Под Сенью Тёмных Богов

Размер шрифта: - +

Глава 24 Узелок на нити судьбы

Глава двадцать четвёртая

УЗЕЛОК НА НИТИ СУДЬБЫ

 

Плот несло по реке стремительным течением.

Сидя у самого краешка и глядя на пробегающие берега, Томирис в задумчивости запустила ладошку в холодящую воду. Навязчивые, тягостные мысли безостановочно крутились в её голове, создавая и в то же время поддерживая дурное настроение, с которым ей не хватало сил справиться. Она поглядывала на Деруна, что сидел в противоположном конце плота, и дивилась его беззаботности. Впрочем, подумалось ей, наверное, её спутник так спокоен напоказ. А то, что он молчалив, так он всегда был молчуном.

Рассматривая грубо оструганные от сучков брёвна, царевна плавно погрузилась в воспоминания о недавних событиях. Перед её внутренним взором появлялись огромные пещеры – и беспроглядно тёмные, в которых приходилось брести чуть ли не на ощупь даже со светочами, и освещаемые россыпями светящихся хрусталиков. Поначалу все пещеры казались причудливым порождением природы, возможно, так оно и было. Но на вторые сутки подземного похода всё чаще стали попадаться явно искусственные полости. И ниши в них были какими-то округло-правильными, и потолочные своды проходов удивляли своей равновысотностью, да и сами пещеры были словно пробурены неведомой и могущественной силой. А потом отряд весь день потратил на запутывание следов. И если бы кто-нибудь спросил, сколько ланов и пещер пришлось исходить, Томирис затруднилась бы ответить. Со временем отряд вышел какими-то боковыми путями к выходу на поверхность. Оказалось, о нём знал только Нивгор. А снаружи из-за зарослей и нагромождения огромных глыб, подпирающих крутой утёс, выход был совершенно незаметен. Дядя Кадар и Луг приказали Нивгору уходить к селениям, отпустив с ним Кудея и Невера. По заверениям горца, его многочисленная родня надёжно укроет и его самого, и его раненых побратимов. А после расставания, когда отряд вернулся под горы и заметно повысилась скорость (ведь уже не надо было таскать носилки), у Томирис вновь было не спокойно на сердце. Она верила, что с ушедшими всё будет хорошо, но про себя сетовала на судьбу, что раз за разом разлучала её с теми, кто успел стать ей близок. И хорошо хоть последнее расставание случилось не из-за чьей-то смерти.

Следующие два дня показались Томирис какими-то странными блужданиями. Беглецам то и дело приходилось брести в неосвещённых проходах, переходить вплавь заточённые под горами речки и по два-три раза оказываться в одних и тех же пещерах. А потом и вовсе случилась внезапная стычка, когда откуда-то сверху к отряду вышли трое разведчиков-чтящих. Правда, дядя их почуял загодя и потому у кайванитов не осталось ни одной возможности уцелеть. Но само их появление говорило, что основные силы преследователей где-то уж совсем близко. Настолько близко, что не смотря на все отнекивания Томирис, Кадар вновь принял решение разделиться. И сотник поддержал его.

Когда был найден ещё один выход на поверхность, оказалось, что отряд прошёл под горами с половину пути. Ещё столько же – и, как говориться, добро пожаловать в Киртамад! Но к этому времени даже до Томирис дошло, что кайваниты просто не дадут им добраться до соседней страны. Да и охота в Киртамаде не прекратится. Так царевна очутилась в Важной долине, через которую протекала берущая начало в Диких горах большая река Вага. Именно из-за реки долина и получила своё название. И уходила Вага через леса прямиком в киртамадские земли.

На сей раз дядя отделил от отряда уже племянницу и приставил к ней Деруна, как самого опытного лесовика и следопыта. Остальные вернулись под горы, они должны были задержать чтящих. Тихоня намеревался обрушить своды в каком-то присмотренном им месте. Но на это ему требовалось определённое время. Что касается Деруна и царевны, то они должны были спуститься вниз по реке и дожидаться отряда у Тёплой лощины. Дерун внимательно выслушал объяснения Тихони, задал несколько обстоятельных вопросов и, наконец, заверил, что обязательно найдёт искомую лесную лощину.

‒ Но дядя! Может нам всё же остаться с вами? ‒ Томирис сделала последнюю попытку изменить решение Кадара.

‒ Пойми же, Ива, ‒ голос Тихони был мягок, но в глазах отражалась железная непоколебимость, ‒ я не уверен, что мы вообще выберемся оттуда. Понимаешь?

Томирис всё прекрасно понимала, но в душе у неё противно поднывало непонятное предчувствие.

‒ Мы должны надёжно задержать погоню под горами, ‒ продолжил объяснять дядя. ‒ Не дать чтящим выбраться на поверхность. Если мы не разделимся и уйдём по реке все вместе… Или уйдём лесами, то загонщики вскоре обложат нас со всех сторон. Поэтому, Ива, ты уходишь с Деруном. И вы будете нас ждать в Тёплой лощине. Это, конечно, не самое приметное место, но наш следопыт найдёт его.

На том и расстались.

И как только отряд ушёл, Дерун сразу повёл подопечную царевну к берегу, где после перебора взятого с собой снаряжения и съестных запасов, начал присматривать деревья для плота. Томирис же в меру сил помогала ему, но ратник в основном, конечно, строил плот сам.

И вот они вдвоём уже много часов по самой суводи плыли на плоту. День клонился к вечеру, никогда полностью не заходящий Озар изменил свой окрас и проглядывался сквозь верхушки деревьев. Река впереди делала очередной изгиб и Томирис засмотрелась на мелкие виры, что закручивались у крутого берега. А потом эти водовороты остались позади и она снова стала смотреть вперёд.

‒ Дерун! ‒ окликнула она спутника. ‒ Давай пристанем где-нибудь.



Александр Валидуда

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: