облегченно выдохнул. Катрина не сдержала улыбки. Какой же он все-таки был милый и нежный!.. Эти качества сохранялись в нем даже несмотря на то, что паж взрослел не по дням, а по часам и скоро, наверное, станет оруженосцем ее брата...

Леди Догейн тут же подумалось, что не следует делать из мальчика рыцаря – он не создан для битв и подвигов. Жаль, она никак не могла повлиять на ход его обучения.

В сопровождении двух стражников в кольчужных доспехах, они выдвинулись в путь.

Легкий и мелкий снег вихрился над головами и тонкой пленочкой покрывал дорогу. Было не холодно. В день пропажи кареты, Катрина совсем не чувствовала укусов мороза, когда все остальные не переставали ежиться и кутаться в теплую одежду, однако сейчас девушка дрожала, как камыш на ветру.

Так странно… Будто все свои ветра, все снега, всю стужу зима направила на нее. Как будто она обозлилась, как будто за что-то мстила. Или, быть может, не она, а он?

Леди Догейн сжалась при мысли о Хозяине Зимы. Ведь эти леса, холодные, засыпающие – его вотчина. Ведь где-то здесь он бродит невидимой тенью.

Она мотнула головой, заставляя себя отказаться от таких суждений. Вздор! Это все вздор! Его не существует, не может существовать! А те сны… Это всего лишь сны.

Вероятно, она услышала где-то о злом короле зимы, в какой-нибудь таверне во время очередной остановки на ночь. Услышала краем уха о нем и Гретте. Услышала и даже не заметила. Но запомнила.

Стало вдруг намного легче. Да… Это все объясняет. Это похоже на правду!

Катрина не сдержала улыбки и качнула головой. Какая же она все-таки глупая!

- Леди Догейн? – послышался оклик Натаниэля. Он глядел на нее с интересом, - что вас так обрадовало?

- Ничего, сенешаль, - отозвалась она, смущенно качнув плечами, - просто мне вдруг стало не так страшно.

- Прекрасно, миледи, впрочем… Вам и не стоит чего-либо бояться. Его Высочество о вас позаботится, - выдержав недолгую паузу, он прибавил нежно, - и я о вас позабочусь.

Она благодарно кивнула, и на душе потеплело.

Вдруг взвыл ветер и мощным порывом вдарил по всадникам. Лошадь Катрины взбрыкнулась и встала на дыбы, девушка вскрикнула испуганно и не удержала узду. Она выскользнула из седла и уж повалилась на землю, как Натаниэль ловко схватил ее за талию и усадил обратно.

Интуитивно она обхватила его за плечи. Сердце колотилось с бешеной скоростью, перед глазами все словно бы затянуло туманом. На мгновение Катрина перестала понимать, что происходит вокруг нее, и что сама она делает.

Горячее дыхание, которое она ощутила кожей лица, пробудило леди Догейн от ступора. Она вдруг поняла, что все еще обнимает Натаниэля, а его лицо невозможно близко к ее лицу…

Катрина вздрогнула смущенно, невольно заглянула ему в глаза и вдруг увидела… Холод. Пугающий, всепоглощающий. Ей почудилось, будто бы у сенешаля ледяная душа. Прямо как у Хозяина Зимы.

Она спешно отстранилась, отвернулась смущенно и недоуменно.

- Вы в порядке, миледи? – а его голос, впрочем, оставался нежным и заботливым.

Катрину передернуло от этого двуличия.

- Все хорошо, сенешаль… Спасибо, что не дали мне упасть.

Он кивнул, оглянул ее как-то встревожено. Сенешаль волновался не за нее, он волновался за себя. Словно держал в сердце тайну, к которой Катрина подошла слишком близко. Кажется, он готов был на все, лишь бы сохранить свой секрет.

Но на его счастье, леди Догейн ничего не поняла. Наверное, это и ей было на счастье. Катрине не хотелось влезать в чужие дела. Особенно в дела могущественного вассала.

Она попыталась сделать вид, будто все хорошо, будто ничего не заметила, впрочем… Впрочем, сенешаль постоянно оборачивался на нее, оценивал, изучал, пытаясь понять, что различила она в его взгляде.

Мгновение легкости и спокойствия продлилось так недолго… Катрина начала жалеть, жалеть искренне, что приехала сюда. Принц Лансер прекрасен, в этом нет сомнений. Но стоит ли он всего этого? Стоит ли пропажи ее людей, ночных кошмаров, вассалов, которые ненавидят ее ,и вассалов, которые притворяются ее друзьями, скрывая в душе настоящую тьму?

Она уж не знала, кто хуже: Размунд или Натаниэль. Размунд пугал ее, не доверял ей, но хотя бы не скрывал своего отношения. От сенешаля же она не знала, чего ожидать.



Анна Шейн

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться