Под покровом тайны

Размер шрифта: - +

Глава 19

Около часа Элизабет была в полной прострации. Побочный эффект перенапряжения. Лин своими руками отмыл ее от крови и пота, обработал пару царапин, полученных при сопротивлении, завернул в стеганый зимний халат и какое-то время просто сидел на кровати, привалившись к спинке и не только обнимая девушку, но и пытаясь привести ее в чувство собственным присутствием. 

Наконец ее начала бить крупная дрожь. Лин только крепче сжал Элизабет в объятьях, позволяя ей прийти в себя и успокоиться. Когда принцесса наконец обмякла в его руках и провалилась в неглубокий целительный сон, он решился оставить ее ненадолго. Вопрос с посольством надо было решать незамедлительно. И до Императора наверняка новости доберутся чрезвычайно быстро. 

Когда принцесса проснулась, ее ждала Муна с умывальным набором в руках, свежее платье, попроще, чем несколько часов назад, но не менее шикарное. Мало того, оно было ярко-алое, цвет, который по протоколу всем прекрасно известному дозволялся лишь Императору, его супруге и чете наследного принца. 

Полная недоумения, Элизабет привела себя в порядок, но на стадии одевания заколебалась. Ношение алого цвета неположенными по регламенту лицами каралось смертной казнью, причём на месте. Ворвавшийся без стука Лин разрешил ее сомнения. 

- Одевайся, нас ждут в Золотом зале Императорских покоев. Я поговорил с отцом, мы с тобой через неделю станем наследной венценосной четой, Император уже подписал указ. Так что давай быстрее. 

Лин вышел, давая Муне возможность закончить облачение принцессы и соорудить на голове очередную башню - в этот раз поскромнее, обошлись без хвоста. 

Охрана, сопровождавшая наследную чету, увеличилась вдвое. Теперь стражники шли не только впереди и позади Элизабет, но и прикрывали ее с боков. Так, в защитном коконе, они и дошли до Императорских покоев. 

В зале самого Императора не было. Стояли в центре зала, подавленные виной и окружающей роскошью, дипломаты Саксонской миссии, и вдоль стен выстроились шеренгой охранники. В зале собралась небольшая армия. 

Лин невозмутимо, будто не бряцало кругом нескрываемое оружие, прошествовал к Императорскому возвышению и опустился на него, кивком предлагая Элизабет присоединиться. Она степенно, с достоинством опустилась на подушки рядом с мужем и расправила на алом одеянии несуществующую складку. 

- Ваше Высочество, от лица Саксонии и присутствующих здесь дипломатов я хотел бы принести свои глубочайшие извинения за случившееся досадное недоразумение. Наш коллега проявил недопустимую...

- В старые добрые времена, - еле слышно перебила посла Элизабет. Пожилой мужчина замер на полуслове от неожиданности. - подобные недоразумения карались смертной казнью. Причём не только преступника, но и сопровождавших его лиц. 

Посол побелел. Элизабет бросила на него быстрый взгляд из-под ресниц, и удовлетворённая производимым эффектом, продолжила так же зловеще. 

- В качестве альтернативы, возможных сообщников подвергали пыткам, с целью установить наверняка их причастность. Мы же не хотим казнить невиновных, не правда ли? - промурлыкала девушка. Послы отчаянно замотали головами в судорожном отрицании. О талантах хингийцев в области мучений и истязаний плоти ходили легенды. Страшные. 

- Так и быть, я готова забыть об этом досадном недоразумении. - Элизабет выделила голосом последнее слово и сделала выразительную паузу, следя за выражением лиц послов. Похоже, начинало доходить. 

Сбежавшая с любовником принцесса - легкомысленная дура, а принцесса, отказавшаяся от престола ради брака с любимым принцем дружественной страны - уже совсем другая история. И их брак из скандального вдруг стал династическим. Это уже прекрасно понял Император, поспешивший привести свой план по назначению третьего сына наследным в исполнение. Теперь это предстояло уяснить ее отцу. 

- Если я и приеду когда-либо в Саксонию, то как жена правителя дружественного государства. - Яснее ясного обозначила свою позицию принцесса, демонстративно переплетая пальцы с сильной, вовремя подставленной рукой Лина. - Надеюсь, подобные недоразумения больше не повторятся, иначе придётся отряхивать прах забвения со старых отживших своё традиций. Не хотелось бы прослыть ретроградами, но что не сделаешь ради мира и спокойствия. 

Послы закивали, потом начали кланяться и благодарить за оказанную милость, клянясь передать слова принцессы в точности. Не дожидаясь окончания их благодарственных речей, Элизабет сжала руку Лина. Он понял ее без слов, поднялся, потянув ее за собой - встать первой она не могла по протоколу - и торжественно провёл мимо делегации прочь из зала. Только когда за ними с грохотом закрылись створки врат Золотого зала, она выдохнула с облегчением. Третий принц уважительно хмыкнул. 

- Как ты их. Моя королева. Не жалеешь?

Элизабет знала, о чем он спрашивает. Хотела бы она вернуться в Саксонию? Конечно, это ее родина, и несмотря на отвратительный климат, ее страшно тянуло в туманные холмы и каменные дворцы маленького, но сильного острова. Но принять трон и корону от предателей? Ни за что. 

Она решительно покачала головой. Лин улыбнулся, не заметив сам, что на мгновение задержал дыхание в ожидание ее ответа. 

Далеко они не ушли. 

Старший евнух остановил их в коридоре и уважительно поклонился Лину. 

- Его Императорское Величество желает видеть вас у себя в кабинете. Немедленно.  

Первое, что бросилось в глаза Элизабет в кабинете Императора, была алого шелка карта, горделиво висящая прямо над рабочим столом. От удовольствия девушка чуть покраснела. Она давно не была в гостях у тестя, тем более в кабинете. Семья чаще всего встречалась за едой в Центральном зале посреди сада, а последнее время и это происходило не каждый день. Император был занят государственными делами, которых с приближением Нового Года становилось все больше, Хон постоянно где-то пропадал и вообще редко появлялся во дворце, а жён и подавно не спрашивали, как и в каком составе они хотят ужинать. Свободен Император - все ужинают в Центральном зале, занят - каждый в своих покоях. 



Нинель

Отредактировано: 10.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться