Подари мне счастье, дракон!

Размер шрифта: - +

Глава 12

 Лем ушел, а я осталась с Бусей, которая вновь наделала лужу в комнате. Только на этот раз замок сам впитал все.

Воспитывать ее еще и воспитывать.

Что ж еще и после разговора с Лемом остался нехилый осадочек. Мое мнение не будет учитываться в разных вопросах. Не будет, так не будет. Получит то, что хочет и что ему вскоре надоест. Я надеюсь.

Белое так белое. Белый цвет тоже бывает разный.

Но как горели его глаза. Никогда подобного не видела.

Я коснулась стены, представляя себе рулон длинной ткани, который тут же упал мне под ноги. Белый как снег. Так, отлично.

 Только эта ткань плотная, на подкладку подойдет. Теперь нужно какую-то поверх. Желательно тонкую и паутинно-образную. Представила ее, только нежно розовой. Получилось, только на свету сильно розовым отсвечивает. Отложила рулон в шкаф, потом если что сделаю платье из нее.

Представила себе тонкую ткань с едва отливающим голубым цветом. Чтоб там голубой только на солнце и было видно. Как говорится, чтобы и Лему угодить, и самой остаться при своем мнении.

Получилось. На пол упала тонкая белая ткань на ощупь, как паутина. Буся тут же подошла ее обнюхала, но я отпихнула щенка.

- Буся, нельзя, - сказала ей.

Та повиляла хвостиком и ушла к кровати, где и развалилась на животе.

В дверь постучались. Загорелись четыре линии зеленым светом, когда я приложила ладонь рядом с ними. Дверь распахнулась.

Лем стоял на пороге с поводком в руках.

— Идем гулять? – он покрутил в руках кожаной штукой.

— Да, идем, — ответила я. – Буся, гулять.

Собака не отреагировала на меня, но завиляла хвостом на Лема.

— Надевай ты, — он протянул мне поводок. – И почаще разговаривай с ней. Говори ей ее имя постоянно, а то она ко мне привыкла так за день.

Я взяла поводок из его рук, ощутив теплое касание.

Я надела поводок с ошейником на Бусю.

— Буся, хорошая девочка,  — погладила ее по гладкой шерстке.

Лем вывел нас в небольшой садик позади замка. Здесь было так зелено и красиво – небольшие деревца, розы и еще какие-то нежно-оранжевые цветы.

— И не жалко? – спросила я.

— Что именно? – спросил Лем, посмотрев на меня.

— Ну, она может копать, бегать по цветам, — я глянула на красоту.

— Вот для этого ее и нужно тренировать. Повторяй постоянно ее имя, чтобы она привыкала к своему имени и твоему голосу. Меняй тембр, когда хочешь похвалить, или наказать ее.

Нотации зачитал как профессор в университете. Нудный и дотошный мужчина, который любит все контролировать.

— Буся, — позвала девочку, начавшую нюхать все подряд.

— Еще чаще, — сказал Лем.

— Слушай, если хочешь можешь сам, — насупилась я.

— Я с ней и так целый день Бусинка, Бусина, на меня уже люди косились, — тяжело вздохнул Лем.

Правда, как сказать пожаловался, его тон с серьезного ни разу не сменился.

Я себе так и представила: сидит суровый судья, решает людские проблемы и тут как заорет:

 «Бусинка!»

Я  хихикнула, поймав на себе заинтересованный взгляд Лема.

Может, он все-таки не такой уж и плохой? И не стоит себя вести, как последняя стерва.

В общем, в саду мы изрядно повеселились. Лем разрешил отпустить Бусю, которая побегала и порезвилась. Еще мы обсудили свадьбу. От меня зависело совсем немного – всего лишь сделать заказ на еду в городе и костюмы. Замок, хоть и мог это все устроить, но мужчина сказал, что лучше городское. А я что? Я с ним больше не спорю. До поры до времени.

Гостей Лем соберет сам.  В общем, я думала, что свадьба будет какая-то совсем сложная, но на мне еще остается разукрасить с замком зал для приема гостей. А вот это самое тяжелое. Хотя Лем сказал, чтоб я делала как хотела. Только попросил, чтобы оно все не так сильно отличалось от их мира.

На следующий день Лем уехал в город без меня, прихватив ткань. Цвет ему подошел. Хотя вечером он даже и не заметил голубоватый оттенок.

Уже вечером Лем обрадовал, что нас пригласили к самому королю на выходные. Даже интересно стало, что собой представляет прием.

Какие мы женщины порой противоречивые. То пусть не пристает вообще, а затем почему он вообще не пристает? Вот Лем сказал, что между нами будут только вторники, и походу слово-то свое он держит. Или, видимо, в этом мире не учат, что прежде, чем жениться надо человека получше узнать.

— Как мне себя вести на приеме? – спросила я.

Вовремя, потому что мы уже ехали в карете.

— Представь, что ты сирота, которой позволили побывать среди очень богатых людей.

— То есть можно бегать, есть с открытым ртом и рассказывать, как тяжело живется на улице? – я приподняла бровь.

— Есть будешь у меня на коленях, — ответил Лем. – Это часть традиций. Общаться можно только после меня. И вообще-то кто, кто, а вот сироты на подобных приемах ведут себя тише всех. Потому что прекрасно понимают, какая им выпала честь.

— Есть у тебя на коленях? – я скептически осмотрела свое красное платье – у него весьма пышная юбка, в которой сидеть даже на обычном стуле проблемно.

А Лем и вовсе в парадном черном камзоле с золотой медалью слева на груди.

— Да,  же не шутил про это с самого начала.

— Хорошо, но что мешает мне рассказать всем, что ты выкрал меня из другого мира? – спросила я.

— Мне даже будет интересно посмотреть на их лица, - усмехнулся Лем, но его золотисто-карие глаза вспыхнули опасным огоньком.

Значит, сказать-то я могу, но кто мне поверит. Еще скажут, что блаженная у главного судьи жена. И вообще, я не собиралась такое говорить никому. Тем более всего знают его, и никто меня. Откровенно говоря, никогда дела мелких сошек, сирот и обычных людей не волновали никого из высшего общества.



Полина Нема

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться