Почти год

Размер шрифта: - +

Часть вторая. О времени и о любви

 

Никита уже давно жил отдельно. Сразу после школы он уехал куда-то под Магадан и год проработал в старательской артели, а после армии поступил в Иркутский университет на геолога. Он мало писал домой, да и то в основном Свете – они с детства хорошо ладили.

Так получилось, что после того, как произошла трагедия, никто даже не знал, где искать его родных. Только через полгода, когда в общежитие пришла открытка ко дню рождения от Светы, по обратному адресу отправили письмо.

По рассказам очевидцев случилось всё так...

Маршрут был почти пройден, оставался последний, самый сложный участок: длинное узкое ущелье с тремя водопадами.

В горах прошли дожди, и вода прибывала с каждым часом. Обстановка была, хотя и сложная, но не настолько критическая, чтоб отменять сплав. Тем более ребята были в большинстве опытные, ходили и не такие маршруты. Всё же решили не идти на байдарках-одиночках, а пустить только два плота, так как вода подгоняла, а очень сложные стены ущелья не позволяли быстро организовать страховку с берега.

Первым пошёл большой плот, и ребята ввосьмером прошли до нижней отметки без всяких приключений.

Второй плот, катамаран-четвёрка, маневренный, но менее устойчивый, попал в беду на среднем водопаде. Резкий толчок буквально вышвырнул одного из экипажа в воду, он попал в тесную протоку между камней, и его унесло вперёд, пока катамаран огибал эти глыбы. Парня выловили внизу порядком потрёпанного, но живого.

Из лоции было известно, что сразу за третьим водопадом вдоль левого берега рельеф русла образует так называемую «бочку», винтообразный перехлёст потоков, поэтому надо было держать как можно правее. Однако втроём ребята не справились, не успели выгрести, и с водопада попали в самый штопор. Плот перевернулся... Уже внизу, за ущельем, за него цеплялся только один из троих.

Само собой, производились поиски, но безрезультатно, даже тел найти не смогли.

 

*

 

С раннего детства Свету и Никиту связывала самая неподдельная дружба и привязанность. Они много времени проводили вместе, держась обособленно среди большой семьи. Вообще взаимоотношения в семье не были по большому счёту благополучными. Мать – неглупая, но ограниченная и меркантильная женщина, всё своё время проводила в добывании денег, а в промежутках – в разнообразных склоках. Когда разбежались друзья и знакомые, она взялась за мужа, человека мягкого и тихого, вскоре выгнала и его, отсудив машину и квартиру. Хотя детей она по своему любила, ничего для них не жалела и за них могла сжить со свету любого. Деньги к ней, казалось, текли сами, а тут как раз началась вся эта перестройка, и вскоре она уже была хозяйкой нескольких киосков и двух магазинов.

Старшие сёстры – Валя, Наталья и Люда, уже повыходили замуж. С возрастом они всё больше становились похожими на мать. Мужиков они себе нашли вполне соответственных (здоровенных, мордатых, громких и как ни странно, даже на лицо каких-то неуловимо-одинаковых), и теперь жили обеспеченно, но всё в таких же вечных дрязгах, зависти и жлобстве.

Младшие дети – Никита и Света, были здесь как белые вороны, но друг в друге нашли родственные души, как и их отец, к которому они частенько тайком от матери бегали в гости (мать запрещала ему видеться с детьми и всячески пыталась настроить их против него). Позже, когда отец уже умер, Никита остался, по большому счёту, единственным близким для Светы человеком.

Гибель брата казалась Свете жутким сном. Это была настоящая беда.

 

*

 

После занятий на подготовительных курсах Юлька решила найти Свету. Расписание занятий висело на стене возле кафедры, и вскоре Юлька слонялась возле аудитории, где у Светы должна была быть следующая пара. Светы не было видно. Юлька ещё раз заглянула в дверь. Парень, сидевший на столе недалеко от двери, махнул ей рукой.

– Девочка, ты хочешь учиться?

Юлька смерила его взглядом:

– Я ваш новый преподаватель. Буду читать курс трансцендентально-ненормативной лексики. А пока у меня к вам, молодой человек, недвусмысленный вопрос: где мне найти Шанскую Светлану?

Парень почесал в затылке.

– Она вообще-то после первой пары ещё ушла. Заболела, что ли. А вы, девушка, откуда такая серьёзная?

– Откуда? – переспросила Юлька. – Я же не преподаватель анатомии. Ну ладно, спасибо, юноша, учитесь хорошо.

Она вышла из университета, на набережной остановилась. «Ну что это за вот... Придётся ехать в общагу».

 

*

 

Света лежала на кровати и беззвучно плакала лицом в подушку. Дверь не была закрыта, Юлька постучала, вошла и теперь сидела у стола, неуверенно поглядывая по сторонам.

На столе лежало раскрытое письмо. Читать чужие письма, конечно, нехорошо, но ведь явно что-то случилось, и письмо так удобно лежит...

Юлька бросила взгляд, потом вчиталась. Пробежав нижнюю строчку, про себя присвистнула: «Оппачки! Ну что за не везёт девчонке. И братишка, наверное, любимый был...» Она тихонько потрогала Свету за плечо. Та обернулась и как будто даже не удивилась.



Дмитрий Басов

Отредактировано: 01.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться