Под защитой монстра

Размер шрифта: - +

Глава 23 Хантер

– Да чтоб тебя, проклятый зунзанец! Снова удрал с работы раньше времени, – проворчала Хоуп, наткнувшись в кромешной темноте на закрытую дверь и усердно пнув ее, тут же отбив себе ногу.

Телепорт за нашими спинами как раз успел закрыться и теперь девушка принялась копошиться на ощупь в своей бездонной сумке в поисках фонарика.

– Насколько я помню, Зуи предупреждал, что, если здесь заперто и никого нет, в черной вазе на полке всегда есть запасные ключи, – в очередной раз удивил ее своим спокойствием, с характерным позвякиванием вытряхнув из посудины заветный металлический ключик. – Да и выбить эту старую дверь ничего не стоило бы. Так что без паники, девочки.

Надя лишь улыбнулась, наблюдая за нами со стороны. Было странным отправиться на это задание в Вашингтон вместе с ней. Я и за Букмус всякий раз переживал, но где-то внутри всегда знал, что вредная букашка нигде не пропадет. Моя избранная же на ее фоне казалась слишком хрупкой и уязвимой, словно тепличный цветок, так что ее я вообще боялся выпустить из рук.

Когда поднялись наверх и выбрались из помещения, в лицо ударил яркий солнечный свет.

– Вот это да! А дома уже вечер, – удивленно прокомментировала Надя, оглядываясь по сторонам. – Никогда прежде не бывала в Вашингтоне.

– Так и часовая разница семь часов, – довольно улыбнулась Хоуп, отрыв-таки в своей сумочке солнцезащитные очки.

– Я знаю, только с телепортом перемещаешься с одного континента на другой так стремительно, что это просто не укладывается в голове, – пояснила Надя, переполняемая эмоциями.

Машина, номер которой скинули несколькими минутами ранее, ожидала нас на парковке, ключи нашлись в бардачке, как и гласило в сообщении.

– Куда мы теперь? – уточнила Надя, расположившись на заднем сиденье авто.

– В частную клинику, где содержат Стефани, а уже потом в центральный штаб на прием к директору Тернеру.

Машина под моим управлением набирала скорость, я же краем глаза все наблюдал в зеркало за тем, как взволнованно поднимается Надина грудь и как от пролетающих за окном улиц ее лицо озаряет улыбка.

– Хант! – донесся откуда-то из другой вселенной голос Букмус. – Ау! Ты с нами? Уже третий раз зову. – Перевел собранный взгляд на свою несносную напарницу и та принялась вещать последние новости. – За Эндрю установили слежку, но после утреннего визита в штабе он больше не появлялся. В больнице тоже дежурят наши люди, на случай, если ему взбредет в голову увезти оттуда дочь. В общем, будьте осторожны. Если он поймет, что его пасут… Человек, загнанный в угол, способен на любые поступки.

– Это и так ясно. Оружие при себе. А от Нади я и на шаг не отойду, – встретился все в том же зеркале со взглядом любимых глаз и на душе разлилось приятное тепло.

«Куда я от нее теперь? У меня одна дорога и та ведет к ней.»

По указанному адресу мы прибыли к шестиэтажному зданию в песочных тонах. Оставили машину на парковке и, вооружившись документами, которые предусмотрительно подготовили в ММК, отправились разыскивать Стефани.

Увидеться с девочкой нам разрешили не сразу и, несмотря на предоставленные документы, принялись вызванивать ее отца, но тот оказался недоступен.

– Говорю же, я ее двоюродная тетя! Вот подтверждающие документы, – вошла в роль сердобольной родственницы Букмус. – Мы же только повидаться и сразу уйдем. Такой путь проделали, чтоб обнять малютку… Разве можно лишать ребенка общения с единственными дальними родственниками? – с этими словами по щеке тетушки покатилась одинокая слеза.

– Да проходите уже! – сдалась девушка на ресепшн, в который раз отвлекаясь на разрывающийся от звонков телефон, – третий этаж, палата триста двенадцать.

– Безопасность на нуле, так и отметим, – тут же прокомментировала Хоуп, отойдя по направлению к лифтам, снова что-то набивая в своем смартфоне. – Нужно усилить охрану, пока бедную девочку не похитили.

Третий этаж был полон детских голосов, но не громких и веселых, а скорее тихих и уставших. От этого в груди неприятно заныло. Еще больнее было наблюдать, как десятилетнего изнеможенного паренька в обнимку с капельницей провозят мимо на кресле-каталке, а другого, поменьше, со страшными темными кругами под глазами и болезненной худобой, возвращают в палату с очередной процедуры, которым он уже и сам не рад.

Дети вообще не должны болеть. На Эрабиусе с этим дела обстоят гораздо лучше. Учитывая наши врожденные способности к самоисцелению и регуляции энергии в организме, многие болезни удается пресечь еще на корню. Корректировка ДНК и подбор пар по генетической совместимости тоже играет свою роль. Немногочисленное потомство эрабианцев рождается более здоровым и жизнестойким даже чем их родители.

Постучавшись в палату, но так и не дождавшись ответа, первой в нее заглянула Хоуп.

– Привет, Стефани! – с радушной улыбкой ворвалось это маленькое недоразумение в помещение и тут же стихло. – О, Боже… – прошептала девушка, закрыв ладонями лицо, не ожидая увидеть такую картину.

Следом за ней, ощутив неладное, вошли и мы с Надей. Теперь стало понятно от чего непоколебимая Хоуп потеряла способность говорить.

Различных проводов и трубок на худенькой девочке в цветастой полосатой шапочке было больше, чем самой девочки. А чтоб похитить ее из больницы, пришлось бы вывести и целую кучу оборудования, которое поддерживает в ней жизнь.

– Привет, – проговорила Стефани почти беззвучно своими бледными губами. – Вы от тети Евы?

– Нет, мы от твоего папы. Вместе работаем, – улыбнулась Букмус, взяв себя в руки и присев рядом с детской кроваткой. – Сколько тебе лет?



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться