Под Сенью Тёмных Богов

Размер шрифта: - +

Глава 34 Сеть

Глава тридцать четвёртая

СЕТЬ

 

Шла вторая половина девятого дня Блеклого Урдана, когда зрящий Акрон Упрямец возвратился в твердыню «Небесное Око». Здесь в крепости, где размещалась его ставка и куда стекались сведенья и донесения со всего северо-киртамадского святопрестольного округа, он руководил делами своей вотчины. Крепость располагалась в дне конного перехода от Дельвы – крупнейшего города северных земель Киртамада. В этой богатой торговой стране, разделённой Ветреным морем, Дельва являлась второстепенной столицей. Ещё лет триста назад это был мелкий городок, но выгодное расположение по берегам судоходной реки Якса, что впадала на юге в Ветреное море и уходила на северо-восток через земли Скойра прямиком в Альканару, со временем сделали Дельву самым крупным из здешних городов, а потом и второй столицей. Лаат, как прежняя северо-киртамадская столица, после двух успешных захватов рундийцами потерял своё значение, хотя и остался главными морскими вратами этой части страны.

У входа в рабочий покой Упрямца ждал орденский связист.

‒ Светлого Пути, брат Акрон! ‒ связист почтительно кивнул. ‒ Срочное донесение из Лаата.

‒ Да не сойдёшь и ты, ‒ слегка кивнул Упрямец и махнул следовать за ним.

Не теряя времени и не гадая, что там могло произойти в Лаате, он проследовал к столу и погрузился в чтение листа. Связист, передавший собственноручно записанное донесение, застыл, как будто его тут и не было.

Донесение пришло от указующего брата Шипа. Глава лаатского управления сообщал, что к чтящим обратился один мелкий колдун, донёсший о подозрительном человеке, который приходил в его лавку и продал редкий яхонт. По словам осведомителя, приходивший также является колдуном и, кроме того, чужаком в Киртамаде, а купленный у него яхонт имеет признаки некогда наполнявшей его волшбы, не свойственной киртамадским колдунам или посвящённым Кайвана, Урмиза, Элуны и Кемолота. Но странная волшба не имеет отношения и к пекельщикам. Брат Шип на время изъял яхонт для изучения, но привлечённые орденские заклинатели пока что не смогли установить какого рода силы некогда наполняли самоцвет. По их словам, некоторые остаточные свойства можно в равной степени приписать как к признакам работы посвящённых Моракота или Ареши, так и посвящённых Вугиры или даже приверженцев мятежного Рыша.

Упрямец отложил лист и задумался. Он многие годы знал брата Шипа и вполне доверял его хватке. Сами по себе подозрения, что в Лаате находится кто-то из посвящённых недружественных богов, зрящего не очень-то и беспокоили. Кроме, разве что, подозрения, что тут могут быть замешаны приверженцы Рыша. Но странный яхонт не имеет отношения к пекельщикам – это раз, а продавший его колдун (если верить лавочнику) ‒ чужак. Это два. Причём, никаких доказательств, одни подозрения. Это три. Но есть и четыре: все мероприятия по делу «Зовущих» пока не принесли ни малейшего успеха. «Так может быть, ищем не там? Может быть, это та самая ниточка к Извратителю?»

Истинный ли он Извратитель или ложный, думал Упрямец, это сейчас не так уж и важно. Уровня посвящения брата Акрона хватало, чтобы понять: игра может оказаться намного сложней, чем её воспримут все вовлечённые в неё. Конечно, он не может знать всего, он ведь только лишь зрящий. Но и того, что ему известно достаточно, чтобы суметь сделать необходимые выводы. Однако острая нехватка времени не позволяла Упрямцу действовать с должной степенью свободы, он не имел прежней роскоши затевать привычные, выверенные и растянутые во времени розыскные мероприятия. У него был приказ, полученный от брата Коршуна. Поэтому на Лаате придётся заострять особое внимание, даже если этот след окажется ложным.

Да, след вполне может оказаться ложным. Но его упускать нельзя.

Все силы ордена, какие только можно было собрать в поднадзорном ему святопрестольном округе, Упрямец бросил на дело «Зовущих». Мало того, задействовал и переброшенные братом Коршуном из Хирканского Царства четыре сотни чтящих, которые Перст Веры выделил для усиления. Хотя прибывшие сотни оказались неполнокровными – понёсшими потери в сражении в подземном оплоте пекельщиков – это, тем не менее, была очень существенная сила. В иных обстоятельствах выделенные Коршуном отряды показались бы Упрямцу избыточными, но сейчас и их не хватало. Чего уже говорить о собственных силах? Ведь размах происходящих в этой части страны мероприятий можно было смело назвать небывалым. Поисковая сеть прежде всего была раскинута в Дельве и её урезе, а также в соседних урезах. Сеть накрыла и всю немалую протяжённость дорог от исходных гор до второй столицы. Ведь именно к Дельве пролегал самый удобный и вероятный путь от гор. Из неё можно было попасть в Скойр или в Великие Леса вейшасс. Сеть не накрывала разве что приморские равнины и самые восточные урезы. Касательно восточных окраин, до них просто невозможно было добраться, так как все пути пролегали через всё ту же Дельву. Что же касалось южного направления, то никто в здравом уме не сунется к побережью, где при попытке покинуть страну на корабле придётся неминуемо раскрыть себя. Во всех приморских городах Тайная Стража Киртамада издавна решала свои задачи без вмешательства чтящих. И до сих пор тайных стражников не было повода уличить в бездействии.

На направлении к Дельве сейчас полным ходом шло скрытное прочёсывание всех придорожных поселений с привлечением Тайной Стражи и войск. В тёмную, конечно. Главе чтящих не нужны были вредные для дела слухи и домыслы, ведь и так размах происходящего дал обильную пищу для умов всех привлечённых киртамадцев. Они искали тёмных, выполняя сопутствующую задачу, призванную сокрыть главную цель дела «Зовущих». Именно поэтому установлены засады во всех засвеченных лесных схронах почитателей Падших и даже на всякий случай поставлены засады в нескольких выявленных ухоронках приверженцев мятежного Рыша. Только лишь силами чтящих Упрямец не смог бы объять подобный размах.



Александр Валидуда

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: