Под Небесным Царством. Истории.

Размер шрифта: - +

Под Небесным Царством. Истории.

ЧАЙ И ЧЕЛОВЕК
Я живу высоко в горах. Дом находится в далеком горном лесу, уходящим извилистой змейкой в низины замерших рек. Названное Мягким Оврагом из-за пухового снежка в округе, это место стало для меня самым любимым из всех,где я бывал. Тихие песни ветров здесь звучат чётче всего, а волчьи путешественники  часто поют свои песни для луны. Холодный ветер заставляет меня двигаться, жить, искать тепла. И это хорошо. Многократно я ощущал в своей жизни, как чересчур мягкий климат утягивал меня в одеяла лени и безделья. Но здесь меня им не достать. Здесь мои руки заняты трудом, а ноги ведут меня по лесистым дорожкам, засыпанным мягким невысоким снежком, день ото дня напоминающим бархатное одеяние. Временами хребты гор напоминают мне формы спящей принцессы. Будто давным-давно из Небесного Королевства пришла дочь забытого повелителя и уснула тут, став в итоге белой горой. А, может быть, так оно и есть. Ведь часто я слыхивал сказки о том, что Зеркальное Озеро было раньше вратами для небожителей, которые те использовали для своих приключений.
Сколько же я живу среди гор? Не вспомнить... Да и нужно ли? Суета городов всегда напоминала мне беспокойный муравейник, коим постоянно управляли особенно толстые и ленивые жуки, толком не понимающие, для чего они залезли в чужие штаны. Когда я говорил о таком сравнении белке, та только качала головой из стороны в сторону. Наверное, думает, что я несу какой-то бред. Но послушай она россказни городских мудрецов, она бы давно решила, что она единственная ненормальная в округе.
Холодные ветра били мне в спину, пока я рубил опавшее дерево у устья реки, иногда делая короткие паузы, чтобы взглянуть на ледяное зеркало. Горы и небо, в совокупности со светом солнца, делали прекрасное искажение на ледяной поверхности реки, создавая различимые голубоватые линии, напоминающие штрихи ягодных чернил. Постоянно при виде этих цветов, этих линий, внутри назревает жгучее желание написать что-нибудь. Но не выходит. Стоит только войти в мою избу, как тут же уют дома сбивает весь интерес и желание. Будто ленивый зверь, которого хоть и надо кормить теплом, но все же требующий от тебя такого же покоя, как и он сам. Размеренности. Неспешности. И будто другим человеком становлюсь я - забывчивым, не желающим думать о будущем. Только на природе просыпается желание именно ЖИТЬ в полной мере этого слова. Делать что-то значимое, важное. Двигаться и утверждать свою важность. Но рано или поздно заканчиваются силы, и появляется только желание отдыха. Ну а где отдыхается лучше? Конечно же, дома. И именно там все порывы если не исчезают, то по крайней мере утихают. Будто порыв надвигающегося урагана сбивается до легкого летнего ветерка.
Из крон дерева послышались громкие хлопанья крыльев. Совы просыпаются. Здесь они почти не спят в ночное время суток, предпочитая охотиться у горного массива за малой живостью. А значит, мне пора уже возвращаться домой. Наколотых мной дров хватит ещё на пару спокойных вечеров в компании с чаем.
Ах, как же я люблю чай. Чёрный, зелёный, красный! Иногда мне удается добыть листья синих и белых. Действительно. Чудесное место. Тут скрыты секреты, о которых мало кто знает. В тайных тропах и полянах, несмотря на жуткие морозы, тут растут дикие растения, из которых выходит прекрасный напиток. Даже без сахара их вкус прекрасно выражен и ощущается долгие секунды после первого глотка. Так спокойно и размеренно становится на душе. Я и сам не заметил, как стал думать лишь о нем. Каждый день для меня начинается и заканчивается питьем. Временами я забываю даже о еде, толком не готовя себе ни супов, ни мяса. Да, я давно понял, что чай этот обладает необычными свойствами. И его нужно беречь, ибо только благодаря ему я ещё живу тут, не зная бед и боли. Горы и чай. Будто маленькая сказка лишь только для меня.
Путь домой был лёгким - извилистые тропинки только с виду кажутся запутанными и непонятными. На деле же они просто закручивались у каждого крупного дерева, но в итоге вновь возвращались на верную дорогу. Даже в вечной зиме они не пропадали и чётко проявлялись средь снежных подушек. По возвращению домой я даже не смотрел на неё - столь долго мое тут пребывание, что направляет меня только пейзаж. И что для других - хаотичные лесные лабиринты, то для меня - указатели и направления. Да, ко всему человек может привыкнуть: неважно, как впервые становится все для него сложным и непривычным, ведь постепенно это становится привычным делом. Даже в самых суровых дорогах своей жизни можно найти что-то знакомое, за что можно уцепиться и двигаться дальше. Печально, что не все люди способны среди чёрного неба и дремучих лесов найти родную иву. И винить их не за что: каждый страшится этого леса. Каждый желает найти выход из него. Но страх давит. Страх сковывает. И временами этот самый лес просто пожирает.
Воистину, мысли мои напоминают бесконечно ветвистое дерево - вот только я думал о деревьях, а вот уже думаю над тем, как страшно бывает встречать испытания. Зато я добираюсь до дома за считанные минуты. Понятно, что на самом деле проходит больше времени, но голова моя говорит обратное. А я и не против. Ведь только так я...
Рука моя зависла над ручкой двери. Ощущалось что-то неправильное. Будто что-то пропущено. Напоминает сны, когда ожидаешь ,что вот сейчас прозвучит громкий "бум" а в ответ тебе летит "кря". И дело было в двери. Она была открытой. А внутри звучал лёгкий шум шагов - неспешный, деловой. По спине побежали мурашки, а по бороде букашки - людей я тут не видывал и не встречал. Да и что тут делать им? Зверья мало, плодородной почвы тоже, и даже древесина хоть и в изобилии, но не стоит того, что бы уходить ради неё за дни и ночи долгой дороги. Но кто тогда? Медленно я стащил со спины тюк с дровами и убрал в сторону мешок с травами: сейчас все это будет только мешать.
Почти не дыша, я ухватился за ручку и, крепко сжав холодную деревяшку, толкнул дверь. Страшился я только что незнакомец сейчас услышит скрип верхней петли, которую я так и не смазывал, несмотря на свои напоминалки. Постоянно откладывал все на потом. А сейчас это может сыграть на руку незнакомцу. Секунда... И дверь открылась без каких-либо звуков. Даже сквозь осторожность и напряженность я подумал - необычайно странно, что именно сейчас петля таки не заскрипела со звуком заболевшего ангиной кота. Воистину благо - видимо мой дом за меня!
Внутри, в первую очередь, я почувствовал запах ягод и готовой сдобы. Что ж это получается - незваный гость, увидев дом, вломился в него и решил приготовить себе поесть из моих запасов? Воистину нагло! Хотя... Следов взлома я не заметил. Просто приоткрытая дверь. Неужто вскрыл её какими-то приспособлениями?
-Не стойте в дверях, право слово! Входите поскорее, не пускайте мороз в дом!
Это следующее, что я встретил, когда вошел в прихожую - добрый молодой голос мужчины, слегка звонящий при окончании каждого слова, будто напевал каждую фразу. И как это так - он ждал меня? Двойне непонятно!
Осторожно я закрыл за собой дверь и, пока шел на кухню, думал - а есть ли кто у меня из знакомых с таким голосом? Не помню такого. Сколько себя помню, меня окружали взрослые люди и изредка молодые девушки, чьи голоса я помню ещё твёрдо. Я всегда мог запомнить по звучанию голоса человека быстрее, чем его имя или даже внешность. Называли даже в своё время Совиным Ухом. Почему именно совиным? Да уж не помню. Назвали и назвали, мне клички были не интересны.
-Небось, проголодался, дядя? С утра в чаще у рек ветвистых!
Продолжил напевать благородным гласом незнакомец. Когда я его увидел, то встретил сначала его спину. Не лучшее начало знакомства. Хотя... Очень удобно, чтобы дубиной заехать! Вот только дубину-то я не взял. А подниматься на второй этаж больно долго. Эх, как замечательно бы легла!
Высокий, с длинными, по шею кучерявыми волосами цвета овса. Спина широкая, плечи крепкие, значит, привыкший к работе. Одет в рубаху с длинными рукавами. И очень много цветных узоров, напоминающих путаные кроны деревьев. С такого ракурса он был похож на большой горшок, в который кто-то презентабельно засунул овса для коня. Или коровы. А может вообще для козла.
-Много ли набрал чаю, дядя?
Плавный разворот, и вот я увидел лицо незнакомца. С румяными щеками, пышными усами и яркими зеленоватыми глазами. И глядел-то  как! Будто родственника повстречал. В ответ я только нахмурился. Ишь, че удумал. Небось, думает, что сбрендил я уж давно и не пойму, что незнакомец пред о мной. Он буквально лучился светом и силой. Молодые они все-таки. Но что-то все равно было не так в нем. Будто что за этим обликом скрывалось от меня. Я бородой чуял - не так прост может быть этот парнишка.
-Много, да не тебе. Ты кто такой будешь, а? Зачем проник в дом мой?
С места в очаг прыгнул я. Нечего тут медлить. Сразу и по делу нужно все решать. А если что, то я тоже не маленький - живо ему по шее надою. Неважно что там у него за сила, ибо правда на моей стороне.
-Право, дядя, не гневайтесь. Не со злым умыслом я пришел к вам.
Еще радостнее заулыбался мужчина. Будто вот-вот кинется обниматься. А в руках у него скалка.
Невольно я сглотнул.
Не похоже, что он собирался меня ею бить. Все в его движениях и голосе говорило о его расслабленности и доброте. Но всё равно я не мог успокоиться. Да и какой нормальный человек смог бы?
-Не со злым? А врываться в чужие избы хорошо что ли, м? - рубанул я в ответ на его слова, но уже с заметным опозданием. Парнишка это понял. Не глупый. Он понимал, что меня это напрягает. И все равно играл свою роль добродушного простака.
-Ну как же ж? Не только твоя, дядя! Дом твой и этого леса! С усердием ты его делал, с добротой. И зверь чует, что дерево не убивали. Чуял он, как ты осторожно снимаешь кору со стволов и как усердно вырезаешь рисунки древние! Добром был сделан твой дом, и добро он тянет!
Признаться, от этих слов стало мне на минуту так спокойно и совестно одновременно. Так складно говорил, будто сердце мне листает и читает, что в нем было. Наверное, другой бы испугался. Устрашить человек, как говориться, того, кто может твою суть видеть. И я не был чист. И я был грешен. Но парень... Не было в нем дурного. Мне не нравилось, что он пришел в мой дом без спросу, но дурного я в нём не видел. Но пытался увидеть. Страшнее всего довериться. А уж незнакомцу-то и подавно.
-Скажи уж, кто ты? Не могу я принять чужого человека в доме, не зная его имени. Как кличут тебя? - спокойнее прозвучал мой голос. Мне хотелось сказать тверже... Но домашняя атмосфера и голос незнакомца меня успокаивали.
-Действительно... Как бы меня назвали сейчас?- незнакомец, казалось, действительно глубоко задумался над моим вопросом. В его глазах погас огонь очага, и будто загорелась пламя свечи. Лик же его стал не таким ярким. Он стал напоминать больше не деревенского красавца, а задумчивого ученика церковной школы.
-Хм... Как только не называли... Но сейчас вроде как Свечаем кличут. Так что и ты меня так зови, дядя!- былое пламя вновь стало возвращаться во взгляд парнишки, так же резво, как и убывало. Казалось, что такой человек не может держать эмоции в себе.
-Свечай, значит! - проговорил я медленно. Казалось, будто я уже когда-то слыхивал это имя. Голос был женский. Кто-то из родни об этом говорил. Но, видно, я не был заинтересован в них, вот и не помню контекста.
-Садись уже, дядя. Хлеб готов и чай тоже!
Оказалось, мысли об имени незнакомца так меня увлекли, что я застыл на месте, не заметив сразу, как парнишка, почти на две головы выше меня, успел поставить за стол чашку и тарелку с пышным золотистым хлебом, покрытым пряной корочкой. И что уж тут говорить - сразу все мое опасение улетело куда-то далеко отсюда. Давно я такого хлеба не видывал. А уж когда запах стал достигать меня на расстоянии руки... Воистину, то было ощущение родины. Неспешно я отодвинул дубовый стул с мягкой спинкой и неспешно уселся за него.
-Спасибо тебе, Свечай... А меня кличут...
-Доруманом. Да, я знаю, дядя. Как же ж тебя не знать-то! - перебил меня парнишка, усаживаясь рядом.
-Как так-то... Знаешь, давно меня никто в народе не видывал. Да и дел великих я не совершал, чтоб меня так сразу признать кто-то мог бы! - удивился я мгновенно. Единственное место, где меня знали, и кто всегда встречал меня с радостью - это дом. Родня обо мне знала всегда, даже те, кто раньше не встречал. В школе же иль на работе меня звали по имени редко, чаще по кличке или званию. Будто сторонились каждый раз звать меня всуе. А возможно так оно и есть. Но этот парнишка...
-Откуда ты знаешь меня, Свечай?
-Как откуда? Лес знает, горы знают, реки знают - да и я тем более знаю! - как само собой разумеющееся произнес парень.
-Неужели так просто? Быть может... Ты тоже где-то рядом живешь?
-Знамо где. Здесь и живу.
-Почему же тогда я не встречал тебя раньше? Или дома твоего?
-Не видят меня, пока я сам не захочу. И не слышат. А дом мой может где угодно быть.
Я ощущал, то он говорит правду. Я чувствовал, что в его голосе была искренность. Но все равно не верил. Будто Свечай специально не говорит напрямую то, что я хотел бы услышать. Или же оттягивает момент.
-Попробуй этот чай, дядя. Я старался, - указал рукой он на мою чашку. Действительно, вид тёмно-синеватой жидкости на удивление сильно пробудил во мне желание опробовать его. Нотки аромата говорили о том, что чай был чёрным, но травяные листочки, что плавали на поверхности, напоминали мне морозовку - листья сладкой травы, которые обычно добавляют в белый или зелёный чай. Только края отдавали синевой. Такого раньше я не видел. Может быть какая-нибудь добавка с востока? Я слышал, что там многие травы, специи и чаи были очень похожи на наши.
Я редко снимал перчатки, когда заходил в дом. Я привык, что сразу иду готовить чай, и чтобы не надевать лишний раз прихватки - использовал зимние перчатки. Тем более что в них так приятно держать горячий стакан, который медленно греет околевшие руки. Вот и сейчас я взял спокойно стакан, не опасаясь обжечься.
Первый глоток на мгновение затмил мой взор сиреневым мерцанием. Доли секунды, казалось, застыли в одном мгновении, по мере того, как вкус и жар напитка проникал в моё тело. Я застыл от этого мгновения. Весь мир показал мне в эти самые секунды свои истинные цвета. Свой истинный вкус. И он поразил меня. Я не могу сказать насколько. Глаза на секунду налились слезами, и дыхание перехватило мертвой хваткой. Ягоды - будто я пил кровь деревьев, насыщенную ягодами. Тепло протекало во мне будто вторая жила, настигая хладные части и утепляя её мгновенными вспышками. Глаза мои закрылись, и я с трудом вдохнул в себя воздух.
Что же это было? Глаза мои открылись и узрели лицо гостя. Что же он за человек такой, что может готовить подобного рода напиток? В глазах его, казалось, промелькнуло удовольствие от того, как я пил чай. Довольство человека, который был спокоен за своего близкого. Будто это было лекарством для меня. А может так оно и есть. Но точно не для простого смертного это было лекарством. Я даже рта не мог открыть, чтобы спросить его. Как только я вдохнул, я тут же захлопнул свой рот. А тело медленно стало вспоминать былые чувства. Удивительно, что в таком состоянии я не обронил стакан. Сейчас эти чувства для меня стали быстро уходить и забываться. И только подсознательно я ещё понимал, что со мной случилось.
-Все привыкли пить чай простой. И делать его по-простому. В забытое время это было искусство подобно молитве. Долгая и чувственная работа, итогом которой был напиток, который мог говорить с сердцем, разумом и духом человека. Даже если бы люди повторили это искусство прошлого, то и в половину бы не могли достичь этого вкуса, - заговорил спокойным и размеренным голосом Свечай. В нём что-то поменялось. В голосе его будто прибавилось нот, а посыл слов был будто направлен на осмысление. Моё осмысление. И именно эти слова сейчас стали медленно закручивается в моей голове. Будто дурман. Я как будто управлял своим телом как кукловод, почти не понимая этого. Как бы слегка со стороны от всего этого.
Медленно я поставил стакан на стол. Нет. Сколь бы чудесным не был напиток... Он пугал. Не мне его пить... Или же не сейчас.
-Из чего... Ты сделал его?- проговорил я неспешно, будто боясь, что изо рта вырвется невнятное бурчание.
-Из того, что можно добыть только в нелюдимых местах, - тут же ответит собеседник.
-Тут есть места, в которые люди не смогут проникнуть?- уточнил я, вновь взглянув в лицо Свечаю.
-Не совсем. Везде есть места, куда люди "не захотят" проникать. Не ужас их будет гнать, подобно тёмной чаще. Или отвращение - подобно болоту. Их будет гнать само естество. Взгляни они прямо в эти места, то отказались бы замечать, сами того не понимая.
-Ты говоришь об этом... Так спокойно... Человек ли ты? Может, ты и вовсе дух?- проговорил я с придыханием и легкой дрожью в голосе. Глаза мои врали мне? Может это из-за напитка? Или действительно сам свет в помещении казался тусклым, по сравнению со Свечаем? Будто от него исходила едва различимая арка из тепла.
Свечай смущённо заулыбался и опустил взгляд в пол.
-Ну что вы, дядя... До духа мне путь не близкий, - более тихим голосом проговорил он, будто стеснялся.
-Но кто ты тогда? Если ты знаешь меня давно, то почему же ты пришёл ко мне сейчас, Свечай? Не раньше, а сейчас?
-Действительно, от чего же? - взгляд неожиданного гостя снова стал затухать, а лик его был будто укрыт серой пеленой.
-Видимо я был занят. Леса охватили меня и моё время. Я не мог просто прийти к вам, дядя, на какие-то пару минут и вновь исчезнуть. Мне хотелось пообщаться с вами, не торопясь. Размеренно.
-О чем же? Я до сих пор не пойму, чего ты хочешь?
Свечай на мгновение застыл, будто мои слова ударом прошлись по нему. Свет очей его на мгновение, казалось, стал всего лишь стеклом, сквозь который сиял ненастоящий огонь. От этого вида я ощутил, как сжалось моё сердце. Не обидел ли я его?
-Спросить тебя, предложить кое-что... - очень медленно начал Свечай, выпрямляясь на стуле и отводя взгляд в сторону окна. Лицо его стало спокойным, а взгляд вновь вдумчивым. Арка вокруг него, казалось, будто стала сиять только больше. Теперь, когда лик Свечая был направлен в профиль, я мог с уверенностью сказать, что где-то видел его. Но где? Когда? Будто вспомнил резко рисунок или картину, на которую раньше натыкался.
-Коль сейчас ты тут, начни! - осторожно подтолкнул я собеседника продолжить.
-Скажите мне дядя... Вы желали получить больше знаний о том, что вас окружает?
Подобный вопрос поставил меня в ступор. Больше знаний о том, что меня окружает? Я никогда не думал о подобном и не интересовался. То, что мне хотелось узнать - я узнавал. Все, что было вокруг меня, я понимал. Свечай спросил, какую-то глупость. Но его взгляд не менялся. И смотрел он куда дальше, чем мог бы увидеть. Такое я видел, когда сова слышала что-то куда раньше, а взгляд её направлялся в то направление, где была жертва. Но не видел её. Пока что. Неужели и в словах Свечая было что-то большее? За пределами первых мыслей.
Я провел рукой по бороде и краем глаза натолкнулся на чашку со странным чаем. Может быть...
-А меня окружает что-то большее, чем я знаю? - предположил я, взглянув вновь на Свечая.
-Гораздо большее, - медленно улыбнулся он. Его улыбка уже не была столь беззаботно доброй. Скорее как у охотника, который нашёл следы зверя. Но в ней все так же не было зла. Было что-то большее. Непонятное мне.
-Как же я пойму, нужно ли мне это, если я даже не знаю что это.
-У людей часто бывает, что они хотят того, чего не понимают. А я хочу дать вам то, что тебе действительно нужно. Знание того, чего вам не хватало.
-Почему тогда уж не сказать напрямую?
-Действительно. Почему нет? - шепотом проговорил Свечай, но явно не скрывая смысл слов от меня. Может быть, я пытаюсь что-то найти в процессе этого. Или осознать?
Теперь я вновь стал ощущать, как давит на меня чужая мысль. Но совершенно иная. Когда я слышал в прошлом слова учёных и мудрецов, то те даже не пытались объяснить мне все по-простому и понятному. Они будто постоянно хвастались тем, что знают. А Свечай, я ощущал, как он пытается найти что-то простое, понятное для меня... Но не может.
-Может быть ,стоит сказать вот так... Дядя, ты хотел бы варить подобный чай? - неспешно проговорила личность, проведя рукой в направление чашки.
Я нахмурился. Он для этого здесь? Чтобы обучить меня забытому мастерству? Для чего же? Я закрытый от всего мира человек, желающий жить в забытом месте для спокойной жизни. Я не планировал изучать какие-то особые ремесла и заглядывать вглубь своих возможностей. Единственное, что меня могло бы привлечь, это книги. Сотни книг, что сейчас ютятся в подвале, наряду с зимними запасами. Чая мне достаточно... Или же нет? На минуту появились мысли возможностей. Я смогу создать для себя чаи забытого искусства, и наслаждаться ими днями напролет. Будто уходя с каждым глотком в иной мир. Понимая глубже свою сущность... И это пугало.
-Это слишком грозные для меня знания, - едва улыбнулся я, отвернувшись от Свечая. Казалось, что его взгляд может зайти дальше того, что мог видеть человек. И это я понимал с каждой минутой все отчётливее. Будто жар огня начинал медленно пожирать холодные поленья.
-Я считаю иначе. Я думаю, что именно они вам и нужны, дядя! - настойчиво ответил собеседник.
-От чего так?
-Я просто знаю что вы, как бы сказать... “можете" принять их без последствий.
-Последствий!?- от подобных слов у меня аж мурашки побежали по затылку:- Каких последствий?
-Человек, узнав что-то за пределами своей сути, начинает терять нить с реальностью. Он будто оступается на мгновение и падает за пределами своей дороги. Иногда он может оттуда и выйти... - неспешно говорил Свечай, и по мере его слов напряжение росло во мне.
-А иногда и раствориться за пределами своего понимая. Этому подвержены дураки и умники. Но дуракам везёт чаще. Они просто не успевают что-то понять. Не в состоянии.
-Так выходит я дурак, что ли, по-твоему?
-Нет. Вы, дядя - понимающий.
-Понимающий? - удивленно я дернул бровями. - А чем это отличается от умника?
-Знать, понимать и осознавать - разные вещи, идущие часто друг с другом рука об руку. Но дорога узкая... Временами места хватает только одному.
-Вряд ли я могу назваться хоть кем-то из этих трех, - начал было я с усмешкой.
-Скромность украшает, но мешает. Заставляет сомневаться. Вам это не нужно, дядя. Вам нужно использовать то, что в вас есть, - мягко перебил меня Свечай, наконец-то повернувшись ко мне лицом. Взгляд его стал гораздо тяжелее. Будто пока он смотрел в окно - набирал десятки лет жизни, уходя все дальше от молодости в сторону старости.
Воцарилась тишина. Я не мог найти в себе силы говорить дальше, а гость и не торопился продолжать беседу.
Тикали часы. За окном тихо выл ветер. Запах чая и не думал ослабевать.
Кто же он такой? Кто же? И его слова... Его голос... Его образ... Я будто видел что-то связанное с ним. Мельком. Едва понимая это. Будто вспоминаю из детства, как видел под водой что-то большое, что-то красиво и пугающее... А теперь пытаюсь спустя столько лет найти ответ, на который нельзя ответить.
-Снег заметет дрова, дядя. И травы, - мягко проговорил Свечай, чуть улыбнувшись.
Точно! Я же все на улице оставил! Я даже не удивился знанию гостя подобным вещам - просто вскочил на ноги.
-И точно! Сейчас вернусь, занесу все в дом и...
И только, когда я стал подходить к двери, я понял что сглупил. Встал спиной к Свечаю. Понимал, что не будет удара. Не будет агрессии. Но будет что-то другое... Что-то едва понимаемое мною.
-Скажите, дядя... Вы же слышал голос фавна? - проговорил Свечай за моей спиной.
Легкий холодок пробежал по моей спине, от ощущения как кто-то лезет в глубины своего разума. Неспешно так, будто открывая книгу. И ты не можешь что-либо с этим сделать. Все равно книга откроется. Все равно память вернется. И вновь заставит услышать ту нечеловеческую речь. Зачем? Зачем это ему? Зачем слушать об этом, раз он так далеко может видеть?
-Да, - едва шевеля губами проговорил я. Даже поворачиваться не хотелось. Ощущение... Что я увижу что-то лишнее в этот же миг. И сгину. Отступлюсь. И не вернусь.
-На что он был похож? - будто подталкивал меня словами Свечай.
Звуки возвращались. То, что я видел, напоминало в моей памяти мутное стекло. Но звуки... Те звуки... Раньше я мог бы такое закрыть в себе. Забыться. Но слова парня были подобно дурману, ощущение будто ухожу в сон, не желая сопротивляться.
-На древность.
-Хочешь сказать, это была речь старца?- с неожиданным любопытством проговорил Свечай. Раздались тяжелые шаги за спиной - медленные, неспешно.
-Нет. Забытая... Забытым...
Минута тишины. Будто Свечай задумался. А я держал в руках ручку двери. Даже сам не понял, как прошёл оставшиеся шаги до неё. Видимо, в минуты раздумья просто шёл.
-Дядя, вам же хочется знать о чудесах, что вас окружают.
-Я много чего хотел раньше. Больше чем заслуживал.
-Но ведь это не повод, чтобы отвернуться от всей жизни, дядя. Нельзя отказаться от знаний и уйти от всего на свете. Без знаний скучно. Без знаний тяжело. Мы живём не в пустоте. Мы живём в таком же живом мире, как и мы сами. Последнее, что только можно сделать - это отрицать свою суть и суть мира.
-То, что ты предлагаешь, звучит куда сложнее и страшнее, нежели простое осознание, почему же солнце светит, а птицы поют?
-Другой бы ответил "потому что солнце - это солнце, а птица - это птица". Банальное нежелание усложнять себе жизнь лишними рассуждениями. А вы, дядя... Вы знаете суть лучше. Знаете о сердце солнца. Знаете о даре жизни...
-Неужто ты пришёл меня искушать?
-Может и так. Но вы ещё ни разу не отвергли моё предложение.
Действительно, ни разу. Ибо хочу. Глубоко внутри, хочу. Но надо ли мне это, с моим-то образом жизни? Быть подобно старым мудрецам, живущим в глуши и ни с кем не делящимся своими знаниями? Грустно, когда не с кем поделиться своими знаниями. Вдвойне грустнее, если ты и сам не знаешь что с ними делать.
-Прими первое знание, дядя. Все, что нас окружает - это лишь тень. Мы и сами по сути тени, идущие следом за настоящими.
-А духи? Призраки? Боги?
-А они – те, кто стоят рядом. Они знают. Понимают. Направляют. Изучают. И по итогу - принимают.
-Разве не волей небес мы созданы?
-По образу, что уже есть. На то они и творцы, подобно художникам, музыкантам и писателям, чтобы создавать то, что они познали.
-А этот мир - их холст? А за его пределами?
-Истина. За которой не стоит гнаться. Всему своё время.
Не сказать, что я в этот же миг познал истину мира. Одну из ее загадок. В прошлом я многое слушал. Многое узнавал. Бывало, даже страшился того, что познавал. Но то было подобно вещам, которые человек может знать. А это... Это смог бы он узнать? Или бы вечно ходил вокруг да около, не понимая, что есть истина?
-Скажи мне больше,- едва узнавая свой собственный голос, проговорил я. Такой жадный. Голодный. Будто дали пищи, спустя долгие-долгие голода. Неужто я действительно этого так желаю? И ведь да, желаю.
-Тогда прими вот что, дядя, - прозвучал добрый мягкий голос Свечая.
- Слушай этот мир. И не пей чай. Учись поглощать его суть. То, что он даёт тебе: тепло и вкус. Не жидкость больше для тебя это будет, дядя. Не смертный напиток.
Рука плавно повернула ручку двери. Морозный ветер дунул мне в лицо, мигом уводя мысли прочь. Тепло ушло. Голос исчез. Мысли устаканились. Будто проснулся. Окончательно. И вот лежит связка дров, топор и травы с листьями в мешке.
-Даже снегом не посыпало.
Проговорил я тихонько, затаскивая все добро внутрь прихожей.
-Но как же я научусь такому? Нужны специальные уроки или...
Лишь спустя несколько минут после того, как я стал пронзать пустоту позади себя глазами я осознал. Никого не было. Было чудовищно тихо. Тускло. И тёмно. Свечая не было.
-Ау?
Позвал я гостя громче, заглядывая внутрь осторожно на кухню. Свечи не горели. Печь пустовала. Как и стол. Не было чая. Не было хлеба. Веяло тишиной.
Неужто этот день настал? Я стал сходить с ума? По спине пробежали холодные мурашки, а плечи чуть дрожали, по мере того, как я стоял в неуверенности. Я общался с пустотой, ведь так? Я воспрошал сам себя, не понимая, как мне понять точно. И все же... Окружение говорило о том, что тут вовсе никого не было. Даже стул, который я сдвинул что-бы сесть за стол вернулся в своё былое положение , как и до моего прихода. И ощущение пробуждения говорило о том, что я скорее всего просто утонул в своём безумие. И...сколько же на самом деле я тут находился? Секунды? Минуты? Судя по идущему снегу, все, что я собрал, должно было покрыться хотя бы лёгкой снежной перхотью. Но даже её не было. Так сколько же прошло реального времени?
Я закрыл дверь и медленно начал бродить по дому, зажигая свечи и печь. Тёплые цвета вновь наполнили мой дом. Вновь казалось, что жизнь возвращалась обратно. Дом стал приветливо укрывать меня от мира за пределами своих стен и это было самое приятное за весь день . Но мысли о случившемся... Они все равно настигали меня. Временами мне казалось, что я сейчас вновь увижу Свечая, и окажется, что он просто уходил, что-бы собрать все нужное для моего обучения. Но не вернулся... Всю ночь я не спал и крутил у себя в голове его слова. Стоило бы их запоминать вообще, если на деле это могло быть мороком? Имели ли они настоящую истину? Или я сам стал как безумные творцы из городов, которые уверяли что солнце - это гигантский небесный желток? Просто я внушил себе нечто более стоящее.
Часы тихо тикали в спальне. Лежа в мягкой кровати и с книгой в руках, он неспешно читал историю о молодом моряке, угодившего на потерянный остров, полный загадок и сокровищ. Но я не мог толком отойти после первых же страниц. Мысли витали во мне. Беспокойство не угасало. Текст не читался вовсе.
-Успокойся...
Бубнил я себе под нос, закрывая иногда глаза.
-Это уже не важно... Этого не было...
Чай. Вот что мне нужно. Я спустился вниз, держа самую большую свечу в руках, вновь зажигая свет в коридоре. Ночь была непривычно темна для зимы, и свет свечей был неприлично тусклым. Еще больше, чем раньше. Ну, ничего, сейчас будет чай, и я уйду в теплую кровать.
Странно. Моя кухня казалось мне... Иной? Сейчас будто в полу-мраке свечи казались мне живыми светлячками, которые витали в воздухе, показывая помещение с иного ракурса. Но я и раньше спускался ночью, чтобы поесть или попить. А сейчас... Что же сейчас случилось?
Будто все приспособления подле меня открыли мне что-то другое о себе. Их же можно использовать и иначе. Разве не так? Да, именно так! И чайник, и ложка, и огонь и вода. Все это имело реальные цвета для меня. Не чем-то уходящим позади, а чем-то идущим рядом.
Вода кипела. Когда она стала столь жемчужной белой? Будто молоко вовсе. А свет? Когда он стал таким ярким и теплым? Где я? В своей ли я кухне? Это место было еще роднее, чем прежде. Но теперь выглядело совсем иначе. Даже мебель исчезла...появились склянки, перегонные аппараты, разноцветные огни, немые гобелены на стенах. Все ведь так и должно быть, да?
Травы. Чаинки. Эти запахи... Как я мог не знать о вас? Почему вы скрывали от меня свои секреты? Вода пожирала вас, ступа и пестик дробили вас, огни сжигали вас. Чем же вы теперь стали? От вас ушло все физическое, а осталась сама суть. Разноцветный дым витал в воздухе. Он проникал в моё тело сквозь кожу. Я ощущал, как оживаю. Как вода, огонь и травы проникали сквозь меня, будто я лишился своего тела и оставил лишь суть. Я видел древние знаки и цифры. Такие понятные мне раньше тексты витали подле меня вместе со свечами. Ах, нет, это были не свечи. Это самые настоящие светлячки! Похожие немного на маленьких котят, они светились разными цветами и сверкали своими глазами, в которых сияли звезды. Они тут, чтобы помочь мне. Да. Так оно и есть. Все теперь стало иначе. И я наслаждался этим. С каждой секундой я уходил из этого мира. А в ушах стал нарастать голос сестры, давно забытый и не понятый мной тогда.
-Свечай, Свечай. Светоч Души. В древности называемый Агамантитом. Господин жизни и тепла средь холода и гор. Прошу тебя, встреть родных моих на пути своём. Огрей теплом своим. И сохрани.
Да, она навела его на меня... Она...
Я едва сдержался. Я не отступился. Я не ушел в пустоту. Я застыл. И вырвался из объятий силы, что окружала меня. Но она не уйдет. Нет. Она всегда будет теперь подле меня. Как верный друг. Как верный зверь. Как истинная любовь.
Свечай.
Славься, Свечай.
Древний.
Забытый.
Могучий.



Semanyil

Отредактировано: 12.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться