Поцелуй зимы

Размер шрифта: - +

Глава 21. Вскрывая карты

В ушах звенело, темнота застелила все вокруг. Он попытался открыть глаза, но что-то мешало векам подняться. Через мгновение он понял, что это тугая и плотная повязка.

- А ведь мы могли бы подружиться, сэр Догейн, - раздался женский голос, отдающий ехидством.

Нежная и теплая ладонь коснулась его груди. Артур вздрогнул от неожиданности, почувствовал, что руки туго к чему-то привязаны. К стене, по всей видимости.

Тонкие пальцы растопырились, с жадным интересом впиваясь в его пресс. Небеса! Его еще и раздели?!

Рыцарь оскалился и взбрыкнулся. Тщетно. Привязан он был крепко.

- Мы могли бы даже стать любовниками, - продолжала женщина, опуская ладонь ниже… - мне всегда нравились обаятельные грубияны, вроде вас. Да и под рыцарскими доспехами, должна признать, тоже есть на что посмотреть.

Вдруг в сердце кольнуло. Артур узнал этот голос. В памяти всплыл образ черноглазой чертовки из леса, той, что не выходила у него из головы, той, что пробуждала страстное желание и большие подозрения.

- Ария… - прошептал он удивленно, хотя в плену ему впору было бы рычать.

- Как это льстит! Вы запомнили мое имя, - усмехнулась она злобно.

- Что это значит? Что тебе нужно? – он выдохнул резко. Наверное, из его ноздрей пошел пар, как у быка, ведь ярость, наконец, ударила в голову, - Небеса! Как только я выберусь…

- Что? Убьете меня? Я помню, вы говорили, что не побоитесь этого сделать. И знаете… Я склонна верить, что это правда, - она постучала длинными и острыми, как когти, ноготками по его крепкой груди и убрала руку, - поэтому вы не выберетесь.

«Выберусь. Еще как выберусь, проклятая стерва», - подумал Артур, но решил не произносить вслух. Хотя сдержать ехидство ему всегда удавалось с трудом…

Однако сейчас следовало затаиться, затихнуть, выждать.

И привести в порядок мысли. Как он оказался в ее руках? Что именно случилось?

Воспоминания вертелись в голове роем и не желали выстраиваться в цепочку.

Он точно помнил, как отправился за Натаниэлем. Как попытался проследить за его дорогой в монастырь и выяснить, не свернет ли он по пути… Куда-нибудь, где не следовало бы быть подданному короны.

Он шел на большом расстоянии, ведь зимой всадника легко заметить в лесу, и ориентировался по следам. Благо отец часто брал его на охоту, когда Артур был мальчишкой.

Сэр Догейн помнил, как остановился на поляне возле старого черного пня. Почему? Почему он остановился?

Артур попытался вспомнить, но образы перемешались, мысли спутались. Эта поляна, тревожное ощущение, а потом – внезапная темнота. Большее не удалось выудить из памяти.

Скрип старого деревянного пола. Кто-то ходил вокруг пленника.

- Эй. Эй! Ария! Что ты задумала? Зачем я тебе нужен?

- Ария? Ее здесь нет, - усмехнулся голос, до боли знакомый.

Кто-то резко стянул с рыцаря повязку, свет ударил по зрению, сэр Догейн зажмурился болезненно.

Расплывчатые мутные пятна вскоре приобрели знакомые формы, глаза снова начали видеть. Артур различил несколько шкафов, забитых какими-то высушенными травами, баночками с разноцветными жидкостями, законсервированными ящерицами, лягушками и насекомыми… Под скатом низкой крыши располагалось ложе, устеленное мехами, на нем сидел черный кот, что внимательным взглядом пялился на пленника.

А перед ним, улыбаясь ехидно и ликующе, стоял Натаниэль.

- Проклятый ассирец, - выругался Артур, узнав его.

- Ха, скули сколько хочешь. Это все, что ты теперь можешь сделать! – выговорил сенешаль надменно.

- Ой, какие мы важные, - Артур сделал голос издевательски высоким, - вот выберусь и набью тебе морду. Тогда посмотрим, кто из нас будет скулить. Хотя нет. Ты, скорее, будешь визжать, как девчонка.

- Твоему красноречию позавидует любой одиннадцатилетка, - он усмехнулся, - не волнуйся, ты не выберешься.

- Как быстро перешел на «ты»! Всего-то надо было заковать меня в цепи! Ты слишком быстро сближаешься с людьми, Натаниэль. Однажды доверчивость тебе аукнется.

Тот стиснул губы раздраженно, выхватил тонкий меч с богато украшенной рукоятью, ассирцы любили все свои вещи обсыпать каменьями, и прижал лезвие к груди пленника.

- Мне интересно, будешь ли ты таким дерзким после знакомства с моим клинком. О-о-о, как же ты достал меня в замке! Но сейчас... Кто мешает мне отыграться? - сенешаль хищно осклабился, - может, отрезать тебе что-нибудь? Как тогда запоешь?

- Осторожнее с отрезанием, Натаниэль, - нахмурившись, но в остальном не выразив волнения, проговорил Артур, - твоя подружка крайне заинтересовалась некоторыми частями моего тела.

- Что?! - сенешаль недоуменно насупился, опустил оружие и отступил. Опустил взгляд, задумавшись... Вдруг безумный гнев вспыхнул в его взоре, выставив перед собой меч, он кинулся к Артуру. Острое лезвие укусило рыцаря за шею, дразнясь, - нет! Ты врешь, я даже не подумаю в это верить!

- Надо же, какая уверенность в своей пассии, - Артуру почудилось, что Натаниэль не в себе. Раньше он не выглядел таким безумным. Может, сдерживался? Или... Ария на него так влияла? Во имя Небес, да кто же она такая?

Впрочем, он подумает об этом после того, как меч уберут от его шеи. Сэр Догейн прикусил нижнюю губу. Почему? Почему ему никогда не удается держать язык за зубами?!

- Не обижай моего гостя, милый, - из соседней комнаты вернулась хозяйка дома. В руках она держала баночку с какой-то мутной жидкостью, - он нам еще пригодится, - дернув плечом, она присела на край стола возле ложа так, что из выреза на платье выглянула тонкая белая ножка.

Артур уставился на нее как зачарованный. Хотя помнил, что девушка пленила его, что она скрывает какую-то опасную тайну, что по какой-то причине Натаниэль подчиняется ей... Быть может, по той же, по которой рыцарь не мог оторвать от нее взгляда? Быть может, это колдовство, какие-то любовные чары?



Анна Шейн

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться