Под покровом призрачных туманов

Глава одиннадцатая - Яблоня

Ни о каком дальнейшем проведении ярмарки не могло быть и речи. Мы с Розалиндой тут же уехали домой, а лорд и Кенаи остались на месте происшествия. Им предстояло успокоить взволнованный народ и поставить новые охранные камни. Жители долины должны чувствовать себя в безопасности.

Дорога до замка прошла спокойно, за исключением непомерной веселости Розалинды. Девушка болтала без умолка, ее переполняли эмоции. Меня тоже. Но в отличие от ученицы, я предпочитала больше думать, нежели говорить.

- Он такой мудрый, да?

- Кто?

- Дядя! – с воодушевлением выдохнула красавица.

Очаровательное личико светилось от восхищения, тонкие пальчики подрагивали от удовольствия, нежный голосок воспевал хвалебные речи виновнику сегодняшних бед.

- Дядя? Ты считаешь, лорд поступил правильно? – я с изумлением всматривалась в подопечную, стараясь уловить хоть каплю сочувствия и сострадания.

- Конечно. А вы разве сомневаетесь в этом?

- Нет. Не сомневаюсь. Дар Рэд поступил так, как считал нужным. Это его право.

Право сильного. Право хозяина. Право властителя. Конечно, никто не мог осуждать лорда. Никто. Даже я.

- А грифон! Вы видели?! Вновь появился! Дара Эльдана, как вы думаете, дядя специально позволил ему улететь?

- Никто ему не позволял этого.

- Тварь просто сбежала? – губы девушки тронула саркастическая улыбка.

- Он сбежал. Это его право.

Право слабого. Право поверженного. Право зверя. И никто не понял, что он не проиграл. Никто. Кроме меня.

- Ты прости, Розалинда, у меня что-то заболела голова… Ты не против, если по приезду, я сразу отправлюсь спать? День выдался утомительный.

- Конечно, дара Эльдана. А я пока расскажу всем, каким весельем закончилась ярмарка, - девушка безмятежно повела плечиком.

Весельем… Весельем? Она и вправду сказала «весельем»? Не может быть. Наверняка я ослышалась. Не может это юное прекрасное создание радоваться смерти. Не может. Не должно.

- Дара Эльдана, что-то случилось? Вы так резко побелели, - Розалинда прищурилась, пряча взгляд под длинными ресницами. – Наверняка устали. Еще бы, такой впечатлительный день. Вам действительно надо отдохнуть, - и высунувшись в окно экипажа, крикнула кучеру: - Быстрей! Поторапливайся!

Возничий послушно щелкнул хлыстом. И вскоре мы оказались дома.

Уже лежа в постели, я прокручивала в уме события сегодняшнего дня. Как так могло оказаться, что люди, в окружении которых прошло последнее время оказались такими… такими… Я не могла подобрать правильных слов. Жестокость, продемонстрированная на ярмарке, просто ставила в тупик. Голова раскалывалась от напряжения, мысли устраивали бешеную скачку, перед глазами стояла истерзанная спина землепашца, а слух пытался уловить свист кнута мелькавшего в воздухе.

В конце концов, я не выдержала натиска эмоций и бросилась в объятия спасительного Морфея. Но даже сон не давал успокоения.

Мне вновь приснилось детство. То самое, когда наивная душа еще не запачкана пятнами злобы. То, где все проблемы вертятся лишь вокруг изодранной коленки и сломанной игрушки, а до окружающей действительности нет никакого дела. Счастливое время.

Мама, отец и… синеглазый колдун. Такой молодой и полный сил. Его светлые волосы развиваются на ветру, а во взоре царит безмятежность. Я, совсем маленькая девочка, подбегаю к нему, хватаю за руку и тяну вниз, заставляя нагнуться. Он опускается на колено и со смехом целует детскую перепачканную песком ручку. И вдруг хрустальная чистота сновидения прерывается жутким хохотом Кенаи, а в воздух взметается плеть, исполняя привычный танец боли и оставляя на спине колдуна суровые отметины. Белоснежная рубашка тут же покрывается голубыми разводами, лазурная кровь стекает ручьем на землю, оставляя небесные полосы.

Я закричала от ужаса и тут же проснулась. Всесильная Веда, что же это? Помешательство? Наверное, прошедшие события так впечатлили, что проникли даже в сон. Часы показывали два часа ночи, все давно спят. Надеюсь, мой кошмар никого больше не потревожил. Сдавив виски руками, я постаралась вспомнить лицо старшего лорда. Это оказалось легко, слишком часто он приходил в грезах.

Повинуясь внезапному порыву, накинула пеньюар и выбежала из комнаты. Меня влечет его портрет. Интересно, художник правильно передал характер пропавшего Грея? Я долго и внимательно смотрела на масленый рисунок. Они с братом очень похожи, но эта синева глаз совсем не та, что холодно взирала сегодня на пытки осужденного. В лице молодого колдуна нет той жестокости и надменности, что ясно читается в облике Рэда. Взор светился добротой и участием.

Я прижалась лбом к холодному портрету и, забыв о времени, стояла так до самого рассвета, словно искала утешения в объятиях старого друга.

***

 

Вернувшись под утро в комнату, еле успокоилась. Ночные видения понемногу отступали и, уже купаясь в ласковых лучах рассветного солнышка, я уснула крепким сном без сновидений. Но из томной неги покоя и блаженства безжалостно выдернул крик Фребок:



Наталья Жарова

Отредактировано: 12.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться