Под моим крылом. Шестикрылая ведьма

Размер шрифта: - +

Глава 9 Где мои красные крылья? Опять потеряла?

Какой самый короткий день в году? Нет, не 21 декабря, а 1 января. Проснулся, позавтракал, стемнело. А я в этот день проснулась сразу вечером. Спала бы и дальше, но меня разбудили настойчивые телефонные звонки. Бодрым и веселым голосом Мая поздравляет меня с наступившим Новым годом и спрашивает, когда я приду, они меня ждут. Я и забыла, что мы договаривались встретится. И, вообще, меня тошнит от ее безудержного веселья. Хороший человек моя подруга Мая, но могла бы веселиться чуть меньше.

- Я не могу Мая, извини. Мне плохо, я сплю.

- Ой, как же ты повеселилась этой ночью!

О да. Не описать словами мое веселье. Развлекалась во всю. Сначала бросила ресторан с кавалерами, шампанским и дедом Морозом, потом везла Киру в роддом, стала донором крови и согревала новорожденную дочь Киры и Вадима. Вот капец, как весело. Никому не желаю так встречать Новый год.

- Тогда мы едем в тебе!

- Зачем? Дайте умереть спокойно...

- Вот именно поэтому. Ты нам только дверь открой и все.

Я опять задремала и проснулась уже от звонка домофона. Умереть мне не дадут. Не сегодня.  Я была совершенно не готова принимать гостей, в холодильнике стерильная чистота, елка не наряжена, сама лохматая и опухшая ото сна. И я даже не стала ничего с этим делать, как-то приукрашать ситуацию. Кто ко мне в гости сам настойчиво напрашивается, так ему и надо, пусть любят меня и такой.

Мая и Захар, похоже, любят меня очень сильно, вида моего не испугались, притащили гору еды, сами накрыли стол, а меня отправили приводить себя в божеский вид. Мая так и сказала:

- Сходи в душ, приди в себя, будем тебя реанимировать. Нельзя же так сильно развлекаться, честное слово.

Вот подожди, выйду из ванной и расскажу, где я встречала Новый год. Обхохочешься.

Это была здравая мысль - отправить меня в душ. Под струями горячей воды с меня смываются все страхи и переживания. Когда Гаврилыч высадил меня возле подъезда, у меня хватило сил только доползти домой и рухнуть на кровать прямо в том больничном халате, не раздеваясь. Очнулась же только от звонка телефона. Кстати, надо позвонить в роддом, узнать, как себя чувствуют Кира и ее дочь. Обожечки, у меня на животе лежал новорожденный ребенок! Чтобы остановить нахлынувший приступ паники я направила воду себе на голову.

В зеркале ванной я вижу свое немного помятое отражение. Зеленые крылья тусклые. А красных нет. Ну как так-то?

Когда я появилась перед своими гостями, почти красивая и совершенно проснувшаяся, они уже накрыли стол в гостиной и ждали меня. А че это они так жмутся друг к другу и хихикают? Мая сидит на коленях у Захара, а он, кажется, гладит ее по попе. Прекратите немедленно, не в моем доме, я порядочная женщина!

Что это со мной? Откуда это ханжество? Кто это здесь вдруг стал такой порядочной женщиной, что смущается от вида целующейся парочки?

- Вот, совсем другое дело! - Смеется Мая, увидев меня. И даже не думает пересесть в свободное кресло рядом. Слезь с него немедленно! - Рассказывай, где и с кем ты так тщательно погуляла?

- Обязательно! Только сделаю один звонок, прошу прощения!

Набираю номер, который мне продиктовала добрая бабушка Оксана. Хотя, кому она добрая после всего, что заставила меня сделать.

- Добрый вечер. Могу я узнать состояние Киры Царской, ей делали кесарево ночью, и ее дочери? Да, родственница. Ну, сестра. - Вру и не краснею. Смотрю в упор на Маю и вижу, какими большими и удивленными становятся ее глаза. Лишь бы те ее карие искры, с которыми она так носится, не повыпадали. Захар и вовсе не в теме обо мне, роддомах, роженицах и новорожденных, он меня и не слышит, целует Мае руку.

Мне отвечают, что Кира все еще в реанимации, но прогноз хороший. Завтра планируют перевести ее в обычную палату. Новорожденная в детском отделении, судя по всему, с ней все хорошо.  Завтра я могу их навестить.

Какой кошмар! Малышку еще не принесли маме, она еще не в состоянии ухаживать за ней. Кто же там за ней присматривает, греет, кормит? Медперсонал там внимательный и работу свою знает, но вряд ли они будут с любовью носить ее столбиком после кормления и положат себе на живот.

Возникло непреодолимое желание бежать в роддом, оголить живот с кубиками пресса и положить на него дочь Киры.

Я совсем уже рехнулась!

Закончив разговор, я опустилась на диван и попросила налить мне воды.

- Может, шампанского? - Предлагает Захар.

- Нет, спасибо. Воды, пожалуйста. - Когда это я предпочитала воду шампанскому?

- Рассказывай! - Говорит Мая.

Я и рассказала. Вот как было все, так и рассказала. Мая реагирует бурно - ойкает, вздыхает, сочувственно хлопает меня по руке, закатывает глаза свои серые вместе со всеми искрами. Захар слушает спокойно, он больше занят ухаживаниями за Маей.

- Поверить не могу! - Говорит Мая, когда я закончила свой доклад «Как я встретила Новый год». - Вот это тебя угораздило! А мы думали, что сможем тебя удивить новостью, но ты нас обыграла.

- Какая новость? - Шампанского я не хочу, а вот все эти вкусняшечки, что они привезли, невероятно меня соблазняют. Я набрала себе полную тарелку и устроилась прямо с ногами на диване. Я хозяйка дома, типа. Могу сидеть, где хочу и как хочу. Вот, красная рыба и печеночный торт - то, что мне нужно, чтобы восстановить свою кровь. И еще красное вино!



Наташа Гера

Отредактировано: 03.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться