Под крылом дракона

Font size: - +

Глава 10. Ключ от всех дверей

Глава 10. Ключ от всех дверей

Весь остаток дня после случившегося я провела в своей комнате, терзаемая угрызениями совести. Лишь когда оба солнца скрылись за горизонтом, а под окном засвистели, разрезая крыльями воздух, ночные птицы, мне удалось забыться робким тревожным сном.

Наутро я проснулась с тяжелым сердцем и окончательно озверевшим желудком. Твердо решив, что не собираюсь провести в промозглой комнате остаток дней, и ежели помирать, то хотя бы с чем-нибудь съестным в зубах, я направила свои шаркающие от бессилия стопы на кухню.

К моему облегчению, она пустовала. Как, впрочем, пустовали кастрюли, сковородки и полки шкафа. Дракон, видимо, уже вершил свою страшную месть, отлучив еретичку от провианта. В тоске я стала грызть единственную найденную морковку — она была вялой и безвкусной, как вата, но моему желудку, в отличие от меня, было плевать.

Я быстро управилась с овощем и хотела было возобновить поиски, когда дверь с угрожающим скрипом отворилась.

Словно в замедленной съемке, я наблюдала, как в дверном проеме появляется Джалу — высокий, мрачный и неотвратимый, словно смерть.

Как кролик на удава, я глядела в его осунувшееся лицо с залегшими под глазами тенями, и думала о том, что если рано или поздно в жизни каждого человека наступает момент под названием «трындец» —  то в моей жизни он уже наступил.

- Проголодался? – голос Джалу звучал почти ласково, так что мне немедленно захотелось превратиться в какую-нибудь утварь и слиться с интерьером.

Я отчаянно замотала головой, понимая, что прямо сейчас нужно найти слова: извинений, оправданий – да какие угодно! Но язык, как назло, не слушался – ватным комком залепил глотку, не давая вдохнуть.

- Ты кушай, кушай... - со странным выражением во взгляде сказал дракон. Так я обычно смотрю на свежие ванильные булочки в столовой.

Я хотела было сказать, что есть мне нечего, и для наглядности продемонстрировать обгрызенный морковный хвостик, но вместо этого лишь громко икнула.

Хууб, все это время копошившийся за пазухой, почуял, что пахнет жареным, и сообразительно притворился спящим.

Джалу тем временем, придвинул стул поближе, сел напротив меня, опустив подбородок на скрещенные руки.

- У Бога-Дракона есть двое сыновей... – начал он низким вибрирующим голосом, от которого по спине забегали мурашки. - Старший Таль Ур олицетворяет порядок и созидание. Смертные называют его Создателем и чтут, как единого Бога. Он представляется им высоким седобородый старцем в белой робе...

Я хмурилась и кусала губы, не понимая, зачем Джалу это рассказывает.

- Второй сын Ваал Гал олицетворяет хаос и разрушение, - с каменным лицом продолжал дракон. - Смертные страшатся его. И не зря: Ваал способен вызывать разрушительные торнадо, засухи, землетрясения... пожары.

Я сглотнула, в горле першило.

- Говорят, тот, кто осмелится изобразить Ваал Гала, обрушит на себя всю его ненависть, поэтому никто не знает, как он выглядит, - Джалу криво усмехнулся. - Мне же выпала великая честь: я знаю!

Сообразив, что уже несколько минут забываю моргать, я отчаянно захлопала глазами.

Все внимание приковывали тонкие губы – то приоткрывающие, то, будто стыдливо, прячущие влажные клыки.

- Теперь я знаю, что он маленький, ушастый, будто гремлин, и рыжий. А еще жутко нахальный.

Я насуплено шмыгнула носом. Намек Джалу был прозрачнее некуда.

- И во всю тощую задницу у него — свежие шрамы.

 Я невольно сильнее вжалась в стул. Сказала, заикаясь:

- Н-нет у меня шрамов…

- Будут, - ласково улыбнулся Джалу. - Я как раз розги замочил.

Чувствуя, как сердце быстро собирает чемоданы и переквартировывается куда-то в область левой пятки, я сделала последнюю попытку вразумить кровожадную рептилию:

- Детей бить нельзя, это аморально!

- Хорошая порка никому не повредит, - философски ответил Джалу, ковыряясь пальцем в зубах, - тем более, непослушным детям.

Помусолив кулаками слезящиеся глаза, я жалобно воззрилась на дракона.

Вообще он был на удивление спокоен после случившегося. Когда я убегала из башни, то мысленно уже прощалась с жизнью, но сейчас шансы на выживание виделись мне все отчетливей.

- Ты... разве не сердишься?

Через секунду я уже пожалела о своем вопросе.

Дракон перестал улыбаться. Глаза его опасно сверкнули. В который раз за день первобытный ужас заставил волосы на затылке встать дыбом. И все же, несмотря на страх, глубоко внутри зазвенел радостный колокольчик — глаза, полные огня и ярости, нравились мне гораздо больше, чем тусклый бессмысленный янтарь, в который они превратились, когда Джалу осматривал развалины сгоревшей библиотеки...

- Сержусь? - сипло переспросил он. - Да я в ярости!

Дракон вскочил со стула, склонился надо мной, крича прямо в лицо. Он судорожно сжимал и разжимал кулаки, скрюченные пальцы тянулись к моему горлу. В какой-то момент показалось, что Джалу ударит меня – такими страшными были его глаза и кулак, как гильотина, занесенный над моей головой. Хотелось испуганно сжаться, но вместо этого я выпятила грудь и изо всех сил зажмурила глаза, решив с достоинством принять заслуженный удар.

- Ты... Ты... - дракон задыхался, его горячее дыхание опаляло кожу. - Ты почти уничтожил то, на что я потратил половину своей жизни!!! Ты, мелкий недоносок, человеческий выродок, тупая домашняя зверушка!!!

Не выдержав, я разревелась. Слезы просто текли по щекам. Я ничего не могла с собой поделать, кусала воспаленные губы, стараясь сдержать плач, но соленая влага лилась и лилась, словно внутри меня прорвало незримую дамбу. Весь ужас, страх и, более всего, угрызения совести, накопившиеся во мне за все это время, сейчас рвались наружу, вытекая вместе с горькими даже на вкус слезами.



Терри Лу

Edited: 19.08.2016

Add to Library


Complain




Books language: