Почему мне нужна только ты? - 2

Размер шрифта: - +

Ч.1 Гл.1

Раиса Борисовна Николаева

 

Роман

 

Почему мне нужна только ты? - 2

 

Часть 1

 

Глава 1

 

Селин поставила локти на стол, ладонями обхватила голову и протяжно застонала, но легче ей от этого звука не стало, тогда она побилась головой о столешницу, пытаясь выбить из своей головы умные мысли, которые были ей сейчас, ой, как были нужны. Но и эта процедура не дала желаемого результата. Умные мысли не приходили, хоть тресни, а отвращение к предстоящему написанию недельного отчета усилилось многократно.

«Интуиция, - жалобно простонала Селин, - где ты? Почему ты не приходишь ко мне, когда так нужна-а-а-а, - ныла она, но интуиция молчала. – Интуиция, инквизиция, полиция, - одно за другим приходили ей в голову слова, и каждое слово нагоняло тоску. – Ну, что мне писать? – спрашивала она у самой себя. – Что?!», последний вопрос был вовсе не праздным, от этого отчета зависело очень многое, например изменение соотношения часов, которые она могла провести в спортивном зале или на полигоне вместе с группой, по отношению к часам проведенном в кабинете психолога в индивидуальных занятиях. Эти занятия Селин ненавидела всей душой. Уж лучше выстоять пару спаррингов, пробежать несколько лишних кругов, поотжиматься, попотягиваться – да что угодно, только бы не заниматься с мисс Веллой Колди, или с мистером Артуром Морти. От одного воспоминания ненавистных имен Селин скривилась, но это ничего не меняло, отчет должен был быть написан. Она уронила голову на стол, мучительно раздумывая, чтобы такое написать.

Вся проблема заключалась в том, что если искренне и правдиво описать свои ошибки, недочеты, то это было весьма чревато для дальнейшего существования. Этими же ошибками, в которых ты искренне признался, тебя будут тыкать, заставляя их многократно анализировать, делая выводы различной степени значимости и глубины, да и об успехах, лучше не упоминать, поскольку, кроме головной боли, никакой радости это не принесет… Но в то же время, если ничего не написать об ошибках, а мисс Колди (не к ночи будь помянута), их уже заметила, то тогда она сделает простой вывод о том, что своих ошибок ты не осознала, и тогда вообще начнется ад.

Как раз лавирование между тем, о чем можно спокойно сообщать, поскольку об этом и так уже знают, и тем, о чем знаешь только ты, и являлось главной задачей в написании этого недельного отчета. А чтобы отчет был написан правильно, как раз и нужна была, так страстно призываемая Селин интуиция, вот только она никак не желала появляться.

Селин разлохматила волосы, и теперь они стояли дыбом, глянула на себя в зеркало, скорчив страшную рожу. Эти манипуляции немного улучшили настроение, и она стала выбивать на клавиатуре строчки отчета.

«Надо упомянуть о том, что я знала, что Ингар не сдаст зачет? Важно это или нет? – (Селин случайно задела его в коридоре рукой, когда он шел в свою аудиторию). Задела и подумала про себя, что все будет плохо - так и вышло. – Написать или нет? – мучительно думала она, тут же представив, как мисс Колди смотрит на нее со спокойным непроницаемым лицом и въедливо интересуется: « Ты почувствовала, что будет плохо. Плохо – это как? Плохо только в данный момент времени, или плохо на несколько недель вперед? Плохо из-за того, что его ожидает пересдача, или это каким-то образом может повлиять на его дальнейшую жизнь?», Селин так ярко представила себе картинку возможно разговора, что быстро забормотав: «Ну его этого Ингора!», быстро стерла, написанные строчки. О взрыве в кабинете химии, она написала спокойно, да и как она могла не написать, если единственная со всей группы успела нырнуть под стол, и вонючая бордовая жидкость, обляпавшая всех вокруг, включая преподавателя, не задела только ее. А Селин с одного взгляда на пробирку, в которой внезапно забурлила темная жидкость, поняла, что сейчас все будет очень плохо. Хотя надо признать, о том, что на лабораторной что-то случится Селин знала еще с самого утра, именно поэтому она внимательно следила за всеми манипуляциями одногруппников и успела во время среагировать. Селин никому не призналась, что заранее что-то предчувствовала, поскольку кличка «ведьма», все чаще и чаще стала мелькать, когда разговор заходил о ней и Селин это очень не нравилось. Получалось, что она предвещает несчастья и неприятности, поэтому стоило рот держать на замке. А вот в отчете об этом упомянуть было необходимо, поскольку после взрыва в лабораторию прибежало много преподавателей и мистер Морти в том числе, и уж он-то с одного взгляда обратил внимание на чистое лицо Селин – она это сразу почувствовала.

Припомнив еще несколько мелочей, Селин со спокойной душой завершила работу, и стала раздумывать, чем ей заняться дальше. По-хорошему, следовало бы найти членов своей команды и посмотреть, чем они занимаются, но Селин до ужаса не хотелось этого делать. Командиром ее назначили всего два дня назад, когда сместили с этой должности Керта, поймав его в момент приема стимулятора во время очередных зачетов. Новое назначение ее совсем не обрадовала, команда Керта числилась в списке худших. Постоянные нарушения дисциплины, ссоры, драки между членами команды, к тому же Селин подозревала, что кто-то из команды сообщает начальству обо всех происшествиях, уж слишком удачно натолкнулись на Керта в той подсобке, не было ни малейшего сомнения, что кто-то его заложил. Предателей и доносчиков Селин ненавидела всем своим существом, знать, что в твоей команде есть такой человек, было неприятно.

«Ничего, - успокаивала она саму себя, - я быстро найду его и объясню, что товарищей предавать нельзя!», Селин немного лукавила, она уже и так знала, кто доносчик. Это был Льер Лейер! Селин даже скривилась, до чего неприятно было произносить это имя, и вообще, этот Льер ей не понравился с первого же взгляда. Какой-то щуплый, неказистый, прыщавый, он вызывал отвращение всем своим обликом. А вот Льер похоже влюбился в нее, она это почувствовала, хотя чувства такого ничтожества, кроме брезгливости, в ней ничего не вызывали. «Льер, - мысленно повторила она, - Бе-е-е-е, какое противное имя, вот же не повезло парню родиться в месяце, начинающемся на букву «л». Хорошо, что я в нем не родилась, а то была бы какой-нибудь Ланой, или Леей, или еще чем-нибудь похуже! - впрочем, имя Селин, ей тоже не нравилось, и она мечтала сменить его, когда накопит денег, поскольку смена имени, была недешевым предприятием. – Жаль, что выбирать придется из имен на букву «с», - огорченно думала она. – Что за дурной такой закон! Ну почему все дети, родившиеся в центрах, обязательно должны носить имя и фамилию, начинающиеся с той буквы, в каком месяце они родились? Что за дискриминация?». Селин постоянно возмущалась этим фактом, уж очень ей хотелось иметь имя короткое хлесткое и звучное, на букву «с» таких имен ей не попадалось.



Раиса Борисовна Николаева

Отредактировано: 04.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться