Под угрозой уничтожения мира

Третья книга цикла

Под угрозой уничтожения мира

 

Моей маме — самому благодарному читателю

 

Часть 1. Подчиниться воле богов

 

Один лишь шаг может все решить,

Теперь ты враг, я не знаю как мне жить,

Как дальше жить...

 

(Ария, «Все, что было»)

 

Пролог

 

            Над Бэллимором собиралась гроза.

            Тяжелые мрачные тучи нависли над городом, закрыв солнце и постепенно поглощая голубое небо, порывы ветра, сменившего дневную жару, раскачивали деревья, сдувая с них листву, развевали плащи и подолы редких прохожих, спешивших укрыться до того, как разразится буря. Уличные торговцы торопливо прятали свой товар. Где-то вдалеке время от времени сверкали первые молнии и пока еще осторожно погромыхивал гром.

            Придворный маг Виктор направлялся в королевские покои. Пройдя длинную анфиладу залов на втором этаже, где слуги-вампиры расторопно закрывали окна, через которые во дворец врывался прохладный воздух и раскачивал портьеры, он дошел до королевского крыла. Настроение у высшего вампира было поганым: мало того, что неделю назад стало известно о возвращении в мир живых самого кровожадного архимага в истории, так еще и архивампир Адриан Вереантерский пребывал последние несколько дней в настолько отвратительном расположении духа, что никто из министров, советников и придворных не рисковал к нему приближаться. Самое непонятное заключалось в том, что Виктор был абсолютно уверен, что причина плохого настроения правителя заключалась вовсе не в новости о воскрешении Арлиона Этари. Нет, неделю назад, когда Адриан сообщил о случившемся своим приближенным — архимагу Виктору, советнику Оттавио фон Некеру, командующему армией Вереантера Дориану Раньери и еще нескольким высшим вампирам — он был относительно спокоен, да и переговоры с Валенсией прошли благополучно. Зато сразу после возвращения из Диона в архивампира словно демон вселился, так что все обитатели дворца старались держаться от него подальше — никому не хотелось разделить участь последнего графа Эртано, которого Магнус Вереантерский испепелил лишь за то, что тот невовремя попался ему на глаза — и одновременно гадали, что же вызвало такую ярость их правителя, известного своей невозмутимостью и уравновешенностью.

            Помедлив несколько секунд перед дверью королевского кабинета — перспектива быть испепеленным не прельщала Виктора совершенно — придворный маг постучался и, дождавшись разрешения, вошел. Архивампир сидел за письменным столом и задумчиво созерцал какой-то исписанный лист бумаги перед собой. Помимо него там лежала еще какая-то тряпка, что было необычно — насколько помнил Виктор, архивампир всегда отличался аккуратностью и, кроме бумаг, на столе ничего не держал.

            — Адриан, король Селендрии и его придворный маг на связи. Хотят обсудить ситуацию с Арлионом и Раннулфом, — сразу перешел Виктор к делу, однако в его голосе слышалась настороженность.

            Король медленно оторвался от письма перед собой и, кажется, только сейчас обнаружил себя посреди знакомой роскошной обстановки. Окно было приоткрыто, гардины покачивались, и с улицы отчетливо доносились шум дождя и грозовая свежесть воздуха. Из-за непогоды в комнате царили сумерки, словно уже наступил вечер.

            — Хорошо, — голос Адриана звучал холодно, но архивампир выглядел вполне адекватным, и можно было не опасаться, что он вдруг начнет бросаться на окружающих.

            Виктор подумал и решился:

            — Могу я узнать, что разозлило тебя еще сильнее, чем воскрешение темного эльфа?

            Архивампир медленно перевел взгляд на своего придворного мага, и тот против воли вздрогнул. А Адриан неожиданно усмехнулся, причем этот смешок не имел никакого отношения к Виктору:

            — Что бы ты сказал, если бы узнал, что девушка, которая первая догадалась, что задумал Раннулф, — на самом деле Корделия ван Райен?

            В первый момент маг даже не понял, что имел в виду король, а затем изумленно посмотрел на своего повелителя, не веря собственным ушам:

            — Как это возможно? Как ей удалось спастись от стаи олльфаров?

            — Ну, это как раз не проблема, — мрачно отозвался архивампир и вновь углубился в свои мысли, не спеша разъяснять это таинственное заявление.

            Виктор же быстро размышлял. Одно упоминание о валенсийской принцессе выбило его из равновесия, а от одной мысли о том, что полукровка Этари может быть жива, от злости заломило зубы. Да, он хорошо помнил ее! Дурнушка-целительница, которая так ловко обвела их всех вокруг пальца и украла самое ценное, что у него было — его труды! Его исследования, которым он посвятил больше сотни лет! Да, после окончания войны гримуар ему вернули, но какой же невыносимой была мысль, что светлый архимаг Мариус скопировал оттуда все, что только было можно! Сложно описать тот гнев, который испытывал Виктор, когда девчонка сбежала прямо у него из-под носа, и тот шок, когда он обнаружил мертвого архивампира на полу в лазарете, и утихомирить этот гнев смогло только известие о кошмарной гибели принцессы — гибели, которую та, вне всякого сомнения, заслужила. А тут получается, что она... жива?



Анастасия Сычёва

Отредактировано: 19.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться