Подарок для императора

Подарок для императора

У судьбы свои пути, и как она их проложит, человеку неведомо. Судьба любит играть с человеком, 
и игры эти жестоки, а ставки – велики. Не меньше, чем жизнь, но и не меньше, чем душа. 
© Виталий Бодров "Кровь титанов"

Высокий представительный мужчина в серебристой мантии мага быстро шел по коридорам дворца вслед за гвардейцем в алой форме. Он почти тащил за руку мальчонку лет восьми, время от времени наклоняясь и что-то тихо ему выговаривая, отчего ребенок опускал голову ещё ниже, часто кивая.
- И запомни, твоего мнения просто не существует, Араэл. Ты будешь делать то, что скажу тебе я и клан. Клан посчитал, что ты будешь полезен сейчас, и ты должен в точности выполнять все, что я скажу. Тебе это ясно? - жесткие пальцы впились в худое плечо.
- Да отец. Я сделаю все, что вы прикажете, отец, - тихий, покорный тон.
Не видно, как упрямо блестят зеленые глаза, как он прикусывает губу, чтобы только промолчать. Он уже давно научился знать свое место. Магов учат беспрекословному повиновению старшим с детских лет. А он, бастард, из милости принятый в клан, должен быть счастлив, что ему нашлось поручение. Только сердце тревожно сжималось. Что они делают в императорском дворце? Зачем отец привел его сюда? 
Широкие резные двери распахиваются, и они входят в неожиданно небольшой зал. За столом сидит мужчина лет тридцати на вид, одетый в строгий темно-синий камзол. Глава одного из сильнейших магических кланов империи низко кланяется, и мальчик поспешно повторяет поклон за отцом, только теперь сообразив, что перед ними сам император.
- Ваше Величество.
- Заэл ди Таэн ро Нарх, я рад вас видеть, хотя ваш визит несколько неожидан. 
- Ваше Величество… я могу поговорить с вами наедине? 
Мгновение мужчины смотрят друг другу в глаза, и император медленно кивает, делая какой-то жест рукой. Шестеро людей, появившиеся будто из ниоткуда, молча покидают залу через небольшую дверь на другом конце, а гвардеец затворяет двери с другой стороны. 
- Так о чем вы хотели со мной поговорить? – острый взгляд внимательно скользит по замершему ребенку и переходит на его отца. – Это ваш юный младший сын, я полагаю? Зачем надо было делать из подобного визита тайну? - император неуловимо поморщился, явно недовольный происходящим. 
- Ваше Величество, я бы хотел сделать вам особый подарок по случаю вашего юбилея. День Коронации завтра,  но от имени моего клана я бы хотел преподнести вам в подарок… моего сына. Араэл, - резкий окрик, - подойди к Его Величеству.
Мальчик идет медленно, будто не веря, смотря вперед широко раскрытыми глазами. Он кажется деревянной куклой. Бездушной марионеткой, чей кукловод потянул за ниточки. Он ожидал чего угодно, но не этого…

Это было какое-то безумие. Растиль предполагал всё, что угодно, от новых требований Совета Магов, до личной просьбы от Заэла ди Таэна. Но это… маги что, совсем с ума посходили? Впервые мужчине хотелось выругаться. Или ударить. Но он лишь улыбнулся вежливой, заледеневшей улыбкой, положив ладонь на плечо подошедшего ребенка.
- Я правильно понимаю, айше, вы отдаете мне полные права на своего сына? Он моя собственность и я могу делать с ним все, что угодно? – холодно поинтересовался он, глядя на невозмутимого мага. 
Странные подданные, сумасшедший мир… 
- Да, Ваше Величество, все, что Вам угодно. Отныне Араэл ди Таэн ро Нарх полностью в вашем распоряжении. – легкий полупоклон.
Он ничего не понимает. М-маг… Растиль прикрыл глаза, понимая, что сейчас себя выдаст. Дети – боль и главное сокровище. Дети. Как можно так поступать так с собственным ребенком? 
- Сколько ему лет?
- Восемь, - слегка недоуменный взгляд.
- Что ж, айше Заэл, я благодарю вас за такой поистине неоценимый подарок. Можете идти, - повелительно бросил.
Да, удалить сейчас одного из сильнейших магов вот так, почти силком,  некрасиво, но говорить с ним здесь и сейчас больше не о чем, а вот другие дела стали сейчас куда более срочными. Он никогда не думал, что такое случится, даже помыслить не мог. Ребенка необходимо было срочно обезопасить. 
Тот так и стоял, замерев и глядя в одну точку. Мужчина слегка тряхнул его за плечо, привлекая внимание. Юный маг замер и резко развернулся к нему. Да, он хорошо скрывал свои чувства, но Растиль знал, просто знал, что ему больно и он в отчаянье. Плохо, но нет времени, совсем нет. 
- Ты станешь моим райхэ, Араэл, - сказал, и тихо выругался в ответ на недоуменный взгляд.
Как описать ему то, что вмещает в себя это слово? Во-первых, он ещё ребенок, а, во-вторых, кто знает, доживет ли он до того момента, когда все это станет по-настоящему важным. – Считай, что будешь моим кровным вассалом. Отныне ты никому и никогда не будешь рассказывать ничего из того, о чем мы говорим, Араэл. 


Пальцы мальчонки дрогнули, и он крепко сжал их в кулачки, пряча за спиной. Серьезный, слишком умный взгляд для восьмилетнего человеческого ребенка. Возможно, все получится. 
- На колени, - холодно скомандовал, и удивился тому, как быстро был выполнен приказ. – А теперь произноси слова за мной.
– Раэ эстэ тер, ней иннэ Араэл , даэ улл ар шенне, дэа сарн тар, ар Ристилшиен дарран каэ Артар. Веррат а наран!
- Кровью клянусь, я Араэл, отдаю жизнь свою и всего себя Ристилшиену дарран каэ Артару. Отныне и навеки!
Резко резануть кинжалом запястье и протянуть его замершему мальчишке. Он чувствует – вон как побледнел, как потоки магии и силы мира пришли в мгновение в движение. К счастью, понять многое он в силу возраста не способен. Струсит? Нет, взял и надрезал себе запястье. Растиль сплел их пальцы, давая крови смешаться; тихое, рваное дыхание Араэла выдавало его, хотя внешне маг оставался спокоен. Так же резко разорвать контакт. Легкое движение воздуха, и пальцы ухватывают ремешок. Хочется отбросить его, как змею, но у них обоих просто нет выхода. С легким щелчком кожаный ремешок с золотым медальоном посередине защелкивает на шее ребенка. Ему уже больно. Кусает губы, держась, но стон все-таки вырывается, выдавая. 
- Не бойся, малыш, знаю, что больно, так надо… - шепчет мужчина, подхватываю полубессознательное тело на руки.
Движение воздуха – и он шагает в портал, выходя уже в своих личных покоях и опуская драгоценную ношу на кровать. И нельзя обезболить. Пока нельзя ничего сделать, нужно быстрее закончить. Магия фиксирует тело, он уже должен был потерять сознание. Палочка с серебристой кисточкой на конце. Жест, несколько слов – и одежда с Араэла исчезает. Уже обернувшись, он слышит тихий стон и наталкивает на мутный взгляд глаз, ставших от боли болотного цвета. Он… он ещё все осознает. Растиль быстро подошел к кровати, провел пальцами по щеке, зарылся в короткие каштановые волосы.
- Я надеюсь, ты сможешь простить меня, малыш. У меня просто нет выхода. Ты забудешь этот вечер, ты будешь помнить только то, что принес мне клятву. Но я не пытаюсь тебя унизить или причинить умышленно боль – только защитить. Все зависит от того, каким ты станешь. И моя надежда зависит от тебя…
Прохладная ладонь ложится на разгоряченный лоб, но прежде, чем он успевает усыпить, слышит тихое:
- Я вспомню. Я поверю вам. Пока поверю, мой император.
Глаза медленно закрываются, и худое нескладное тело обмякает на кровати. Что ж, заодно и дефекты выправятся…
Он справился за два часа, устав, как собака и приказав сообщить, что до завтра его нет, и он никого не принимает. Зато теперь левую сторону лица Араэла, плечи и руки до запястья, спину и грудь покрывал извилистый странный узор, в котором внешне не прослеживалось ни малейшей логики. Высшее заклятие его расы. Удостоверение личности в некотором роде… Капля крови и магии, слова древнего заклятия. Хорошо, что его комната экранирована от внешнего мира. Узор налился прозрачно-голубым светом, вспыхнул и… исчез. Чтобы появится только тогда, когда он станет нужен. Впрочем, не исчез, а стал невидим для человеческого взгляда. Амулет на шее вспыхнул золотом, и на нем проявилась арта – поджарая, хищная, покрытая чешуей тварь, похожая на пса с перепончатыми крыльями на фоне двух восходящих лун. Знак его рода. Его тоже не увидеть так просто – все остальные увидят только ошейник Принадлежности – мерзкий артефакт, который гарантировал преданность и лояльность своему господину. На самом деле это был не он, но никому, включая Араэла, знать об этом не следовало. 
Растиль вздрогнул, почувствовав, что маленькая ладонь нагрелась. Путы магии спали, и ребенок заметался в бреду на постели. Холодный компресс на голову, немного воды или теплого молока. И так всю ночь – магию применять было нельзя. В какой-то момент Растиль уже серьезно забеспокоился за жизнь своего подопечного – он мог не выдержать… Пальцы со свистом распороли воздух, вонзившись в запястье. Несколько капель крови, поспешно поднесенных к пересохшим губам. Он не должен был этого делать, но… Мы в ответе за тех, кого приручаем. Он устал и вымотался – и морально, и физически, но только к рассвету забылся спокойным сном, бережно прижимая к себе свой нежданный подарок. 



Мария Вельская

Отредактировано: 19.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться