Под защитой монстра

Размер шрифта: - +

Глава 4 Надежда

– Наденька, не забудь положить в чемодан масло, мед и травы, – кричала с кухни бабушка Аврора, пока я упаковывала свои вещи.

Уже раз десять проверила паспорт, электронные билеты, наличие смартфона, портативного зарядного устройства. Переезды и вообще путешествия, наверное, как у любого очень ответственного человека, который пытается контролировать все до мелочей, всякий раз вызывали у меня особое нервное состояние. Ведь это дорога, где ты – всего лишь движущаяся точка в потоке миллиона различных факторов и в любой момент что-то может пойти не так.

От всех этих мыслей у меня уже начал дергаться левый глаз. А еще бабушка так и косилась в мою сторону, желая последний раз перед отъездом промыть мне мозги по поводу Дидье. Чего уж тут церемониться, ей еще вечера все донесли, и как она только дотерпела до утра, непонятно.

Вот только я думала совсем о другом. «ОН ВОЗВРАЩАЕТСЯ!!!» – звучало в моей голове гимном торжествующей любви и возродившихся надежд. И в радостном предвкушении, задавая ритм всему этому нечаянному безумию, так резво барабанило сердце, что в моей душе уже развевались красочные флаги и радужные ленты, а под кожей распускались цветы. И куда бы я не шла, отовсюду на меня непрестанно смотрели глаза цвета грозового неба. Совсем скоро я его увижу!!! Пусть украдкой, пусть издалека, для меня это не важно. Главное, я снова буду иметь возможность периодически встречать Алекса.

Месье Готье, заметив меня на лестнице, любезно вырвал из рук увесистый чемодан, и уже унес его на улицу, чтоб уложить в багажник машины, на которой нам еще предстоит преодолеть долгий путь. А бабушка, улучив момент, все-таки решила устроить допрос.

– Вот скажи, внученька, о чем ты вчера думала, отталкивая Дидье? Бедный мальчик не находит себе места, весь извелся от своих чувств. А других кандидатов я что-то не наблюдаю.

– О нем и думала. Дидье всего девятнадцать и он обязательно встретит ту, которая искренне полюбит его. А еще о том, что и я найду СВОЕ настоящее счастье, а не его искусственную замену.

– Дай Бог, милая, дай Бог… – неожиданно смиренно непоколебимая Аврора приняла мой дерзкий ответ. – Только как показывает практика, реальная жизнь, увы, далека от сказок и в чудеса я уже давно не верю, – бабушка тяжело вздохнула и, сложив руки на груди, задумчиво отвернулась к окну.

И не удивительно. На ее век выдалось немало испытаний. Рано похоронив дедушку, с которым они были близки с юности и очень счастливы, бабушка будто умерла вместе с ним и долго не могла вернуться к нормальной жизни. А после эта авария, где погибла моя мама и ее единственная дочь. Но и это не сломило железную Аврору. После похорон ни я, ни Димка, больше никогда не видели ее слез. Для меня она всегда была и будет примером человека с непоколебимой волей и невидимым стальным стержнем где-то внутри.

Вот только я не она и верю в сказки. А еще чувствую волшебство, которое тонкими серебряными нитями, будто редкой красоты узор, появилось в моей судьбе. И чудо обязательно произойдет! Кулончик на груди, что спрятался под плотной тканью футболки, каждую секунду молчаливо напоминал об этом.

Я уже обняла бабушку на прощание и садилась в машину к месье Готье, когда на дороге показалась долговязая фигура Дидье. Теперь я прочувствовала значение выражения «повесить голову», парень, будто даже ростом стал ниже. Оставила на сиденье маленькую женскую сумочку, в которой носила документы и все самое ценное, и вышла к своему другу.

– Здравствуй, Наденька, – промямлил парень, продолжая с какой-то неимоверной тоской вглядываться в мое лицо.

– Привет, – только и сказала я, прищурившись от солнца, и поспешно отвела взгляд.

Мне было неловко находится с ним рядом после этого важного разговора, и даже смотреть ему в глаза не хотелось. Словно я какой-то предатель от того, что не испытываю тех же чувств. И впервые в жизни что-то внутри требовало быстрее покинуть Прованс, оставив всю эту ситуацию позади. Будто я, сама того не осознавая, опаздываю на какую-то важную встречу в своей жизни.

– Уже уезжаешь?

– Как видишь. Извини, Дидье, но мне, правда, пора, одну меня самолет ждать не станет, –попыталась пошутить, но парень даже не улыбнулся.

Вместо этого одним шагом он резко сократил расстояние между нами до минимума и сгреб меня в охапку своими длинными ручищами.

–Ты обязательно будешь счастлива, – неожиданно изрек он, уткнувшись носом куда-то в мою макушку, – а я навсегда останусь твоим хорошим другом, не забывай об этом. А теперь прощай.

Резко развернувшись, парень так же быстро скрылся из вида своими семимильными шагами. А я, растерявшись, так и осталась стоять посреди дороги, разглядывая его удаляющуюся фигуру.

И что это сейчас было? Кажется, наш малыш Дидье в одночасье повзрослел.

Месье Готье все это время терпеливо ждал за рулем своего ретро-автомобиля и загадочно улыбался, наблюдая со стороны, наверняка, странную картину прощания. Но за всю дорогу не сказал мне ни слова по этому поводу, за что я искренне была признательна этому милейшему человеку. Как же хорошо, что в этот раз бабушка решила остаться дома и весь путь до Лиона я смогла наслаждаться великолепными пейзажами и витать в облаках, не скрывая своей счастливой улыбки.

Высадив в аэропорту, месье Готье последний раз по-отцовски обнял меня, похлопав по спине своими натруженными руками, а когда я оглянулась спустя пару минут, уже безвозвратно растворился среди сотни других провожающих.

После того, как мой объемный чемодан забрали в багаж, я осталась налегке с одной маленькой сумочкой и чувствовала себя невероятно комфортно. Этот перелет был для меня особенно волнительным, так как я, пытаясь переступить через свои внутренние страхи, наконец решилась проездом посетить Рим, намеренно остановившись на варианте с восьмичасовой пересадкой.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться