Под слоем многолетней пыли

Размер шрифта: - +

Под слоем многолетней пыли

 

Однажды ранним утром, продавец антиквариата пришел открывать свою антикварную лавку.

Нет не так. Начнем все по порядку.

Каждое утро он просыпался в одно и то же время, одевался каждый раз по такой же точно схеме, завтракал, чистил зубы, шел каждый раз по той же дороге и приходил в одно и то же время. Каждый раз он делал это с идеально отточным механизмом. Никогда ничего не менялось, каждый раз все было неизменно.

Но сегодня, все с самого начало пошло не так. Все началось с того, что будильник не прозвенел. Вот так вот. Просто не прозвенел и все. Продавец антиквариата проснулся точно в то самое время, которое он просыпается каждое утро. Проснулся и стал ждать. Ему было не по себе от того, что такое случилось. Промучившись так прмерно с полчаса, он с неувереностью, но все же сел на кровать. С недоверием взял в руки будильник, покрутил, потряс, осмотрел всю тыльную сторону, поднес к уху, послушал и поставил на место. Встать с кровати у него получилось еще через полчаса.

Он встал и осмотрелся. Все те же стены, та же мебель, то же окно и то же лето за окном. Солнце полностью заполнило комнату своими лучами. Продавец подошел к окну и увидел, что и там ничего не изменилось, тот же двор, то же дерево перед окном. Неожиданно пришла мысль, что он очень уже давно не смотрел вот так вот в окно. Давно не менял схему своей жизни. В душе заскребли кошли. Продавец антиквариата открыл окно и почувствовал свежий воздух, и моментально с улицы донеслось птичье пение, где-то залаяла собака. Странное начало дня. Оделся не спеша и пошел завтракать.

Проходя мимо большого зеркала, остановился. С удивлением осмотрел свое изображение. Из зеркала на него смотрел невысокий, немолодой уже, но и все еще в расцвете своих сил мужчина. Все как обычно, брюки, рубашка, жилет. В руках вертел круглые очки в черной оправе. Надел очки, снял, снова надел. Задумался. Борода и усы старили, а очки придавали нелепый вид. Вздохнул и пошел все-таки на кухню.

Завтракать не очень уж и хотелось, но все же насильно затолкнул в себя плюшку с изюмом и запил чаем. Поставил чашку на стол и долго смотрел перед собой. Снова вздохнул. Медленно встал из-за стола, помыл за собой чашку с тарелкой, смахнул влажной тряпкой крошки со стола. Вздохнул. Снова прошел мимо зеркала, снова посмотрел на свое отражение и снова вздохнул. Снял очки. Пошел к выходу в коридор. Очки все же надел.

Выйдя на улицу, остановился на крыльце возле двери и огляделся. Дом как дом, двор как двор, дерево как дерево. Сколько раз проходил мимо, и никогда не замечал, что на дереве дупло, на заборе облупилась краска, возле дома песочница с забытым кем-то в ней ведерком. Вздохнул. Выйдя за забор пошел не обычным путем, пройденый несчитаным множеством раз. В этот раз пошел через рощу. Тут обычно соседи выгуливают собак. Он так думает, что соседи. На самом деле он этого не знает наверняка, потому что в его каждодневной программе не значится пункт общения с соседями. У кого из них есть собаки он и подавно не знает.

Когда-то давно, когда он только появился в этом городке, у них было желание познакомиться поближе, но со временем соседи отбросили все попытки сближения. Когда поняли, что он к этому не стримится. Они не знали кто он, что любит, кого любит, где работает. Хотя нет, то, что работает в лавке антиквариата, наверное, все-таки знали. В их городке таких лавок всего две. Это просто он никогда не старался запомнить, кто приходит.

Обычно он запоминает вещи, старинные вещи, те самые которыми до потолка заполнена его лавка. Каждая вещь это история, чья-то история. Поподая в магазин, он словно погружается в иной мир, в котором чувствует себя как рыба в воде. Он очень трепетно относится к каждой вещи, знает каждую вазу, картину, историю каждой антикварной вещи, знает когда она появилась, у кого была. Погладив рукой вещь он словно заново переживает жизнь предыдущего владельца. Вот это и есть его настоящая жизнь.

Но сегодня все изменилось. Открыв дверь антиквариатной лавки, продавец шагнул внутрь и не почувствовал ничего того, что обычно чувствовал, зайдя в лавку. Наверное, потому, что сегодня все пошло не так, с самого утра. Это немного испугало его. Оглядевшись вокруг, он увидел множество запылившихся красивых старинных вещей, аккуратно развешенных, разложенных, раставленных в недрах антикварной лавки.

Прошелся между выстроенными в ряд вазами, зацепился взглядом за антикварную витрину, приблизился и провел рукой по стеклу. Снова ничего. Повернув голову, уставился на свое отражение в старинном зеркале. Закрыл глаза, глубоко вздохнул и снова открыл. Изображение в зеркале изменилось, на него смотрел человек немного моложе, без очков, без бороды и усов, вместо рубашки и жилета, обыкновенная голубая футболка. Неожиданно лицо улыбнулось, мягко и по доброму. Сняв очки, он подошел к зеркалу поближе. Внутри, словно что-то проснулось, новое, пугающее, пока еще не совсем понятное. Продавец стоял и просто разглядывал лицо, которое так же с интересом разглядывало его. Он не отпрянул в ужасе и не закричал от страха, да и страха не было совсем. Он как-будто даже ждал чего-то такого, ведь сегодня необычный день, не такой как все.

Колокольчик над входной дверью прозвенел о том, что в лавку кто-то вошел. Оглянувшись на звук, продавец на миг отвел взгляд от зеркала. Когда же снова повернулся, то оттуда на него смотрело обычное его же собственное изображение. Это было завершающей каплей в странностях сегодняшнего дня.

Подождав когда покупатель закончит свои покупки, он уверенными движениями закрыл кассу, взял ключи от лавки, и вышел, закрыв за собой дверь и незабыл потушить свет.



Элана

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться