под дланью бога

Размер шрифта: - +

есть много друг Горацио на свете, что не известно мудрецам

冯提莫《离人愁

  

  Каждый выбирает для себя 

  "Женщину, религию, дорогу. 

  Дьяволу служить или пророку 

  Каждый выбирает для себя. 

  Каждый выбирает по себе 

  Слово для любви и для молитвы. 

  Шпагу для дуэли, меч для битвы 

  Каждый выбирает по себе. 

  Каждый выбирает по себе ,

  Щит и латы, посох и заплаты.

  Меру окончательной расплаты 

  Каждый выбирает для себя. 

  Каждый выбирает для себя. 

  Выбираю тоже, как умею. 

  Ни к кому претензий не имею: 

  Каждый выбирает для себя." (Левитанский) " 

  

  

  В общем, начиная от далеких предков и до меня, умение добиваться поставленной цели было вбито в сознание крепко. Отцу еще ремнем и дрыном перепадало, ради закрепления результата правильного отношения к ДЕЛУ. А у мамы тоже не хуже было, разве что без бития - определяющего сознание. А вот на мне оторвались все: два прадеда, оба ветераны ВОВ. Со стороны отца - механизатор, прекрасный баянист и мамин - профессор психологии. Оба деда ветераны СА в звании генерал - майоров и оба хитромудрые до невозможности. Обе бабки, с отцовской - геологоразведчик (та, это которая под геологом), а бабушка именно разведчик, правда на пенсии, дальше нефтяной лаборатории не выезжала, с маминой стороны баба Валя -педагог с солидным стажем и ярый противник ЕГЭ: вот мое раннее детское окружение. 

  И всё моё детство было бы как у всех если бы не одно но - говорить ,ходить ,играть на гармошке я научилась одновременно... Все решили - я вундеркинд и понеслось... Прадед - психолог составил программу воспитания меня - гения, в спорах с бабой Валей утвердил и всей родней претворили сие в жизнь. Скучно мне не было, в прямом смысле слова. Я сама ко всему стремилась и не могла понять, как это можно, что-то сделать плохо - ведь стыдно же.... 

  Гром гремел, земля тряслась, когда на свет я родилась. Так гласит семейная легенда о моем дне рождения. Мамин дедушка Лева подарил маме свой труд по практическому воспитанию малышей и был этим доволен-"хоть внучке сгодится если нашей разваливающейся педагогической науке не надо". Мама вместе со своей мамой прочитали, оценили и согласились, что методики, предложенные дедушкой, кроме пользы вреда не нанесут и принялись претворять их в жизнь и не только на мне. Бабушка перенесла часть методики в школу, где преподавала языки: английский, немецкий и французский. А школа регулярно пополняла ведущие вузы страны студентами. Средний балл выпускников был не ниже четырёх. А вот мне пришлось отведать прадедушкиных опытов по самое горло. Лев Яковлевич Шац (вовсе не еврей), еще в конце сороковых, прошедший всю войну с шестнадцати лет и Победу встретивший в Вене, встретил на концерте Вольфа Мессинга и "заболел" тайнами работы мозга. Окончил мединститут по психиатрии и психологии, получил еще одно образование по педагогике, всю жизнь исследовал вундеркиндов, экстрасенсов и прочие аномалии, пытаясь нащупать то зерно, которое породило бы естественное объяснение причин этим явлениям. 

  Мне дозволялось многое из того, что позволяло познавать мир. Помню, лет в семь, сконструировала батискаф; для испытаний -колодец, испытуемый цыплёнок-испытания прошли успешно. Прадедушка Ян Густович, сам крутил ворот, я-то не доставала. С прадедушкой Левой и бабушкой Юлей первым языком, освоенным мною, была латынь. Я уже в детстве знала, как, какой камень называется на латыни. А затем на латынь легко легли испанский, итальянский, английский, немецкий и французский. При этом я ходила в музыкальную школу, испытывая восторг от каждого посещения. Таинственный мир звуков раскрывался мне с удивительной силой. Это было очень интересно. Вообще, когда я говорила "интересно", все замирали в ожидании, сколько же времени мне понадобится, чтобы интересно превратилось в обыденно и было изучено вдоль и поперёк. После какой-то командировки папа сменил место работы, и мы уже не проживали за тридевять земель по гарнизонам. Папа чаще был дома, и мы с ним ходили в походы. Там я полюбила гитару, научилась стрелять из всякого разного оружия. Папины друзья прихватывали с собой всякое эдакое -стреляющее. Ну я и отрывалась. Правда и чистила сама, но ведь интересно.... Автожир мы с дедом собрали в мои тринадцать, из мотоцикла папы, на котором он катался до армии, и я даже полетала на нём. Ведь интересно же...Где-то тогда же собрала первое своё радио, затем телевизор, а потом и компьютер по чертежам и работал он не хуже прочих. А в перерывах, как бы между делом, я придумывала взрывпакеты, домашнего приготовления, стрелялки и пулялки, типа поджига обыкновенного, арбалет из старых лыж и дельтаплан, доморощенный, из раскладушки времен Хрущёва - трубки у нее были прочные и легкие, самое то, с холма разбежаться и пролететь хотя бы пару метров. Кто не летал - тот не поймет...Учили меня ПРАВИЛЬНО, не ограничивая в знаниях: никаких "это тебе еще рано знать". Камасутру лет в девять откопала. Интересно!!! А мне в довесок "Песнь Соломона " из Библии. И парочка лекций о роли целомудрия в плане нации и рода человеческого, а также о всех болезнях для распутников, с КАРТИНКАМИ на последних стадиях. Я тогда решила: да ну её, эту любовь, на фиг, чтобы ТАК ЗАБОЛЕТЬ?! Уж лучше не любить вовсе!!!

     Даже когда в четырнадцать лет я закончила школу и музучилище - то взбрыкнула и послала всех с консерваторией лесом и заявила - стану врачом. Отец хмыкнул "всё - доча музыкой объелась, вот пускай и идёт в медицину. Правда совет дал дельный; не сразу в институт, а в техникум, на фельдшера. Преимущества в моем возрасте неоценимые; ежели дальше в институт; один экзамен вместо трех: 



готт юлиан

Отредактировано: 19.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться