Под Сенью Тёмных Богов

Размер шрифта: - +

Глава 12 Награда

 

Глава двенадцатая

НАГРАДА

 

Никогда ещё Томирис не испытывала такого странного смешения чувств. Страх ли, или что-то ему сродное неприятно накатывал горячими волнами в солнечном сплетении. Но в груди было легко, сердце не замирало и не билось учащённо; наоборот даже, из груди будто стремилась излиться подспудная радость. В голове же все мысли были четки и холодны; они словно приспособления чертёжника измеряли обстановку вокруг и собственные ощущения тела. Что сделано, то сделано! Томирис усилием воли подавила последние сомнения, решительно обдумывая то, что ей сегодня предстояло. И удовлетворённо отметила, что противное жжение в животе отступило.

Небо, почти чистое от облаков, было не по-зимнему голубым. Из царского ложа, где она расположилась с братом, открывался прекрасный вид на происходящее внизу состязание. Гул, исходящий от двух тысяч зрителей, что размещались на плавно восходящих вверх скамьях ристалища, временами мог заглушить голос собеседника, вздумай Томирис в этот час с кем-нибудь говорить. Но беседовать ей было не с кем. Сур увлечённо таращился на беговые дорожки, лениво поедая с подноса заморские плоды. Сотник Луг сейчас больше озабочен безопасностью царевичей и сам просто не посмел бы на людях заговорить с Томирис. А больше тут сегодня в царском ложе никого и не было.

Продолжалась праздничная пора Священной Коранты и сегодня шёл третий день ежегодно устраиваемых в столице колесничных состязаний. Возведённое не ведомо сколько веков назад, ристалище располагалось в высоком городе, служа местом развлечения для его обитателей. Знать Хирканы и знать со всех урезов страны, да зажиточные простолюдины заранее собирались к началу соревнований; для большинства это горячащее кровь развлечение, но хватало и истовых болельщиков. Ведь колесничими выступали юноши из знатных родов, а победа в отборочных гонках, не говоря уж о предстоящей завтра заключительной, считалась весьма почётной, потому как имя победителя будет прославлено на многие годы и, мало того, его изображение добавится в великую мозаику внешней стены ристалища, у которой так любят гулять восхищённые мальчишки. Гулять и мечтать, что и его самого, и его имя когда-нибудь тоже изобразят в мозаике.

Шёл шестой день Мрачного Урдана, дожди, что прокатились несколько дней назад, не сильно зацепили столицу и потому земля на ристалище лишь немного размякла и уже в первый же день состязаний успела подсохнуть. Сегодня, в третий день соревнований, вручать наградную барму по обычаю надлежало Томирис. В первый день игр – день открытия – в качестве зачинательницы награду вручала царица Ирла, подчёркивая тем самым благоволение правящей четы. Вчера награждать надлежало Суру, наследник престола по обычаю всегда делал это во второй день. Ну а сегодня, как на младшую из царствующих Алостров, черёд пал на Томирис. И только завтра, в день состязания победителей отборочных гонок, лучшего из лучших собственноручно удостоит почестями сам правитель Хирканы Равар-седьмой.

Сам обычай колесничных гонок пришёл из Артании и сохранялся тысячелетиями потомками изгнанных родов. По обычаю в колесницы всегда запрягали тройки коней. Как-то однажды дядя Кадар поведал Иве, что в Артании три – священное число, хотя сейчас у хирканских артанов это стёрто из памяти. Однако не смотря на принесённый из Артании обычай, в гонках издавна также участвуют и юноши из знатных рундских родов. Участие родовитых рундов – дань взаимоуважения, ведь иначе древний обычай уже давно бы отмер в устоявшихся условиях равновесия власти Хирканского Царства.

Шум на зрительских скамьях почти затих. Разбросанные по верховьях ложи самых родовитых наблюдателей теснились поближе к царской. А внизу беговые дорожки разравнивали две сотни рабов, спеша привести в исходное состояние разбитую копытами и колёсами почву. Поглядывая то вниз, то по сторонам, Томирис то и дело бросала взгляды на ларец, в котором хранилась ждущая сегодняшнего победителя наградная барма. Навес над ложем закрывал от ветра и она не ощущала прохлады, как ощущали её зрители на открытых скамьях. Вдобавок к защите от ветра её согревал собственноручно приготовленный травяной отвар, что целебным воздействием способствовал общему укреплению телесных сил. В ожидании дальнейшего действа старший брат боролся со скукой, очищая ножом очередной плод. Отвары, что довольно искусно – по дворцовым слухам – приготавливала сестра, он не признавал, считая их глупой детской затеей. В часы увеселений Сур с некоторых пор чтил Кемолота, отдаваясь винопитию и весёлым потехам. Однако на ристалище не пускали потешников, тут не звучали ни тонкоголосые лиры, ни бодрящие сурны, ни разгульные рожки. И всё же в руке у Сура сейчас пребывал кубок с вином, что по его знаку преподнесла юная рабыня с незнакомым Томирис лицом. «Нашёл себе игрушку»? ‒ подумала царевна, придирчиво осматривая девицу, довольно миловидную, но с рабской печатью услужливости на лице и с пустыми глазами. Не зная почему, но поведение рабыни оставляло неприятный осадок. И тогда Томирис просто отвернулась, высматривая, когда же из загонов появятся колесницы победивших в сегодняшнем отборе соперников.

И вот за ограждениями первого зрительского ряда выстроились одетые в праздничные накидки трубачи, а во внутреннем круге беговых дорожек на подмостках завершали приготовления шутейники. Грянул рёв медных труб, оглашая начало завершающего сегодня состязания. Трубы ревели и ревели, а из открывшихся створ загонов выезжали запряжённые в тройки колесницы. Отборные кони, подобранные по мастям, с лёгкостью выводили крепкие одноосные повозки с одним единственным возницей. По красоте и изяществу гоночным колесницам было далеко до колымаг, но всё же они куда утончённей простых колясок и, конечно, прочней, ведь мастера при их изготовлении закладывали тройную прочность на случай неизбежных ударов и столкновений. Томирис сейчас волновала только одна колесница, та, что запряжена вороными конями, укрытыми сине-зелёными поневами с родовыми узорами их владельца и украшены таким же сине-зелёным оперением. Сама колесница выкрашена в зелёное, а спыжевые боковины изобиловали вычеканенными узорами, покрытыми золотой глазурью. Эта была колесница Дандара Сварлинского – юного наследника древнего рода Сварденов. Троих его соперников Томирис удостоила лишь мимолётным взглядом. Они тоже достойные представители своих родов, да и в мастерстве возниц готовились поспорить друг с другом – кто лучший. Но именно молодой Дандар сейчас волновал царевну. Она никогда его прежде не видала и до вчерашнего дня даже не знала о его существовании. Однако так сложилось, что ему, юному Сварлинскому, она желала победы. И даже была почти уверена, что именно он выиграет состязание.



Александр Валидуда

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: