Под Сенью Тёмных Богов

Размер шрифта: - +

Глава 25 С камнем на сердце

Глава двадцать пятая

С КАМНЕМ НА СЕРДЦЕ

 

‒ Это кто? Дерун? ‒ высказал общее удивление Камчак.

Заприметив странного одиночку ещё издали, отряд сперва дружно приостановился. И сразу же продолжил свой путь вдоль берега, снизив скорость и насторожившись пуще прежнего. Все рассматривали бредущего навстречу оборванца. Кадар, у которого все последние сутки ныло под сердцем, теперь, как и остальные, наконец, узнал его. И сердце Тихони словно придавило невидимым камнем. Он шёл и не давал волю чёрным мыслям, но мрачное ощущение случившейся беды так и подмывало броситься к Деруну. Однако Кадар остался внешне и внутренне спокоен. Сперва следовало правильно оценить обстановку, а уж потом действовать.

Отряд сходился со следопытом в угрюмом молчании. Все рассматривали плачевный вид своего побратима и тоже пока не спешили с предположениями о случившемся.

‒ Где она? ‒ холодно и излишне спокойно спросил Тихоня, когда Деруна, наконец, обступили воины.

В глазах следопыта зияла пустота. Он предстал в обрывках одежды, грязный, весь в ссадинах и с едва переставшей кровоточить раной на темечке. Стоял среди друзей, но будто находился где-то бесконечно далеко. От него так и веяло отрешённостью и безучастностью к самому себе.

‒ Дерун! ‒ теперь уже сотник Луг сделал попытку достучаться до его сознания. ‒ Где Томирис?

Прошла пара мгновений, прежде чем в глазах воина появилась осмысленность. Он развёл руками и весь его вид выражал непонимание произошедшего.

‒ Я… не знаю…

Деруна шатнуло. Стоявший ближе всех Немир поддержал его за руку, а потом и вовсе прислонил к себе.

‒ Он очень слаб, ‒ произнёс Тихоня. ‒ Пойдём в лес. Там и поговорим.

Вскоре, уже в лесу, когда был разожжён костёр и на таган поместили казан с водой для похлёбки, а Деруну обработали рану, он немного пришёл в себя. И поведал всё, что ему было известно.

Но как выяснилось, известно ему было не особо много, а точнее – почти ничего.

Огорошенные пропажей царевны, воины молчали. Никто, в общем-то, не винил Деруна. Тихоня тоже не винил. Он полагал, что если кто и виноват в случившемся, так это он сам. Сам решил отправить племянницу со следопытом. Сам выбрал для них способ путешествия. И со спокойной душой занялся отсечением погони в подгорных пещерах. С тех пор прошло около полутора суток. Чтящим ещё долго придётся искать другой путь на поверхность. Только вот Томирис и Дерун так и не добрались до Тёплой лощины. Племянница исчезла. И всему виной подводные камни, о которых в отряде никто не знал. Эх, был бы с ними Нивгор! Возможно, горцу было известно об опасном участке Ваги. Возможно, он бы предупредил!

Глядя на потрясённого следопыта, Тихоня понял, что совершенно не чувствует к нему ничего дурного. Ни злости, ни раздражения. Что он мог сделать один? Мог ли управиться с плотом в одиночку, когда река внезапно явила своё коварство? Хорошо хоть, что Ива и он сам живы остались. А ведь и остальной отряд едва не угадил в ловушку Ваги. Луг, Камчак и Немир с большим трудом притянули плот к берегу, да и то с помощью Кадаровой волшбы. Там на берегу, на границе опасного участка, плот и бросили, поснимав только верёвки да забрав с собой вёсла. Тащить на себе брёвна, да ещё неизвестно сколько? Лучше уже потом новый плот построить.

Между тем, Дерун уже успел утолить голод куском жареного мяса из отрядных запасов и более-менее пришёл в себя. Чем не преминул воспользоваться Луг:

‒ Последний раз, выходит, ты видел Томирис вечером?

Дерун кивнул сотнику и тоскливо уставился на огонь.

‒ А потом очнулся под утро? Так?

‒ Так… Вылез из лёжки, что соорудила мне Томирис, и пошёл вокруг пройтись. Потом к реке…

‒ Потом ты увидел следы? ‒ спросил Немир.

‒ Да. Нескольких человек. Следы нашёл и в лесу, и на берегу. Искал потом вдоль берега. И нашёл следы от волочимых лодок. Это какой-то отряд. Человек с десять.

‒ Торговец? ‒ спросил Луг.

‒ Не знаю, ‒ прошептал следопыт. ‒ Может и купчишка мелкий с охраной прошёл. Кое-где я видел в дёрне рытвинки, какие оставляют копейные пятки…  Две такие рытвинки нашёл…

‒ Скорее, это наёмники, ‒ предположил Тихоня. ‒ Они тут часто шастают.

‒ Я тоже думаю, что этот отряд просто случайно нарвался на нашу Томирис, ‒ рассудил Луг. ‒ Это не урезные вояки, посланные прочёсывать реку по наши души. Иначе бы нас тут ждала засада. И не кайваниты. А то нас бы прямо на плоту с виман постреляли.

Тихоня согласно покачал головой. И внезапно, вложив в голос силу, спросил у Деруна:

‒ Ты чего это себе там удумал, а?

Следопыт аж вздрогнул. Медленно оторвал взгляд от огня и повернулся к волшебнику. Слова его были едва слышны:

‒ Я не смогу жить с таким позором… Позволь мне броситься на меч…

‒ То не твой позор! ‒ гаркнул Кадар. ‒ Мой! Моя ошибка.

Дерун опустил глаза, на челюстях у него заиграли желваки.



Александр Валидуда

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: