Под Сенью Тёмных Богов

Размер шрифта: - +

Глава 18 Сквозь Бездны Бездн

Глава восемнадцатая

СКВОЗЬ БЕЗДНЫ БЕЗДН

 

Даже в спешке не надо спешить – именно так можно было бы выразить общий ход мыслей Накана Коршуна, когда ранним утром восьмого дня Блеклого Урдана он наблюдал входящих через южные ворота Хирканы Трирогов. Наблюдал, при этом удовлетворённо оценивая, что все его предварительные расчёты оправдались. Полностью. Он знал это и чувствовал это. И то, и другое было для него равноценно. Сегодня наступил первый благоприятный день, когда служители Пекла могли приступить к своему долгожданному обряду. Могли в силу особенностей расположения небесных тел и несчётного числа сплетённых с оным взаимосвязей в движениях великих и малых Сил в инобытийных слоях Заара. Наступил тот самый Великий Час, коего они так ждали веками. И Коршун не имел ни малейшего сомнения, что враги Света не станут мешкать, откладывая свой Великий Обряд хотя бы на день-два, лишь бы выгадать наилучшее из благоприятственных сочетаний всех условий своего богопротивного замысла. А это значит, что именно сегодня, сейчас – то самое время, когда пора вмешаться верным слугам Царя Света. Ещё вчера было рано, а сегодня после полудня станет поздно.

Пригород, что всегда по обыкновению спозаранку пробуждался и закипал суетой, в этот час хранил тишину. Все посадские мастеровые и их домочадцы предпочли не высовывать носу из жилищ. Даже рабам выпала нежданная и непривычная передышка. Перст Веры, в окружении четвёрки чтящих брата Рела, находился в седле чуть в стороне от посадских строений. Ветер доносил вонь кожеварен ‒ вонь, въевшуюся в пригород настолько, что она будет держаться тут годами, если даже здесь всё спалить дотла. Но на вонь Коршун просто не обращал внимания. Он наблюдал, как сотня за сотней в город входит полк Трирогов. Ворота, внезапным ударом захваченные светоносцами – братьями-воинами ордена Урмиза, теперь охраняли чтящие. А светоносцы сейчас действовали в нижнем городе. Там же орудовали и Девы Урдана – сёстры-воительницы ордена Элуны, чьей задачей являлась глубокая разведка и указание целей основным силам стянутых к Хиркане войск. Коршун немного жалел, что не удалось заранее привлечь Дев Коранты – эти сёстры слыли непревзойдёнными мастерицами скрытных убийств. У него просто-напросто не было таких полномочий. Хорошо уже, что несколько отрядов светоносцев и Дев Урдана прибыли под его начало. Да в храме Элуны сейчас ждут приказа две сотни отборных вояк храмовой стражи. Что же касается остальных сил, что Персту Веры удалось стянуть к столице за отпущенное время, то он располагал конниками Стремглава Дузая, кои заблаговременно выдвинулись из коринского уреза под предлогом учений. А ещё полком лёгкой пехоты и полком тяжёлой. Станы пехоты размещались под самой столицей и путь их занял всего несколько часов. Но пожалуй, главными своими силами, что прибыли в его распоряжение, Коршун считал десять сотен чтящих, переброшенных из «Небесного Приюта» виманами. Переброска длилась всю ночь, орден не располагал в Хирканском Царстве достаточным количеством виман. Впрочем, и в хирканских войсках их было мало, если сравнивать с той же Рундией или Киртамадом и Священной Итранией.

Благодаря налаженным отношениям с урезными львами и через сеть осведомителей брата Когтя, Коршун ещё перед самым выступлением располагал исчерпывающими сведениями о настроениях в хирканских войсках. За последние два-три дня и прошедшей ночью братья-связисты с помощью своих наузов исправно поставляли ему донесения со всех урезов страны. И общее полотно выстраивающихся событий Перста Веры вполне удовлетворяло. После воззвания Святого Престола о Священном Походе, хирканские войска, мягко говоря, бурлили. Это было сродни пресловутому грому средь ясного неба. Бурлили не только войска, но и знать, и низы. И с каждым прошедшим днём всё больше находилось тех, кто решил, что присяга, данная Равару-седьмому, что предался богомерзкому Пеклу, а следовательно злоумышлял погубить и своё царство, и весь мир, не может считаться действительной. Коршун знал, что царских гонцов разосланных три дня назад, холодно встречали и в войсках, и в городах. Знал и то, что все потуги верных Триуму львов по приведению взбунтовавшихся полков к верности присяге не достигли успеха. Коршун сознавал, что итранарг своим воззванием нанёс удар ровно тогда, когда надо. Ни раньше, и ни позже. Поэтому, всё, чем в данный час располагал Равар, это царская стража и отряды лично преданных Триуму львов. Да и то, не вся царская стража была со своим царём: конный полк, размещавшийся в высоком городе, так до сих пор и не покинул своего расположения. По сведениям разведки, среди всадников произошло несколько стычек, а полковник Горнай Оринский всячески уклоняется от приёма нарочных из дворца. В пешем же полку тоже разброд и шатание, но они коснулись лишь трети воинов. Около тринадцати сотен стражников остались верны царю и прибыли во дворец. И если у Равара нет ничего тайно припрятанного в загашнике своего престола, то сил у него, получается, не так и много. Если не сказать, мало. Коршун не сомневался, что всех колдунов-пекельщиков, а они само собой у Равара есть, чтящие и светоносцы сомнут довольно быстро. Пусть даже не умением сомнут, но числом уж точно. Впрочем, по части умений тут ещё надо посмотреть, кто кого сильней. Оставалась только неясной судьба дворцового колдуна и затворника Кадара Тихони. Он всегда был себе на уме, за что и получил своё прозвище. Коршуну было лишь достоверно известно, что Кадар не примкнул к царю. Но и на стороне Священного Похода не объявился. Умыл руки? Даже если так, уже хорошо. Сильнейший волшебник страны был способен на очень многое. И кстати, колдовскую защиту дворца он уже давненько не подновлял и похоже, что не подновлял намеренно.

Перст Веры не раз размышлял, на что же рассчитывал Равар и остальные пекельщики? Теперь-то Коршун прекрасно понимал их замысел. Они стремились открыть Путь, рекомый также Вратами. Путь, по которому в Срединный слой Заара должна прийти Илаша. Точнее, её воплощение – часть, хотя и весомая, её сущности. Полностью воплотиться здесь Илаша не могла – не позволяла частотность тварного слоя. И воплощение пекельной Воительницы, богини нижних миров, сулило всему Заару неисчислимыми бедствиями. Даже при том, что здесь она теряла значительную часть своего могущества и её можно было уничтожить во плоти. Впрочем, уничтожение не скажется на сущности Илаши, та её часть, что воплотится здесь, просто сольётся со своим главным целым там – внизу. А вместе с Илашей  должна воплотиться и её свита. Как правило, это девять сильнейших колдунов, кои, даже достигнув бессмертия, настолько погрязли во Тьме, что не могут находиться в Срединном мире. Им также предстояло воплотиться здесь лишь частью своей сущности, но и потеряв в могуществе, они представляли смертельную опасность всему бытию Срединного слоя. Коршун яснее ясного представлял, что могло произойти дальше. В Хиркане сперва будут уничтожены все храмы и осквернены все места Силы, а затем столица будет накрыта тем самым «облаком воздействия Пекла», как называли его древние, что превратит всех жителей в покорных кукол – рабов воли Илаши. И вот тогда по всей стране начнётся неуклонное расползание Великой Скверны, что ознаменует начало новой Войны. И Война сия потрясёт всю Деру, а возможно и весь Заар. Причём, потрясти может так, что Срединный слой изменит свою частотность на более низкую. И случись такое, не только Илаша воплотится тут полностью, но воплотится и сам Царь Пекла Иги-Мар. А следом сюда нахлынут и рати пекельных исчадий.



Александр Валидуда

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: