Под защитой монстра

Размер шрифта: - +

Глава 7 Хантер

– Ты что-то почувствовала? Дар теперь твой? – не понимая, что происходит, я снова расспрашивал Хоуп, которая смотрела вслед мигающему огоньку и упорно молчала, обессиленно опустив руки вдоль тела.

Пространственно-временной разрыв успел закрыться прежде, чем в него залетел гражданский самолет с самым ценным пассажиром на борту. Для меня, конечно. Вот только тревога не отступала, я ощущал, с НЕЙ что-то не так. Может, испугалась? А как же иначе. У всех на этом летающем корыте по праву появился второй день рождения. Попади они через разрыв в открытый космос, от них бы уже ничего не осталось. Неповоротливую железную птицу и не покидая атмосферу потрепало по полной программе.

– Хант… – тихо отозвалась Букмус и неожиданно уткнулась холодным носом в мое плечо. Помнится, и гордая сестренка Гилея делала так пару раз, когда нуждалась в поддержке. И я позволил себе приобнять хрупкую фигурку девушки, которая так стыдилась момента своей слабости. – Я не смогла. Ничего не смогла, слышишь! Ни спасти Мартина, ни перенять его силу! – маленькие кулачки отчаянно врезались в мою грудь и тут же, словно лишенные опоры, сползали вниз. – Дар не выбрал меня. Он нашел кого-то более достойного.

– Как это возможно? Кого еще он мог найти?

Вся эта история с даром не укладывалась в голове. Как вообще можно передать способности, да еще и на расстоянии? Для того, кто вырос в мире, где правят технологии, все это звучало, как полнейший бред. Отголосками таких чудес на моей планете были, разве что предания древних, населявших Эрабиус до нас. Они выбрали иной путь развития и казались для моих предков дикарями, но в тоже время, обладали некими способностями, которые нам до сих пор неподвластны.

Хоуп собралась и, последний раз шмыгнув носом, оторвалась от моей груди, заняв место рядом. Расправив плечи, она свела руки за спиной и высоко подняла подбородок, восстанавливая надломленный стальной стержень, в наличии которого где-то внутри этой удивительной земной девушки я уже не сомневался. Какое-то время, едва касаясь друг друга, мы так и стояли, молча уставившись в темное небо, сияющее неизвестными мне созвездиями, в том направлении, куда совсем недавно улетел самолет.

– С вероятностью в девяносто девять процентов дар выбрал кого-то на борту того гражданского судна, – с прежним спокойствием и уверенностью заявила Хоуп.

– А как понять, кого именно?

– Этим мы и займемся завтра же утром. Потому что, если сосальщики найдут его раньше, мы потеряем еще один козырь из колоды.

Мимо нас с Хоуп люди из ММК пронесли тело обездвиженного вакциной сосальщика, того самого, что я подстрелил. Его все-таки удалось поймать на подходе к обрыву, чему все были несказанно рады. В руках этих крупных парней в спецформе тощий, обмякший парнишка в гражданском с приятными чертами лица и взъерошенной прической казался скорее жертвой, чем беспощадным врагом. Сейчас, глядя на то, как его уносят, было трудно поверить, что это и есть жуткий паразит-сосальщик, точнее, один из их представителей.

Букмус не разделяла моих двойственных чувств, а лишь довольно наблюдала за тем, как пленного связывают и засовывают в машину. Оно и понятно. Если этому парню удастся развязать язык, у нас появится реальная ниточка, ведущая к Мартину.

– Придется задержаться в Риме, не хочу пропустить допрос, – прокомментировала она, когда мы, попрощавшись с людьми из ММК, направились в сторону оставленного байка. – Но все это будет завтра, а сегодня нужно отдохнуть.

В этот раз Хоуп не спорила, без лишних слов уступив мне водительское место. И дело было не только в моем зрении, которое в темноте давало возможность видеть так же хорошо, как и днем. Она реально выдохлась и уже не скрывала этого, прижавшись ко мне своим тоненьким телом и устало положив голову на мое плечо. Байк зарычал и набрал скорость, следуя по полям, горам, мостам и витиеватой трассе ведущей в Рим.

Я наслаждался ночью, как и любой эрабианец. Для меня это особенное время. Пока любители солнца сладко сопят в своих норках, просыпается совсем другой мир. На моей планете он удивительно яркий! В это время суток можно воочию налюбоваться сказочными пейзажами. В таинственной тишине среди темных силуэтов перешептывающихся деревьев там и тут фосфорическим светом зажигаются волшебные огоньки. Когда мы были детьми, самой веселой забавой было найти такое трухлявое дерево, которое достаточно ударить носком трансфобута и во все стороны, словно искры разлетятся огоньки-гнилушки. На Эрабиусе подобное свечение имеют многие грибы и травянистые растения. Невзрачные днем, в период цветения под покровом ночи они образуют целые поля с мириадами звезд, не уступая по красоте небу над головой. Может, и на Земле есть что-то похожее, просто я еще не знаю об этом. Было бы здорово, потому сейчас, глядя на темнеющие поля, я невероятно скучал по этому зрелищу.

В маленьком уютном отеле, где мы остановились, Хоуп оплатила два номера. Только оказалось, что зря. Я так и не понял, как земляне обходятся без восстанавливающей камеры для ионной очистки, а еще очень хотелось есть. Букмус, прежде чем закрыть дверь в свой номер перед моим носом, что-то сказала про доставку еды. Но портативного телепортатора в отведенном мне помещении я так и не обнаружил. А голодный все равно бы не заснул. В общем, спустя каких-то пять минут пришлось снова атаковать Хоуп с вопросами.

– Прости, Хант, неважный из меня выходит наставник. Сейчас все исправим. Не стой в дверях, проходи, – извиняясь, оправдывалась мокрая напарница в одном полотенце, едва прикрывающем пятую точку и тут же скрылась в ванной комнате.

Вернулась она уже в огромном халате, но лучше уж так. Хоть мои мысли и заняты другой, но я же мужчина, в конце концов, а у нас рабочие отношения и субординация. Не к чему мне пялиться на ее стройные ноги.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться