Под покровом призрачных туманов

Глава первая - Как всё начиналось

Черный водоворот утягивал мужское тело вниз, к самому дну. В темноте ночи его не разглядел бы ни один человек. Двое рыбаков сидевших на берегу речки, даже и не подозревали, что слышавшийся плеск есть ни что иное, как последние попытки утопающего.

- Папа, а что там такое? – шепнула я, тыкая пальчиком в ночную воду.

- Тише, Эльдана, тише! Всю рыбу распугаешь, – шикнул он и повернулся к напарнику. – Зря я взял девчонку с собой. Но жена уж так упрашивала…

- Верно, тут не место маленьким девочкам, - покачал головой рыбак.

- Папа, там дядя тонет!

- Тише! Ух ты моровое племя, помолчи немного.

- Но папа!

- Нет там никого! – отец повысил голос. – Еще одно слово и отправишься домой, к матери.

- Есть! Там дядя есть! – я упрямо топнула ножкой, и в этот момент, словно в подтверждение сказанных слов, над черным мраком реки вспыхнуло слабое свечение.

- Глянь, а что там сверкается? – сделал пару шагов вперед рыбак. – Никак твоя девчонка права.

- И впрямь, будто кто есть, - отец нахмурился. – Аж синим блестит. Знать колдун не из последних. Оставь его, сам выберется.

- Коли мог, давно бы выбрался, - рыбак недоверчиво покачал головой. – Какой-никакой, а все – живое существо.

Он отложил удочку и направился в воду.

- Да чтоб тебя… Тьфу, напасть, - отец провел пятерней по волосам. – И не помочь нельзя… - сквозь зубы выдавил он, направляясь вслед за напарником.

Я стояла возле самых кустов и с трепетом взирала, как двое мужчин пробираются по илистому дну вперед, к самой глубине, где из последних сил, зацепившись за полусгнившую корягу, боролся с неизбежной смертью незнакомец.

- Эльдана, за матерью беги! - отец кивнул в сторону тропинки ведущей к дому. - Да не медли, чего стоишь?

Я бросилась за помощью.

- Матушка-а! – детский голосок пронесся над деревней.

- Ох ты, напугала-то! Чего так кричишь, Эльданушка? С отцом беда случилась? – мать торопливо распахнула дверь. – Говори толком, да не ори, соседей перебудишь.

- Там человек… в реке… - я никак не могла отдышаться, быстрый бег и пережитое волнение давали о себе знать. – Тонул человек… Никто не видел, а я углядела… Сказали за тобой бежать… Уф…

- Да, да, - мать накинула на плечи шаль. – Идем скорее. Видать, тяжек он. Кровь-то была?

- Нет, - закусив губу, я старалась вспомнить утопающего. – Крови точно не было. Свет был!

- Какой такой свет?

- Голубой, почти синий.

- Почти синий, говоришь? – ахнула мать. – Ох, Эльданушка, вот только колдуна нам тут и не хватало… Ну, пошли быстрее.

На берегу было по-прежнему тихо. Ни ночного крика филина, ни воя дикого волка, ни стонов умирающего.

- Как он? – шепнула мать, поднося факел поближе.

- Молчит, - отец сплюнул. – Поди, уж помер.

- Да дышит, дышит он, - прошипел рыбак, подвигаясь в сторону. – Только не знай надолго ли. Глянь, что там с ним?

Матушка пользовалась уважением в селе. Будучи дочерью лекарки, она переняла много полезных знаний. К магии была неспособна, да и не сильно нуждалась в ней. Колдовство у нас не любили.

Отец всегда гордился чистотой человеческой крови и жену подбирал себе по подобию. Лекарка – это не ведьма. Приворотов не творит, проклятий не наводит. Все травками да мазями лечит. После свадьбы первым делом проверил молодую жену на цвет крови. А не дай бог, голубая окажется. Но нет, красная кровь. Человеческая.

- И как девчонка его разглядела-то? Ни зги не видно же, - рыбак усмехнулся. – Будто нутром почуяла.

- Ты языком-то не мели понапрасну! – рявкнула мать. – Вы, поди, заснули тут, вон и не услыхали криков.

- Да не кричал он, говорю ж... – вмешался отец.

- А ты чего без дела стоишь? – мать грозно нахмурила брови. – Чего ерунду городишь? Посвяти-ка сюда, хоть польза будет.

Отец послушно подвинул факел, удивленный поведением жены. Редко когда от матушки услышишь подобные слова. Всегда ласковая и тихая, тут вдруг вскинулась от брошенных вскользь слов, и даже не слов, а так, от шальной мысли.

Я стояла чуть поодаль и с интересом разглядывала, как в тусклом свете вырисовываются острые черты незнакомца.

Молодой мужчина, лет двадцати – двадцати двух. Спутанные светлые пряди, разорванный ворот рубашки, темный медальон на широкой груди. Мой детский взгляд выискивал, казалось, незначительные детали, но именно по ним создавалось первое суждение о человеке.

- Откуда свет был? – спросила мать

- Да кто ж знает-то, вроде от амулета.



Наталья Жарова

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться