Под защитой монстра

Размер шрифта: - +

24.2

– Будь осторожен, – не разрывая взгляда, касаюсь ладонью гладко выбритой щеки и целую своего героя.

– Никуда не уходи, сразу после пары я тебя заберу, пообедаем вместе с ребятами из команды.

Хант возвращает обаятельную улыбку и она еще долго стоит у меня перед глазами, пока я бездумно конспектирую лекцию по истории психологии в монотонном исполнении Лидии Петровны. Суровая преподавательница в неизменно зеленом костюме сегодня и сама витает где-то в облаках, то и дело мечтательно поглядывая на осенний пейзаж за окном.

 За партой передо мной шушукаются наши новенькие Даша и Маша, хорошенькие близняшки с антенками-локаторами приглушенного фиолетового оттенка под цвет их глаз. Но я уже не обращаю на это никакого внимания. У вполне обычных с виду землян есть и гораздо более пугающие странности. Невольно вспоминается старая истина, которую любит повторять бабушка Аврора: «Главное, чтоб человек был хороший, а с какой внешностью родиться, никто не выбирает».

Лидия Петровна как обычно не успевает завершить свое глубокомысленное повествование и, даже когда раздается звонок, задерживает недовольно вздыхающих студентов на несколько минут. В итоге, выходя из аудитории и проталкиваясь сквозь толпу девчонок, которые отчего-то не спешат расходиться, замечаю, что меня ждет не один Хант, а вся команда пловцов.

Вот так сюрприз! Стоят шестнадцать подтянутых красавцев, улыбаются. Не хватает только Бори для полного счастья, который лежит в больнице на обследовании, и самого батьки Черномора, то есть Кисы.

– Привет, Надя! – слаженно произносят хором, словно всю пару репетировали, пока Хант берет меня за руку и притягивает к себе.

Алекс, расположившийся справа от него, сегодня тоже встречает меня с улыбкой. Немного грустной, но нужно отдать должное его выдержке, парень уже не испепеляет взглядом наши сцепленные с Хантом ладони и не мечет молнии в спину моему эрабианцу, а это существенный прогресс.

– Привет, – застенчиво отзываюсь я, ощущая кожей чужие завистливые взгляды и доносящиеся упреки, вроде: «И что они в ней только нашли? А не многовато то ли парней для одной простушки?».

Когда дружной и шумной компанией мы выходим из корпуса, направляясь в сторону кафе, Хант, я и Шторм намеренно отстаем от остальных.

– Ну что, как успехи? Удалось поговорить с отцом? – успеваю задать Алексу главный вопрос, но наше отсутствие не долго остается незамеченным, и ребята впереди дружно останавливаются и машут руками, вероятно думая, что мы их потеряли из виду.

– Догоняйте! – кричит Данила Хамко и мы, переглянувшись, прибавляем шаг. – Надеюсь, вы не забыли, что завтра у меня днюха? Мы как раз хотели обсудить предстоящую вечеринку.

– Забудешь тут, когда ты все уши прожужжал, – ухмыляется Алекс, подойдя к парню поближе и игриво толкнув его плечом. – Помним мы про твою пати и даже готовим сюрприз.

Шторм поворачивается в мою сторону и заговорщически подмигивает, давая понять, что к нашему разговору мы обязательно вернемся, но в более подходящее время. И я улыбаюсь в ответ, понимая его без слов.

Как же это приятно, знать, что несмотря на все разногласия, мы на одной стороне. Если он действительно смог переступить через свою гордость и принять мой выбор, Алекс только вырос в моих глазах. Надеюсь, и про сюрприз он не соврал, не хотелось бы завтра расстроить Данилу неоправданными ожиданиями.

Обед проходит как никогда шумно и весело. Никто не говорит, но все понимают, что причиной тому спавшее напряжение между Хантом и Штормом, так и витавшее до этого где-то в воздухе над огромным столом. Сейчас же, когда два лидера научились мирно сосуществовать на одной территории и спокойно сидеть по обе стороны от меня, остальным и дышать стало легче.

Васечкин сегодня в ударе и отжигает так, что над его шутками от души заливается в приступе смеха каждый присутствующий за столом. Неосознанно и я впервые за день забыла о своих тревогах, позволив себе немного расслабиться и почувствовать себя живой. Но еще больше меня радует искренний смех Ханта и то, что эти обычные парни, ничего не подозревающие о его иноземном происхождении и истинных причинах появления в команде, стали ему настоящими друзьями, приняв в свою спортивную семью.

Трудно не заметить с каким уважением они смотрят на моего эрабианца, особенно после исцеления Кириллова.

– А давайте, позвоним Боряну? – тут же предлагает Хамко, перед тем, как согласовать с ребятами список гостей и особенно приглашенных девчонок. – В больничку такой толпой нас к нему вряд ли пропустят, а видеоконференцию по столь важному вопросу мы вполне можем организовать.

Парни дружно сдвигаются на другой край стола. Кириллов с растрепанной прической выходит на связь и машет с экрана рукой. Выглядит он на порядок лучше прежнего. Боря улыбается и убедительно просит никому больше к нему не приезжать особенно с апельсинами, потому что их у него набрался уже целый ящик. И что анализы в норме, а завтра после обеда его обещают выписать, чтоб не задерживать на выходные ради курса витаминов.

Ребята снова шумят и кричат от радости, больше всех Данила.

– Поправляйся, брателло! Будут тебе завтра витаминные коктейли на клюкве, и баня с веником, и шашлычок, и девочки.

На «девочках» с лица Кириллова сползает улыбка и друзья переключаются на спортивные темы, пытаясь отвлечь а, главное, развлечь заскучавшего в больничной палате друга.

Мы с Хантом и Алексом снова переглядываемся, прекрасно понимая, что эта гадюка Ева с красивым личиком, едва не погубившая парня, свое еще получит.

– Отец установил в ее смартфон жучок, – пользуясь моментом, пока все пялятся на экран с Боряном, тихонько шепчет Шторм. – Он и сам ее подозревал, а после нашего разговора для него все прояснилось.



Анастасия Ригерман

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться