Подарок

Подарок

Людвиг качнул ногой. Ему было невыносимо скучно: целых двадцать минут он только и делал, что смотрел в магический шар, в котором отражалось миленькое личико Анны Хармс. Миленькое, по-другому и не скажешь. Светлые локоны завитками обрамляли лоб и виски, остальная часть волос была собрана в высокий хвост, пронзительные голубые глаза и легкий румянец на щеках. Девчонка пела. Людвиг откинулся на спинку кресла и рукой взъерошил темные волосы. В самом начале просмотра он отключил звук, и теперь не мог знать, что именно поет Анна, но был уверен — это очередная рождественская песня. Людвиг потер глаза и зевнул. Да, Рождество приближалось. Здесь, в Вильбурге, оно заявляло о своем скором прибытии искрящимися хлопьями, беспрерывно падающими с неба уже второй день, и рождественскими песнями, которые пели все, кому не лень.

Людвиг пристально посмотрел в шар. Сейчас Анна села за стол, и какая-то сухенькая старушка налила ей в глиняную кружку чая, а девочка улыбнулась в ответ. Людвиг выпрямил спину, затем меланхолично потянулся за штампом «Отклонить».

Этим он и занимался в преддверии Рождества. Весь праздник сводился к жалкой бюрократической процедуре одобрения или неодобрения заявок на подарки от Министра магии Вильбурга. Необходимо заметить, что на подарки могли претендовать лишь дети до семнадцати лет. Они просили разное: кукол, мягких мишек, санки, щенка, костюм пирата и многое другое. Сам Людвиг, попадая в категорию «до семнадцати», хотел гигантскую железную дорогу, что было записано в его прошении, которое представляло собой краткую анкету, с указанием имени, возраста, места проживания, а также желанного подарка. Прошение было одобрено им самим же еще неделю назад. В свои шестнадцать Людвиг уже значился помощником мага второй ступени. Для того, кто сразу после магической школы пристроился в министерство, пусть и по большому знакомству, хорошая карьера.

В дверь постучали. Это было полной неожиданностью. В преддверии Рождества все только и делали, что носились, как сумасшедшие, и если поначалу в дверь вежливо стучались, то теперь, за два дня до праздника, уже просто врывались, оглушая непременным криком: «Мы ничего не успеваем».

— Войдите, — удивленно сказал Людвиг.

На пороге появилась Анна Хармс. Та самая Анна из волшебного шара, все свои пятнадцать лет отроду проживающая в Замостном районе Вильбурга. В жизни её голубые глаза оказались еще ярче и пронзительнее.

— Добрый день, — для начала вежливо поздоровалась она. — Извините, я ищу помощника мага второй ступени Людвига Маера.

— Это я. Чем могу помочь? — Людвиг напустил на себя свой самый значительный вид.

— Могу я обратиться к вам с просьбой? Мне сказали, что вы можете помочь мне в моем деле.

Девочка храбрилась. Людвиг видел, что ей крайне неловко, но настроена она была решительно: не мямлила и не смотрела в пол.

— И что это за дело?

— Мой брат, Вилли. Ему всего семь…

Вилли Хармса Людвиг помнил. Мальчишка, который только и делал, что возился с игрушечными солдатиками, да бегал с такими же, как и он сам, сорванцами во дворе. Людвиг также помнил, что видел в магический шар, как Вилли Хармс кидался снежками в прохожих, а потом показывал им язык, когда те ругались на него.

— Ему всего семь, и он так ждет подарка от министра магии, а второй год подарок не приходит. Я боюсь, что и в этом году может получиться то же самое. Я хотела бы, если это возможно, попросить, – Анна замолчала, словно ожидая от Людвига разрешения, и он кивнул. — Полагаю, что в моей заявке указано, будто я хочу Большую Вильбургскую энциклопедию, но можно ли вписать вместо нее игрушечный паровозик из лавки господина Ганса?

— Нет, — без раздумий ответил Людвиг. — С прискорбием сообщаю, что ваша заявка, госпожа Хармс, отклонена, как и вашего брата. Счастливого Рождества.

Голубые глаза расширились от удивления. Людвиг испугался, что сейчас Анна начнет плакать, но этого не последовало.

Девушка только вздохнула:

— Вот как. Тогда извините за беспокойство.

— Ничего страшного. Всего хорошего.

Наутро следующего дня, когда до наступления Рождества оставалось всего ничего, и снег  наконец-то прекратил падать с неба, Людвиг спешил на работу. Он чувствовал себя по-настоящему взрослым, обремененным важными заботами, хотя это и не мешало ему думать о гигантской железной дороге, которая в скором времени будет принадлежать ему одному.  Пряча нос в теплый шарф и одновременно прикидывая, сколько времени уйдет на то, чтобы собрать гигантскую железную дорогу, Людвиг не замечал ничего вокруг за исключением сугробов. Он не заметил и того, как оказался  во вверенном ему Замостном районе. Тут сугробы ничем не отличались от предыдущих. А поскольку он замечал только их, то надвигающейся на него опасности вовремя не увидел, хотя и мог бы. Радостно визжащая кучка дошкольников, катала друг друга на санках…

Людвиг не понял, что произошло. Он просто шел, затем увидел свои ноги, и тут же оказался на снегу. Болью одновременно отозвались два места, собственно то, на которое он приземлился, и еще ушибленная нога, по которой ему и прилетело санками. Ребятишкам было смешно, а Людвигу нет. Он собирался начать ругаться, но тут ему протянули руку.

Он поднялся и собирался уже поблагодарить свою благодетельницу…

Анна удивленно «ойкнула».

— Господин помощник второй ступени?

— А, это вы Анна Хармс.

Казалось, неоткуда взявшаяся злость, поднялась со снега вместе с Людвигом. Он сурово посмотрел на девочку.

— Маркус, извинись перед господином помощником…

Мальчишка в большой шапке, сползающей на глаза, дотронулся варежкой до носа, громко шмыгнул и уже собирался попросить прощения, но Людвиг его остановил:



Катерина Небесная и Лилия Захарко

#42684 в Фэнтези

В тексте есть: рождество, сказка, доброта

Отредактировано: 07.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться