Под навесом мрака

Размер шрифта: - +

Глава 16

Глава 16

 

Что-то хрустнуло. Кажется, это была сухая ветка, оказавшаяся под ногами и не выдержавшая ее вес. Хруст напомнил звук, при котором ломалась кость. Такой же звонкий и неожиданный. ХРУМ. И что-то сломалось. Она перекувыркнулась. Только чудо позволило Маше разминуться с острой ветвью, торчащей как частокол из земли. Она выставила перед собой руки, рухнула на землю, перекатилась и оказалась в каком-то ручье, почувствовав жар всем телом. Это был не ручей, нет, это был самый настоящий гейзер. Вода в ручье должна была быть холодной как лед. Сейчас же она обжигала. Она не казалась холодной, вода в ручье казалась кипятком. И этот пар… Он шел вверх, целыми клубами, из-за него было трудно дышать. Создавалось впечатление, будто неподалеку прорвало горячую трубу. Она видела, как к берегам ручейка прибило рыбу, перевернутую вверх пузиками. Рыба в ручейке подохла и сварилась, словно в ухе. Тонкая блузка, насквозь пропитанная влагой, прилипла к телу. В нескольких местах она оказалась порвана и перепачкана чем-то напоминающим мазут. Юбка выглядела не лучше, превратившись в самую настоящую тряпку. Мокрые волосы напоминали мочалку…

Горячая обжигающая вода вернула Машу к реальности. Мокрая насквозь она сидела в ручье и оглядывалась по сторонам. Реальность пласт за пластом возвращалась в сознание и Маша с трудом сдержала себя от того чтобы не разрыдаться. Она смотрела на свои синие от уколов вены и круглый живот, в котором рос ее малыш и слезы накатывались на глаза. Что с ней сделали эти люди? За что?

Тело выкручивало и она с ужасом увидела, как в воде появилось размытое зеленоватое пятно. Маша, пошатываясь, поднялась на ноги. Вся дрянь, которую ей вкололи эти люди до сих пор была внутри нее и, похоже, выходила наружу. Но… Внезапно все мысли отошли на второй план и в сознании встал один единственный вопрос. Как она сюда попала? Где она была сейчас?

Теперь она не видела забора, тех людей обколотых врачами в камуфляже, не видела того ужаса, что происходил в коровнике переделанном под госпиталь военными. Все это куда-то делось за один миг. Маша понимала, что она далеко от того Богом забытого места. По всей видимости, она шла сюда на автомате, как лунатик, который встал с кровати посереди ночи, с ватными ногами, невидящими глазами, не понимая куда идет и зачем. Это был шок. И только сейчас случилось то, что должно было произойти. Маша приходила в себя… если так можно было сказать. Она бежала? Нет? Но как она оказалась тут?

«Все ОК», - заверила она себя.

Слова в голове звучали издевательски. Она не помнила совсем ничего. Неужели она бежала… Но как ей это удалось? Маша попыталась разозлиться на саму себя. Глупо, но это помогало всегда, когда нужно было сосредоточиться и навести в голове порядок. Она сжала ручки и больно укусила себя за губу. Нет, сейчас затея не закончилась ничем хорошим. На ладонях остались отметины он ногтей и она чуть было не прокусила себе губу. Рассердиться не удалось. Она понимала, что единственное чувство, которое у нее есть сейчас это растерянность. И если бы не вода, показавшаяся ей такой горячей, которая и привела Машу в себя, вполне возможно, что она шла бы бездумно дальше и дальше. То, что кололи ей там, казалось слишком сильным средством, и она до сих пор не могла очнуться.

На секунду Маша задумалась о том, как же все-таки дрянно должно быть выглядит она сейчас. Без туфлей, с растрепанными волосами, вся мокрая насквозь, в испорченных напрочь блузке и юбке. А ведь именно эту блузку она хотела себе на день рождения! Именно сейчас, когда Маша сидела у ручья, обхватив себя руками, ей захотелось топнуть ножкой и закричать, что так не должно быть. Только не с ней и… НЕ С ЕЕ РЕБЕНКОМ. Она аккуратно положила руки на живот, где уже пятый месяц теплилось ее дитя. Только ради него стоило взять себя в руки и попытаться посмотреть на произошедшее со стороны.

Вода из ручья теперь не казалась такой горячей, какой могла показаться сперва. Маша почувствовала, как тело пробивает дрожь и начинают коченеть конечности.

- Ты дура, - прошептала она.

Все что было, все, что случилось с ней в том странном госпитале, сейчас это не важно. Нужно было думать о другом. Что будет с Кириллом? Она крепче прежнего обхватила себя руками и принялась растирать плечи ладонями. Судя по всему, солнце давно скрылось за небосводом. Было далеко за полночь. Пришла ночная пора и темнота вокруг сковывала. Зубы предательски застучали, но мысли, несмотря на холод прояснялись. Разум судорожно пытался выдернуть ее из омута вопросов и догадок и буквально силой заставить мыслить рационально.

«Я же могу, да? Могу?».

Но как только она вспоминала о том, что сделали с ней эти люди, о странной зеленоватой жидкости, которая вышла из нее в воду ручья, на глаза наворачивались слезы и Маша с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Там… Там…

Она судорожно потерла ладонями плечи и сжалась в комок. Подбородок уперся в колени, которые дрожали, словно отбойный молоток. Она изо всех сил старалась вспомнить что же произошло с ней после того как ее вывели во двор госпиталя и как она оказалась тут. Где она порвала и перепачкала вещи и что это было за место, куда она пришла? Маша с ужасом осознала, что в ее голове остались какие-то отрывки, смутные очертания, словно пятна не отстиравшегося порошка на вещах. Она помнила лишь тот самый двор огороженный частоколом рядом с коровником. А потом… Вспомнить то, что было потом представлялось затруднительным. Маша помнила странную вспышку ярко-белого света и удар. Именно в этот момент ее выключило. Именно выключило, как будто некто нажал на невидимый тумблер в голове.

Она некоторое время так и сидела, склонив голову. Воспоминания нехотя возвращались какими-то неясными очертаниями и отрывками. Маша смутно вспомнила картинку того как она бежала сюда сквозь лес. Какие-то люди… Она вспомнила, что видела много людей, была паника. Но вспомнить, что это были за люди, с чем была связана паника, ей не удалось.



Валерий Атамашкин

Отредактировано: 11.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться