Подарок Морены - двойной поворот судьбы

Глава 8

Я, конечно, знала, что Гарсон фанатик своего дела, камни для него как дети, он с ними разговаривает как с живыми и они его охотно слушаются, но не до такой же степени!

За несколько мгновений, которых Гарсону хватило, чтобы оценить осколок, он превратился в пугающего «маньяка», готового с руками вырвать завороживший его кусок кристалла.

– Мираш! – воскликнул маг и потянулся к осколку, подобно зомби, не замечая ничего вокруг.

– Эм, – инстинктивно попятилась, жалея, что рядом нет моего тана. С ним я вообще ничего не боялась. – Гарсон, может, вначале скажете, что за «чудо» мы с Девлахом случайно обнаружили?

Да-да, совершенно случайно. Выходку Присциллы особо не афишировали – ни к чему. Её судьба ещё до конца не решена, хотя Наргал сдержал слово и поговорил с бывшей любовницей. Судя по тому, как он скривился, говоря об этом, разговор получился очень неприятным для обоих.

– Это мираш, очень редкий минерал, с особыми магическими свойствами.

Вместо Гарсона ответил Тарлах. Он хоть и не меньше своего напарника заинтересовался осколком, но сдерживал эмоции. Только в глазах плескалось исследовательское нетерпение и жажда действия.

– Уникальными свойствами, друг мой, уникальными! – отмер Гарсон и наконец-то перестал напоминать Голума, увидевшего «свою прелесть» в чужих руках.

– И в чём же его уникальность?

– Позволите? – едва сдерживая нетерпение, Гарсон посмотрел на убранную за спину руку с зажатым в ней осколком. – Мне нужна пара минут, чтобы поговорить с ним, и я вам всё расскажу.

Больше не опасаясь остаться без рук, протянула осколок магу. Тот с осторожностью принял переливающийся на солнце кусочек и замер, прикрыв глаза, к чему-то прислушиваясь.

Долго испытывать моё терпение Гарсон не стал. По ощущениям, его особая медитация длилась чуть больше минуты.

Пока Гарсон «разговаривал» с осколком, нам с Тарлахом оставалось только переглядываться в ожидании окончательного вердикта.

– Да, это мираш, – выдохнул Гарсон, приоткрывая глаза, светящиеся каким-то детским восторгом. – Чистейший экземпляр… был. Дари Самийя, я хочу знать в мельчайших подробностях, где вы нашли это чудо, сколько там было кристаллов, какого цвета и размера…

– Подождите, – перебила я разошедшегося мага. – Вначале расскажите о мираше, в чём его ценность и не опасен ли он.

– Опасен?!

Двойной возглас прозвучал на удивление слаженно. Спелись, однозначно, и это хорошо.

Далее меня с энтузиазмом начали просвещать, какая ценность таким неожиданным образом попала мне в руки. Впору было сказать Присцилле спасибо и вместо наказания выписать приличную премию.

Если не вдаваться в многочисленные тонкости и особую терминологию, которой меня просто засыпали, получалось, что мираш – это не что иное, как накопитель. Но… с необычными свойствами, и оттого очень ценными.

Если обычно артефакт-накопитель после использования просто разрушался, то мираш был многоразовым. К тому же он мог подзаряжаться самостоятельно, используя разные источники магии. В том числе брать магическую энергию, щедро разлитую в окружающем пространстве. В том числе, и это одно из самых главных свойств, поглощать смертоносные заклинания без вреда для своего носителя. Более мощную защиту для тех, кто не обладает магическим даром, придумать невозможно.

Конечно, диапазон способностей мираша зависел от самого камня, от чистоты породы и прочих данных.

– То есть вы считаете его свойство поглощать магию самостоятельно из разных источников, в том числе и из других магов, не опасным?

Этот момент меня волновал больше всего, так как я на себе испытала, на что мираш способен.

– Я даю слово, если подобрать правильную оправу и огранку, то артефакт будет абсолютно безопасен в этом плане! – распинался Гарсон, а Тарлах его поддерживал с небывалым энтузиазмом.

– Дари Самийя, поймите, уникальность мираша не только в том, что он может скапливать энергию окружающего мира, практически становясь  нескончаемым источником энергии для своего носителя. Дело в том, что после особой активации, в процессе соприкосновения и длительного воздействия со своим носителем, такой артефакт приобретает некое подобие разумности. Если хозяин, маг или нет, был смертельно ранен и потерял сознание, то артефакт включит свои резервы и самостоятельно будет производить лечение. Вы же понимаете, что в случае, когда мы не в состоянии сами себе помочь и рядом нет кого-то другого, это единственный шанс, чтобы выжить?

Слова Тарлаха звучали очень убедительно. Спорить и убеждать в обратном было бесполезно, да и не имело смысла. Всё-таки оба мужчины были настоящими мастерами в своём деле. Вот только вопрос: как достать те кристаллы, которые мы нашли? Ведь если использовать магию, то они её просто поглотят. Или нет?

– Я сумею договориться, пусть вас это не волнует, – чуть ли не подпрыгивая от радости, гордо заявил Гарсон.

Энтузиазм Гарсона оказался заразительным. А что, ведь если действительно всё получится, то такие уникальные артефакты могут стать визитной карточкой Лусфорда. Слухи распространятся по всей драконьей империи и не только. То, что нужно для дальнейшего процветания Лусфорда.

Вот только была и обратная сторона такой удачи. Поток любителей лёгкой наживы. Я вообще вначале подумала, что залежи мираша вполне могли бы стать главной причиной прошлой войны между лешаками и пустынными демонами.

Гарсон тут же опроверг моё предположение. Он с уверенностью утверждал, что обнаружить залежи мираша очень непросто, почти невозможно – ни магией, ни расчётами. Обычно это происходило случайно. Потому что было невозможно угадать, в какой именно местности может появиться месторождение редкого кристалла.

Они могли появиться в любом месте: на дне водоема, в лесу, в корнях различных деревьев, в поле, в горах и даже в пустыне. Что только добавляло ценности камню. Но стать причиной войны – нет, слишком малы такие месторождения. Обнаруженная нами пещера, пожалуй, максимальная из возможных размеров.



Санса Чароит

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться