Подари мне крылья

Глава 40 О лунном свете и глупых человечках

Как наивно было с моей стороны полагать, что, впервые обернувшись, я смогу преодолеть подобное расстояние в такой короткий срок. Выдохлась уже у реки, едва долетев до границ нашего королевства. Приземлилась на берегу и, задыхаясь, повалилась в высокую траву, распластав зудящие крылья. А потом лежала и жалела себя, бедную несчастную драконицу, которой некому помочь, пока не пришел он — Голод. Никогда не замечала, что драконы могут столько есть! И хорошо, что в реке было полно рыбы, с другой добычей я бы просто не справилась, хотя бы потому, что не знаю, как ее выследить, да и освежевать тоже не смогла бы. Рыбку я уже ловила, а проблем с готовкой не возникло — стоило опознать в улове еду, как ее тут же не стало. Проглотила и не заметила! Лишь потом опомнилась, что даже не почистила, не говоря о готовке. Признаюсь, поначалу поплохело. Но ведь Грош жевал сырое, почему мне нельзя?
Вот так нехитро подкрепившись, нашла в себе силы продолжить полет. И до самой ночи и мысли не допускала, чтобы приблизиться к земле.
Вперед, как можно скорее! Но силы таяли, дыхание с хрипом вырывалось из груди, в глазах темнело, и с каждой минутой я летела все ниже и ниже к земле. На ночлег устроилась на какой-то опушке. Точнее, где приземлилась, там и упала в изнеможении, растянувшись на холодной земле, положила голову на лапы и вздохнула. Йен, милый, потерпи. Я все же долечу. Чуть-чуть только отдохну...
Но подскочила уже через пару часов, беспокойно озираясь по сторонам и пытаясь понять, где я, и важнее, кто я. 
Фух... Все еще дракон и все еще в лесу. А снилось, что папенька меня поймал и запер в комнате.
Над головой висела полная луна, а ее мягкое сияние ласкало чешую. 
Я плюхнулась на лапы, позабыв про сон и отдых, и уставилась на загадочный диск, по легенде бывший душой первой серебристой драконицы.
Жаль, не сохранилось имени девушки. А, может, ее и звали Луной?
Она взирала на меня своим грустным ликом, и спокойствие теплым клубком оплетало сердце. Огонек размеренно тек по венам, лунные лучи будто проникали в тело, даря силу и легкость. И казалось, ничто уже не страшно. Усталость, голод, ломота в мышцах — все стало каким-то незначительным, второстепенным. Лишь одно имело смысл — лететь, лететь вперед, в Эрштан, добраться до моего дракона и быть с ним рядом. Все остальное не важно. 
И я встала на лапы, все еще пребывая в странном полузабытьи, поблагодарила свою покровительницу за столь ценный подарок, сорвалась с места и полетела прочь. Теперь не суетилась. Крылья размеренно вспарывали воздух, дыхание больше не сбивалось, и я точно знала, что смогу преодолеть весь путь, не приземляясь и не тратя время на еду и сон. Богиня благословила, дала сил, а значит, я справлюсь...

***
Возвращения в родные края он ждал и страшился одновременно. Сколько лет не был дома? Пятнадцать? И ни весточки... Может, отец с матерью и вовсе забыли о нем? 
В первые годы после изгнания дракон надеялся, что когда-нибудь сможет вернуться. Потом был договор, и он оказался связан по лапам, не имея возможности даже улететь дальше окрестных деревень от Драконьего Замка в Диком Лесу и своей непоседливой подопечной. Впрочем, даже полет на несколько дней стал возможен далеко не сразу. Но Йен ни о чем не жалел. То, что поначалу казалось неприятным бременем, обернулось счастливыми годами рядом с маленькой принцессой. И когда только вырасти успела? 
Страшился еще и потому, что совершенно не знал, как встретят дядя и брат. На их чувства Йену было глубоко наплевать: его уважение оба утратили еще тогда. Беспокоило то, как Повелитель себя поведет. Ведь он ясно дал понять, что не жаждет возвращения Йена, более того, если племянник посмеет ступить на земли Эрштана, ему не жить. Да, именно так дядя намеревался избавить своего сына и семью от позора. 
О похождениях брата ходили слухи, но подтверждения им не было. Юный дракон слыл крайне любвеобильным, падким на красивые личики, но никто не знал истинных пристрастий принца. Йену, к сожалению, довелось наблюдать, но как телохранитель и будущий Советник, он был обязан молчать. А вот девчонка, которую принц притащил с собой из человеческого города, этого делать не собиралась. 
Йен хорошо помнил тот день, когда они с Хенсером летали в Линий — портовый город на окраине Эрштана. 
Полвека назад драконы решили наладить контакты с близлежащими человеческими королевствами. Выбор пал на небольшое и небогатое Анилийское княжество. Что заинтересовало Гранара Та-Арша в этих землях, тогда знал лишь он сам, но по распоряжению повелителя дипломатическая миссия отправилась на поклон к людям. Позже Йен выяснил, что дело оказалось в особом способе обработки одного металла. Сам по себе он вреда не несет, а в Анилии из него смогли сотворить то, что убивает драконов. Но об этом знают только особо доверенные лица.
Не удивительно, что причина в сближении должна была быть веской. Где это видано, чтобы драконы первыми пошли на мир? Да за всю историю Эрштана, за долгие тысячелетия существования драконьих земель такого не бывало. Князь Анилии оценил этот жест и с радостью кинулся налаживать торговлю. Еще бы! Золотом и драгоценными камнями его земли похвастать не могли. Так в Эрштане появился человеческий город, порт, в который доставляли продукты из Анилии, что нельзя было вырастить в драконьих землях, а расплачивались за них золотом и металлами, добываемыми в горах. 
Люди за столько лет обросли семьями, городок разросся почти до размеров столицы, но брезгливое отношение драконов к людям никуда не делось. Попытка создать человеческое поселение недалеко от столицы успехом не увенчалась. Даже посольство Анилии постоянно пребывало в Линие, лишь изредка наведываясь в Тар-Эрш. Впрочем, оно заседало там, где было нужней. Часто между драконами и людьми возникали споры, которые с большой вероятностью могли закончиться плачевно, для людей, разумеется. Ими посол и занимался, защищая своих земляков. Внезапно законы в защиту людей стали ужесточаться, жизнь человека приравнялась к жизни дракона, и любое поползновение в отношении жителей Линия каралось весьма сурово. 
И вот Хенс притащил за собой девчонку. Как обычно пообещал ей золотые горы, впрочем, обещание он исполнил, вот только не учел, что человечка польстится на весь Эрштан. Когда же Лиз Матт, дочь купца, поняла, что стать женой принца ей не светит, а сам он уже подыскивает новую игрушку, девушка начала закатывать истерики, бросалась обвинениями, угрозами... Подумать только, эта жалкая человечка вздумала угрожать. И кому? Дракону! 
Йен сам не понимал, почему Хенс терпел ее. Попытался образумить дурочку, но сам нарвался на недовольство принца, который не преминул напомнить, где его место. Больше телохранитель в их ссоры не влезал. Может, поэтому и не прислушивался, по какому поводу эти двое ругались в тот раз. Вмешался лишь когда девчонка кинулась на Его Высочество. Ударила взбешенного дракона! Если бы кто-то узнал, ее бы сгноили в тюрьме за оскорбление принца. Но брат сорвался. Он собирался ударить в ответ, но рука обратилась лапой... И Йен успел подхватить лишь оседающее тело девушки с разорванным горлом...
Вдруг откуда-то появились придворные. Все решилось само, стоило им увидеть телохранителя принца с кровью на руках. А Хенс лишь подтвердил их выводы. Брат предал, свалив вину на Йена. И доказать обратное было невозможно. Разве мог телохранитель обвинить принца в убийстве, не имея возможности подтвердить собственные слова?
Уже в тот момент его судьба решилась. Суд устроили люди, чтобы вынести наказание. Откуда-то нашлись и свидетели преступления. И здесь отец Йена, Советник Повелителя, сделал все возможное, чтобы сына не казнили. Придумал правдоподобную версию, по которой Йен исполнял свои прямые обязанности и, видя, что девушка бросилась на принца, попытался ее оттащить. А когда та вздумала сопротивляться, ударил. Отцу удалось убедить судей, что это был лишь несчастный случай, и отстоять жизнь сына. С каким же удовольствием Гранар выслал племянника из страны... Его последние слова оказались полной неожиданностью для Йена. Позже он долго размышлял, за что дядя его так невзлюбил, но не смог найти ответ. Возможно, отец знал, но поговорить после суда им так и не удалось. 
И вот теперь его насильно везли домой. Впрочем, не так уж и насильно. Рана, нанесенная Энесом этим злополучным кинжалом, еще беспокоила, иногда кровоточила, но не смогла бы остановить, реши Йен сбежать. Конечно, неприятно было столкнуться с тем, что повреждения не заживают мгновенно. Но люди как-то с этим живут. И из кандалов, не дающих обернуться, он мог бы выбраться. Если бы захотел. Но дракон не собирался оставлять незавершенные дела за спиной, когда появилась та, с кем он мог начать новую жизнь. И никто не сможет ему помешать, ни его собственное прошлое, ни дядя, ни ее отец, ни даже боги. Когда дракон встречает свою пару, свою самку, единственную верную спутницу жизни, мир вокруг меняется. Нет, не так. Цели и приоритеты дракона становятся другими. Это он слышал от старших, но в полной мере осознал лишь сейчас, ощутив на себе. Теперь Йен жил и дышал только для нее. Остальное не имело ни малейшего значения. 
Даже суд, который затеял этот олух. Что ни говори, а поединок был самым справедливым вариантом. Даже люди признавали исход битвы и решение богов. Они и привнесли изменения, чтобы уравнять шансы человека и дракона. Йен заранее знал, чем все закончится, но не мог не опасаться реакции Повелителя. Что будет делать Гранар, когда племянник окажется невиновен, и ответственность за убийство и клевету ляжет на плечи принца? 
Огорчало одно: возвращался дракон в родные края все тем же преступником, убийцей, изгнанным навсегда.
Но ничего, улетать отсюда он будет уже свободным. И дядя ему не помешает, что бы ни входило в его планы. 



Арина Зарянова

Отредактировано: 24.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться