Под Сенью Тёмных Богов

Размер шрифта: - +

Глава 5 Взглядом из-под маски

Глава пятая

ВЗГЛЯДОМ ИЗ-ПОД МАСКИ

 

Шёл третий день Священной Коранты. Третий день от начала долгожданного отдыха, весёлых празднеств, шумных гуляний, храмовых таинств и священнодействий. Тридцатишестидневные торжества охватили весь Заар, за исключением, быть может, совсем немногих мест, где ещё не укрепились верования светлых богов. В Хиркане, как и сотнями лет ранее и даже в прошлые тысячелетия седой древности, празднования проходили особенно пышно. Величественные и красивейшие из храмов страны принимали и готовились принять наплывы тысяч горожан и приезжих со всех уголков столичного уреза. И хотя празднества начались и в других городах и урезах, со временем ожидалось, что в Хиркану стекутся людские потоки со всей страны. Настало время воистину всеобщего ликования. Ведь если у кого-то настолько прохудилась мошна, что невозможно пожертвовать хотя бы мелкую монетку, в храмах и святилищах этого и не потребуют. Наоборот даже, за счёт храма не важно какого верования для бедноты устраивают пиры, куда волен прийти любой желающий. Вино для таких пиров всегда поставляют храмовники Кемолота – бога, покровительствующего торговле, виноделию и ублажению плоти. Бывает, злые языки поговаривают, дескать, Кемолот благоволит даже ворам, но им особо никто не верит. И только в эту Коранту можно увидать красочные мороки, коими после торжественных богослужений повергают в восторженный трепет прихожан храмовники Всеблагого Кайвана. Ну а по вечерам завораживающие огненные забавы.

В этот день, выдавшийся необычайно тёплым для наступившей поры года, Томирис, наконец, воплотила один из давних замыслов – покинула дворец в обличье простолюдинки. Для осуществления задуманного такой шаг наделял некоторой степенью свободы. Ведь с неотвратимым приближением назначенного отцом срока, царевну всё больше накрывало уныние, избавиться от которого она надеялась, горячо помолившись Пресветлому Кайвану-Лучистому. Отчаяние, что всё сильнее затопляло душу, по её разумению мог избыть только Царь Света. Ведь в чьих, как не в Его силах изменить предначертанное отцом?

Сама не зная почему, Томирис не смогла переступить порог с детства знакомого и привычного дворцового святилища Лучистого. Будто ныне в нём открылось что-то такое, что не располагало к сокровенной молитве. От посещения же храма Кайвана в высоком городе тоже отказалась. Там, несомненно, полно тех, кто опознает её. И ей, как царевне, придётся расшаркиваться со всеми ними прямо на богослужении, да и потом не уединишься. Разве можно уединиться, когда к тебе приковано всеобщее внимание и многие непременно захотят выразить какую-нибудь благовздорность? И посему выбор царевны пал на нижний город.

Затерявшись среди простонародья, есть большая вероятность остаться неопознанной. А уж уединиться для сокровенных молений можно будет и в громадном многолюдном храме. Томирис знала, что в нём имелись отдельные молитвенные закутки. Надо только договориться с храмовым прислужником. Отдельной заботой в задуманном стало убедить наставницу. Пожалуй, только она могла в полной мере прикрыть воспитанницу от внимания придворных. Даже дяде это не по силам, тем более с его-то вечной занятостью. Томирис не первый Урдан уже терялась в догадках, как он собирался выполнить обещание, а именно – незаметно вырвать её на некоторый срок не просто из дворца, а вообще из Хирканы. Ну а к Играде Корин ключик царевна подобрала довольно быстро. Сперва рассказала правду о горячем желании помолиться, в чём нашла благосклонность наставницы, но умолчав об истинных причинах. Будущее замужество оставалось пока тайной при дворе. Томирис и сама не желала разглашать эту тайну, всё ещё надеясь избежать уготованного. Царевна просто напомнила один из давнишних уроков, когда Играда рассказывала о прадедах и прабабках Томирис. Ведь они не гнушались переодеваться в простонародные одежды, чтобы попутешествовать по стране не привлекая ненужного внимания. Особенно урезных властей. Это был один из стародавних способов изучения своего государства: лично посмотреть и послушать, чем живут подданные и власти низового и среднего уровня. В свою же пользу Томирис привела довод, что для неё не найти ничего лучше, нежели пора Священной Коранты, когда можно изнутри посмотреть и на горожан, и на саму столицу. Конечно, «в строго познавательных целях». Не сразу, но Играда всё же откликнулась согласием. И взяла на себя все приготовления.

И вот наставница избрала облик жены купца средней руки. Это было весьма разумно, так как многие купцы даже в дни великих торжеств думали лишь о наваре. Воспитанницу Играда нарядила купцовой дочью и со всей обстоятельностью провела с ней несколько уроков по правилам поведения в среде торгового сословия. Как знак сословной принадлежности в хирканских пределах, Играда украсила себя ожерельем их чёрного жемчуга, а Томирис из красного. Особенное внимание во внешности уделила головному убору воспитанницы, остановив выбор на роскошном и весьма объёмном чепце, что был в ходу среди простолюдинок побогаче. Такой чепец достаточно скрывал золотистые локоны царевны, по которым в ней любой прохожий безошибочно опознал бы артанку. Довершали изменение облика пелена и тени. Пелена, одеваемая на чепец, скрывала верхнюю часть лица и несколько смазывала черты. Такая пелена была в ходу в некоторых урезах среди незамужних девиц. А яркие праздничные тени в Священную Коранту накладывали на веки женщины всех сословий. С пеленой и тенями заметить голубые глаза Томирис было почти невозможно даже вблизи. Естественно, не позабыла Играда и об охране. Сотник дворцовой стражи Луг, отвечавший за личную безопасность царевны, нарядился в видавшие виды доспехи не пойми какой принадлежности и стал изображать наёмника. Артанскую внешность он скрыл под шлемом с закрывающей глаза полуличиной. А несколько его бойцов, подобранных из рундов, в одеждах простых горожан получили задачу прикрывать «купчиху» с «дочерью» издали.



Александр Валидуда

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: